Сергей Аушев: «При ремонте дорог стараемся прислушиваться к томичам»

Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Ремонтная кампания на дорогах Томска стартовала не так давно, а соцсети уже переполнены негативными комментариями пользователей на дорожников и чиновников, которые за эти работы отвечают. Неудивительно, что Владимир Хан покинул кресло «главного по дорогам» спустя три года, пребывая в обиде как на жителей, так и на журналистов. О том, каково быть самым критикуемым чиновником города и какие новшества появились в ремонте дорог Томска нынче, мы поговорили с и.о. заммэра, начальника городского управления дорожной деятельности, благоустройства и транспорта Сергеем Аушевым.

***

— Сергей Викторович, а вы не боялись идти на должность, которая притягивает к себе столько негатива со стороны населения? Говорят, даже Владимир Хан покинул это кресло, устав от постоянной критики от горожан.

— Ну вы знаете, что от некоторых предложений отказаться просто невозможно. Если руководство предлагает тебе рост, а ты говоришь «нет», оно ставит на тебе крестик. Так в любой организации. Конечно, я знал, что это сложная работа. Надеюсь, пока справляюсь.

— А как вам самому кажется, справляетесь?

— Как говорится, цыплят по осени считают. Наверное, пока рано делать выводы, я еще даже первую ремонтную кампанию в качестве руководителя не прошел. Хотя признаюсь, сложные времена уже были — в ноябре, на второй день после моего вступления в должность, начались аномальные снегопады, с небольшими перерывами в течение зимы. Поэтому работы, конечно, хватало, как и негатива со стороны жителей. Тем не менее, думаю, мы справились, поскольку смогли не допустить транспортного коллапса— у нас город, как Барнаул и Новосибирск, не встал. Зауженность проезжей части была, но коллапса не случилось.

Не случилось впервые за несколько лет и весенней акции «Какой мэр, такие и дороги». Думаю, потому, что в период межсезонья мы максимально рано начали применять в большом количестве холодные литые асфальтобетонные смеси и заделали максимальное количество ям. Нынче мы активно сотрудничали с Общероссийским народным фронтом, который составлял карту «убитых» дорог. Также я сказал своим ребятам активно читать «Регион70» (группа во «ВКонтакте» — прим. ред.), где люди часто оставляют сообщения о дефектах на дорогах. Кроме того, знакомые часто присылают мне фото оттуда.

— То есть в 2017 году власти Томска наконец решили учитывать и мнение интернет-пользователей при ремонте дорог? Хотя тот же «Регион70» существует уже несколько лет.

— Думаю, прежнее руководство было к этому менее привычно. Ведь соцсети — это не только конструктив, но и масса негатива, который не каждый человек выдержит. Насколько мне известно, Владимир Петрович (Хан, экс-начальник управления дорожной деятельности, благоустройства и транспорта — прим. ред.) недолюбливал Интернет за большое количество грязи. И я могу его понять — тяжело через себя все эти оскорбления прогонять, особенно если ты серьезно относишься к своему делу. Тут надо определенную психологическую подготовку иметь. Я стараюсь фильтровать написанное в Сети, в том числе у вас на портале, искать полезные комментарии с дельными замечаниями. Жаль, таких мало. Но, безусловно, свою работу сейчас мы выстраиваем, ориентируясь на Интернет.

Вообще, в мэрии уже много лет ведется мониторинг СМИ, в том числе электронных, и его результаты рассылаются в органы власти и лично мэру. И он после ознакомления с результатами анализа СМИ и комментариев ставит подчиненным соответствующие задачи.

— В этом году Томск затратит рекордную за последние годы сумму средств на ремонт дорог. Но это означает, что и объектов стало больше. Успеваете их проверять?

— В этом году ремонт дорог в заявленных объемах, по сути, является сверхзадачей. И дело не только в увеличении средств. Ведь схема «распределил деньги — и все» тут не работает. Нет, каждый объект нужно сопровождать до конца ремонта.

Например, несколько дней назад мы всю улицу Карташова прошли пешком, посмотрели каждый дефект, каждую ямку, каждый проваленный бордюр, каждую некачественно восстановленную раскопку, потому что по всем нужно принимать решение. А каждое решение влечет либо уменьшение, либо увеличение финансирования этого объекта. Иначе никак. Подрядчик может нам выдать смету, исходя из своих расчетов. Но мы же не должны этому верить — нужно все проверять. Так что работа ведется в ручном режиме. Выходных у нас нет — ни у меня, ни у специалистов, которые занимаются дорогами. Суббота и воскресенье — это обязательный объезд. Заодно проверяем, все ли подрядчики вышли на объекты.

— А кто-то отказывался выходить?

— Да, такой случай уже был. В Троицу рабочие одного из подрядчиков (не хочу его называть) отказались появиться на объекте, мол, у них праздник. Пришлось разбираться.

— Не так давно Счетная палата озвучила итоги прошлогодней ремонтной кампании в Томске. Претензий стало поменьше, но неизменным остался характер нарушений, которые СП списывает на недостаток контроля на всех уровнях. Из-за этого, по словам главы надзорного ведомства, из бюджета было выплачено 47 миллионов за работы, которые технадзор не принял. Вам есть что ответить?

— Знаете, у каждого ведомства своя задача. У нас — дороги ремонтировать, у Счетной палаты — искать нарушения, чтобы потом отчитаться о работе. Если посмотреть на ситуацию из года в год, то к счастью или к сожалению Счетной палаты, в Томске практически нет уголовных дел, связанных с ремонтом дорог, а уж тем более нет посадок. Я думаю, это своего рода показатель.

Что касается 47 миллионов, то это право заказчика — принимать выполненные работы. Не везде можно выполнить требования стандартов — мы же делаем текущий ремонт, а не капитальный. Где возможно, стараемся исправить ситуацию и приблизиться к существующим нормативам, но не всегда получается. В случае формального несоответствия стандартам технадзор отказывается принимать объект. Здесь нужно подчеркнуть, что речь идет только о качественных составляющих, например, поперечных уклонах, а не об объемах выполненных работ.

Мы по прошлому году много работ не приняли — где-то на 20 миллионов рублей именно потому, что технадзор не стал этого делать. Это именно там, где не были выполнены объемы работ. Вырубки показали ненадлежащую толщину асфальтового покрытия. Знаю, что раньше мэрия могла пойти на приемку работ, невзирая на отказ центра технадзора: работы выполнены, судья все равно выставит городу счет после обращения подрядчика, и средства будут сниматься уже с ремонтной кампании следующего года. Наверное, это были какие-то управленческие решения. Но я лично считаю, что нужно работать в правовом поле. И идти на какие-то риски у меня цели нет.

— Значит ли это, что в следующим году можно ожидать меньше претензий со стороны Счетной палаты по поводу ремонта дорог?

— Я не думаю, что их будет меньше. Вот смотрите, претензия по зарплате в «Спецавтохозяйстве». Согласно Трудовому кодексу директор предприятия имеет право самостоятельно назначать премии, поощряя людей. Выяснилось, что при Борисе Сухушине (экс-глава «САХ» — прим. ред.) был разработан порядок премирования сотрудников предприятия со сложной системой расчета процентов. Новый директор Евгений Якуба не был уведомлен об этой системе при вступлении в должность, и действовал согласно ТК, самостоятельно назначая премии особо отличившимся. А Счетная палата посмотрела и сказала: у вас уже есть порядок расчетов премий, а вы не по нему действуете. В итоге весь объем начисленных премий всем сотрудникам был признан неэффективным расходованием бюджетных средств и также вошел в отчет Счетной палаты. Для исправления ситуации пришлось порядок поменять — его сделали общим, как на большинстве предприятий, значительно упростив. Было ли это действительно серьезным нарушением? Вопрос спорный.

Или взять другую претензию СП — что «САХ» получил 21 миллион рублей, выполняя услуги подрядного оператора. По 44-му ФЗ суммой контракта, определенной на аукционе, генподрядчик распоряжается в полном объеме. И на его усмотрение она может быть распределена между субподрядчиками либо освоена самостоятельно. Главное — чтобы были выполнены все виды и объемы работ, установленных в контракте. И естественно, это право держателя контракта определять генподрядный сбор субподрядчикам за участие в работе по контракту. Это его гражданско-правовые отношения с субподрядными организациями, это обычная схема в предпринимательской среде. Правовых оснований называть эту сумму неосновательным обогащением, на наш взгляд, неправомерно.

— Как говорит президент Путин, если не согласны, идите в суд...

— Конечно, мы сразу идем в суд по претензиям, которые считаем необоснованными. И зачастую Счетная палата эти претензии с нас в итоге снимает. Помните, было три уголовных дела в отношении подрядчиков по ремонту дорог? Между тем эти фирмы в свою очередь обратились в суды в рамках гражданско-правовых отношений. Еще подождем, что там решится...

— То есть уголовные дела могут после этих решений «схлопнуться»?

— Возможно. Там дело вот в чем. Предприятия в рамках своего контроля делали вырубки на отремонтированных участках. И по ним получилась одна сумма. Потом зашли специалисты Счетной палаты и сделали вырубки в других местах. Нашли, что там толщина покрытия меньше нормативного.

СП уже второй год сотрудничает со специализированной организацией, владеющей прибором неразрушающего контроля, — он выявляет «слабые места» на участках дорог. Которые, безусловно, всегда бывают при ремонте, ведь идеальной равномерности трудно достичь. И на таких «слабых местах» делают вырубки. Но подрядчики несут ответственность по гарантийному ремонту и в местах, где вырубки показали ненадлежащее качество, устраняют замечания за свой счет.

Но вы же понимаете, что при фрезерование остаются неровности — где-то покрытие повыше, где-то пониже. Даже если торчит кусочек старого асфальта, в этом месте выравнивающий слой будет тоньше. Вопрос: как сопоставить вырубки предприятий, Счетной палаты и технадзора? Вот суд его и решал. В итоге сумма иска СП была снижена примерно на треть, но остальные две трети суд оставил. Сейчас это нами обжалуется. Хочу добавить, что с этого года применять приборы неразрушающего контроля будем и мы.

— И все же приведите примеры дорог, которые были приняты вашим управлением без согласия технадзора.

— Проспект Фрунзе. На момент ремонта он не соответствовал никаким стандартам по поперечным уклонам проезжей части. Чтобы более-менее привести его в нормативное состояние, чтобы вода начала уходить с дороги, пришлось на ходу принимать определенные технические решения, в том числе со специалистами ТГАСУ, которые решением техсовета закрепили. Работа была сделана серьезная, но все равно в норматив мы не вышли, и технадзор отказался принимать объект целиком. А если бы вышли в норматив, совсем бы закатали бордюры в асфальт. Или можно было поднять весь бордюрный камень и тротуары, а это уже реконструкция ценой под миллиард рублей. В бюджете таких денег нет. А что-то делать с дорогой надо было.

— Счетной палате ответили. А что ответите жителям, которые критикуют и дорожников, и мэрию?

— Отвечу, что критика должны быть конструктивной. Все конструктивные предложения и критику мы принимаем и отслеживаем. Просто есть много непонимания у населения в связи с отсутствием элементарной правовой грамотности. Что-то из того, о чем говорят люди, мы просто не вправе сделать.

Пример — улица Розы Люксембург, где мы решили отремонтировать дорогу и плитку на трамвайных путях. Было несколько новостей на эту тему, и вот читаю комментарии: дураки, почему бы в асфальт все там не закатать, почему бы не ликвидировать совмещение путей с дорогой и так далее. Все это хорошо и прекрасно, но как только мы изменим статус кво — поменяем плитку на асфальт или уберем ее вообще, это уже будет относиться к реконструкции. А для этого нужен полноценный проект, который стоит в разы дороже всего текущего ремонта данного объекта. Я даже так скажу: действующее законодательство делает практически невозможным проведение реконструкции в Томске, потому что нужно выносить все коммуникации из-под дороги. А в таких старинных городах это практически нереально.

— И все же, несмотря на жалобы дорожников на критику томичей, такой контроль им тоже не помешает. Да и власти начали организовывать горячие линии и обязали подрядчиков ставить аншлаги с номерами телефонов. Значит работает!

— А как иначе, если сегодня у почти у каждого жителя есть сотовый телефон и выход в Интернет. Поэтому контроль в отношении подрядчиков жесточайший. Да и сами люди стали очень активными. Что касается аншлагов с телефонами, то выставить их должны все подрядчики, но далеко не все хотят. На очередном штабе один из уважаемых дорожников заявил, что читал комментарии в Интернете, где его называли всякими страшными словами, и ставить ничего не хочет. Я говорю: ваша фамилия там будет стоять рядом с моей. Он — человек старой закалки, каждое критическое замечание воспринимает с болью. Я, как пользователь, уже привык и не реагирую так сильно. Подрядчики, кстати, понимают растущий контроль со стороны горожан и уже не хотят рисковать, укладывая асфальт в дождь. Случаи такие еще есть, но их стало меньше.

— Насколько я поняла из вашего доклада на гордуме, кампания только началась, а уже есть отставание от графика по некоторым объектам. Где так происходит и почему?

— Есть такие объекты, например, улица Карташова. Выяснились моменты, которые не были обнаружены при инструментальном обследовании дорог. В частности, нужно менять плиту перекрытия теплокамеры, которая оказалась пустотной. Тепловики будут менять ее на нормальную. Кроме того, здесь по плану был сделан ремонт теплосетей в трех местах, после которого мы должны были выйти на ремонт дороги, но при гидравлических испытаниях теплотрасса не выдержала еще в нескольких местах. Пришлось проводить дополнительные раскопки, это задержало ремонтные работы с нашей стороны.

На Учебной работы останавливались на пересечении с Вершинина, где «ТомскРТС» перекладывал трубы. Что касается участка Учебной от Красноармейской до Советской, там полностью верхний слой сделан. А дальше мы не можем выйти, потому что тепловики снова выйдут с большим ремонтом, перекопают тротуар и частично дорогу. Мы идем стык в стык с «ТомскРТС», но нужно торопиться. Мэр уже дал поручение, что разница между фрезерованием и укладкой должна быть не больше трех дней.

— Ранее мэр также заявил, что городу не хватает профессиональных подрядчиков, и посетовал на удорожание битума вдвое. Это серьезно сказалось на ремонтной кампании?

— Отчасти сказалось, конечно. Так, фирма «СМУ-7» ушла с ремонта дорог по муниципальному контракту в том числе поэтому. Не вышел нынче и «Дорремстрой». Битум в ценовой составляющей асфальта занимает 60 %, а по объему при ремонте — всего 5 %. Но часть подрядчиков готова работать и в таких условиях. Битум они берут в Уфе, и по сравнению с соседями он у нас качеством получше. Есть вариант поближе — Омск, но там, по словам дорожников, битум чуть хуже. Но он и подешевле. Им, кстати, пользуется наш «Кузбассдорстрой». Будем надеяться, что они учли прошлые ошибки.

Вообще, подрядчиков у нас в Томске мало. Мы используем ресурсы всех организаций, кто может заниматься ремонтом дорог. Мы даже бросали клич, с новосибирскими коллегами общались, понимая, что денег нынче больше выделено, а в следующем году, может, еще больше будет, и нам нужно заводить в город как можно больше подрядчиков. То, что муниципальное «САХ» выиграло часть денег, я считаю нормальной ситуацией — так управляемости и социальной ответственности будет больше. Они, кстати, серьезно снизили уже упомянутый генподрядный сбор, за счет этого субподрядчики взяли обязательства на собственные средства сделать для города определенные полезные вещи, к примеру, заездные карманы на остановках. К слову, генподрядный сбор, который остается в «САХе», также идет на социальные цели, к примеру, в том году на эти средства по городу сделали дополнительные парковочные места, пешеходные дорожки и не только.

Но одного нового подрядчика мы в город привели — это «Строительно-ремонтная компания», или «СтРек». Они — томичи, много уже где работали, например, на «Изумрудном городе», делали парковку для «Ленты», в том числе сотрудничают с «ТомскРТС», заделывают раскопки. Так масштабно они еще не работали, но купили специальное оборудование. Они работают на Карташова сейчас, еще и них Чекистский тракт, улица Дзержинского, часть проспекта Комсомольского.

— А есть понимание того, какие объекты попадут в список на ремонт в 2018 году? Давайте обрадуем жителей этих улиц.

— В следующем году мы хотим сделать проспект Мира, Иркутский тракт, связку Беленца — Татарская — Московский тракт, Войкова и так далее, которые разбиты. Конечно, хотелось бы капитального ремонта этих участков, с заменой основания. Но для этого нужно проектировать. Так что ремонт будет, но без расширения улиц — это невозможно сделать в рамках капремонта, только в рамках реконструкции. Как и построить тротуар. Проблема в том, что пока деньги на проектирование капремонта названных участков не заложены в бюджете, а время уходит. Так что, скорее всего, мы выйдем туда с текущим ремонтом, который на грани с капитальным, плюс есть четыре года гарантии. А так у нас много обращений с улицы Мелиоративной. Там никто не живет, одни предприятия. Но у нас другие приоритеты, мы выбираем места, где живут люди, есть социальные объекты, а не просто бизнес.

Редакция новостей
Полная версия