31 октября 2017 12:15Прочтений: 4742В Томске

Попросите подписать фотографии

Не знаю, почему мой дядя, муж маминой сестры, никогда не доставал при нас из шкафа эти объемные родительские фотоальбомы. Ни разу за много лет родства и частых встреч не показал и не открыл коробку со старыми, еще довоенными и даже дореволюционными фотографиями.

Мы, конечно же, знали о его семье: отце, матери, брате, родившемся в 1944-м, о раннем детстве — наш Сан Саныч четырехлетним ребенком пережил блокаду и в 1942-м был вместе с родными эвакуирован в Томскую область. Но как-то все на словах. Теперь его не стало, и я вместе с моими пожилыми родителями разбираю архив.

Перелистываем плотные страницы фотоальбомов — отец моего дяди, Александр Александрович Белов (старший), прекрасно фотографировал. Специалист лесного хозяйства, работавший с 1947 года в Шегарском районе, а с начала 50-х в Томском облисполкоме, он снимал лес, охоту. Людей, с которыми работал и с которыми охотился. Делал портреты своих близких — сыновей, жены, которой любовался даже в пожилом возрасте. Пейзажи под Томском и виды города. Дружеские компании в интерьерах с приметами времени — например, висящими на стене гитарой и мандолиной. К сожалению, в альбомах не обозначено, кто есть кто, лишь общее название альбома: «Томск 1956-1960». Или «Приезд Сережи с семьей 1971 год».

Настоящую гамму чувств от удивления до трепетного ощущения испытываю, когда я добираюсь до совсем старых разрозненных снимков. Любительские довоенные, иногда получше качеством, иногда совсем мутные. Но в каждой фотографии приметы времени: тридцатые, двадцатые годы прошлого века. Дореволюционные из профессиональных фотостудий, часто в тоне сепии, тщательно наклеенные на плотные паспарту со штампами-логотипами владельцев фотографий. А самое главное — они все подписаны!

На обороте каждой фотографии рукой Валерии Ипполитовны Беловой (мама моего дяди) оставлено пояснение. Красавец артистического вида — «Ипполит Павлович Кутуков, мой отец, ваш дед. 1907 год». Женщина в шляпке с лисой на шее: «Белова Мария Эрнестовна, ваша бабушка по отцу», «1928 год. Я и Екатерина Павловна (тетя Катя) Ленинград. На нашем балконе».

Встречаются снимки просто музейной ценности. Неважно выполненный (какие там проявки-фиксажи на фронте?!) портрет солдата в зимнем обмундировании. Фиолетовыми чернилами солдат написал теплые слова девушке Вале, оставил подпись: «Марк Юрьев». А много позже шариковой ручкой Валерия Белова (та самая Валя? — выходит, двоюродная сестра) поставила дату: «1944 год, апрель», и пояснила: «Это сын Ек. Павл. Юрьевой».

Еще снимок женщины средних лет, за которым стоит загадка, трагическая история. Потому что В.И. Белова пояснила, что на нем «Тетя Тилля, сестра Марии Эрнестовны — Матильда Эрнестовна Орловская. Замучена фашистами в 1941 г. под Л-дом в Детском селе, ныне г. Пушкин». Что там произошло, учитывая, что сестры были этническими немками? И Мария Эрнестовна не была выслана в начале войны из Ленинграда лишь потому, что смогла выдать себя за чешку.

Благодаря подписям я узнаю, кем были потрясающие красавицы на старых-престарых «карточках»: «Юрьева Е.Н. в молодости. 1888-1965. Тетя Катя в молодости, средняя дочь моей бабушки», «Конкордия Александровна Белова, умерла в 16-17 лет от менингита» и приписка для ясности: «Старшая папина сестра».

Сидящий на венском стуле за рабочим столом мужчина с элегантной бородкой в костюме-тройке: «Ваш дедушка Белов Ал .Ал., Марии Эрнестовны муж.» А на подложке-паспарту отпечатано имя фотографа и указание места: «г. Осташковъ».

«Это тот самый Белов, который был помещиком и умер в 1916-м году!» — догадываюсь я. Потому что уже изучала обнаруженную на книжной полке родословную — в конце 90-х ее листы прислал моему дяде двоюродный брат из Санкт-Петербурга. Род, в котором первого сына в семье принято было называть Александром. Потому и шли из поколения в поколение Беловы Александры Александровичи.

За одного из Александров Беловых, служившего членом окружного суда, вышла замуж в 60-х годах ХIX века Конкордия Ивановна Пущина. А в начале века двадцатого свадьба соединила их сына и Марию Эрнестовну Орловскую, из тартусских (Эстония) немцев.

Постепенно родственные линии начинают складываться в пазл. Он приобретает окончательный вид, когда я открываю и начинаю читать изданную в 2011-м книгу «Движение вверх». Сергей Белов. Полная автобиография:

«Мои отец и мать — Александр Александрович и Валерия Ипполитовна — коренные петербуржцы. Отец родился в 1906-м, мать — в 1909-м. Оба они очень рано потеряли родителей, а затем собрали на свою долю все катаклизмы ХХ века. Тем не менее они устояли перед ударами судьбы. Перенесенные с детства невзгоды научили их дорожить мирным небом, скромным, но гарантированным достатком, человеческими отношениями. Главное — они всегда сохраняли исключительную ответственность за свое достойное поведение. Нечестность, хамство, безалаберность были для них недопустимыми. Это отношение они постарались передать нам, детям.

Вероятно, эти жизненные принципы в какой-то степени были обусловлены их происхождением. Семьи, из которых они происходили, принадлежали если не к элите, то, по крайней мере, к высшему слою дореволюционного российского общества. Дед по линии отца был дворянином, владел поместьем в Асташково Тверской области. Его жена, Мария Эрнестовна, была чистокровной обрусевшей немкой. Дед умер в 1916-м, бабушка пережила войну и блокаду, и мне даже доводилось бывать у нее в гостях в послевоенные годы.

Дед по линии матери имел и вовсе выдающуюся репутацию — он был оперным певцом. Его супруга вела домашнее хозяйство. Оба они скоропостижно умерли один за другим, когда маме было всего два года. Растила и воспитывала ее сначала бабка, а затем — сестра матери, Екатерина Павловна, тетя Катя, которой впоследствии суждено было стать нашей пожизненной спутницей и близким членом семьи.

Взрослеть родителям пришлось уже при власти большевиков. Тяжело так говорить, но ранняя смерть родителей, возможно, в какой-то степени облегчила их судьбу при новом строе: «социально чуждые» родственники в 20-30-е годы, скорее всего, подверглись бы репрессиям, что не могло не сказаться и на будущем детей. <...> И отец, и мать стали дипломированными специалистами. Отец окончил Ленинградскую лесотехническую академию, получив специальность инженера лесного хозяйства. Мать была выпускницей педагогического факультета Ленинградского госуниверситета, по специальности также биологом.»

Читая, рассматривая фотографии, испытываю благодарность к Валерии Ипполитовне, с которой была знакома лишь поверхностно, — все же не кровное родство, да и жила я большей частью не в Томске. Представляю, как она, овдовевшая учительница на пенсии, много раз перебирала снимки, как добавляла на обороте пояснения. Как верила, что когда-то они понадобятся ее очень занятым сыновьям — судмедэксперту и большому спортсмену. А если не им, то их детям и внукам.

И, действительно, понадобились. И родным, в первую очередь дочери и внукам знаменитого баскетболиста Сергея Белова — они благодарны за отправленную им в Москву посылку. И тем людям, которые занимаются родословными, например, потомкам прибалтийского рода Орловских.

И, отчасти в подлинном, отчасти в сканированном виде, работникам культуры Шегарского района — в Мельниково гордятся тем, что находящееся рядом с райцентром село Нащеково — малая родина олимпийского чемпиона. Но, как сказали мне, в музее прежде не было его ранних фотографий — только взрослые, когда уже стал знаменитым.

А тут он маленький, в матроске, стоит на стуле, и рукой матери подписано «Сережа, 1947 год». И чуть постарше, в зимнем пальто, с мамой на улице Шегарки. Плюс еще групповые фото выпускников и педагогов первых послевоенных лет, на которых старожилы, надеюсь, узнают своих земляков. Например, расскажут, что за фронтовик с наградами вошел после войны в состав педколлектива.

Ведь дело не в том, что кто-то знаменит, а кто-то нет. Если человек не манкурт, то у него неизбежно наступает момент, когда появляется жгучий интерес к своим корням. А спросить, порой, уже некого. Хотя — эх! — все было под рукой — и диктофон в смартфоне тоже.

Попросите подписать фотографии! Иначе они навсегда «замолчат».

Редакция новостей
Полная версия