Прощай, 2017-й!

Уходящий год останется незамеченным для томичей

Знакомая получила новогодний подарок для ребенка. Обычный мешочек с конфетами. Наемный работник шла домой счастливая. В 2017-м она завершила свой тернистый 14-летний путь индивидуального предпринимателя, чудом расплатившись с поставщиками и налоговой, немножко не дождавшись предвыборной налоговой амнистии. Оставила себе только немножко кредитов.

За 14 лет она ни разу не была на больничном, не получала налоговые вычеты за образование и медицинские услуги, потому как бизнесу не положено болеть и льготно учиться и лечиться. Шуршащий мешочек с конфетами был первым настоящим бесплатным подарком от государства за 14 лет. Как не радоваться!

Уходящий 2017-й и сам такой, как маленький бесплатный мешочек с конфетами от муниципалитета: шуршащий, блестящий, хайповый, как теперь говорят. Съели — и вспомнить нечего. Что свершилось, по большому счету, в общественной, духовной, производственной жизни томичей? Чем запомнится год экологии и 100-летия русской революции? У каждого, конечно, есть личный ответ: любовь и дети, друзья и путешествия, квартира в ипотеку и авто в кредит. Но общественный ответ крайне невнятен.

Выборы губернатора 2017 года сложно назвать главным политическим событием года. Исход был предсказуем, явка невысока, главный оппонент победителя Сергея Жвачкина, хоть и старался, но как будто баловался, экспериментировал, хайповал, готовился стать начальником штаба у кандидата в президенты РФ Жириновского: фильм в стилистике Навального, клип в стилистике Жигана.

Главная общественная дискуссия года — о химере. Строить или не строить часовню (храм) на площади Новособорной. Накал страстей шекспировский: быть или не быть культовому объекту?! В ход идут письма православной общественности, привлечение авторитетных экспертов, передергивание фактов и оскорбления. И только томичей, в самом широком, социологическом смысле этого слова никто не спрашивал. Результаты единственного презентативного опроса по часовне двухлетней давности замалчиваются. Но бесплодная в общем-то дискуссия — одни не доказали насущность, другие по-чапаевски отстояли пустоту — показала одну очень неприятную вещь. Интеллигентные томичи в умном университетском городе готовы радикализироваться по самым пустяшным поводам, что в год 100-летия русской революции немножко пугает.

Слабый отголосок дискуссии по часовне — неловкое возмущение флагом или, вернее, флагштоком. 50 метров устремленного вверх бетона и оцинкованного железа погромыхивают теперь на ветру между театром драмы и областной администрацией. Флагшток — в прямом смысле, верх безобразия. Но «элеватор» театра и «белый» дом «с ножками» с точки зрения эстетики не краше. Так что флагшток — теперь самое лаконичное и высокое, что там есть.

«Вознесся выше он главою непокорной» и нефтяного фонтана на арбитражном суде (тот еще абсурд!), и православного креста на Богоявленском соборе. Не было в Томске красивой, продуманной, гармоничной центральной площади, не получалась она никогда, а теперь и не получится — таков главный градостроительный итог 2017 года.

Беспримерный успех ипотеки в уходящем году — отчасти тоже градостроительный, но больше финансовый и, как мне кажется, не очень утешительный итог. 60-70 % процентов сделок на первичном и вторичном рынке жилья — ипотечные. Томичи в 2017-м взяли в долг на десятки лет вперед 10 миллиардов рублей и с процентами отдадут банкам в два с лишним раза больше.

Доходы томичей таковы, что накопить на собственное жилье для подавляющего большинства — невозможно. Но ужасно другое: в 4 раза больше, на 40 миллиардов рублей, взято томичами потребительских кредитов. То есть не на крышу над головой, и даже не всегда на автомобиль. Ощущение, что мы все глубже погружаемся в долговую яму, и это совсем не способствует повышению уровня социального оптимизма.

Посмотрим, сколько томичей прибегнут в будущем году к процедуре «социального банкротства», если она заработает после перевыборов президента Путина в марте 2018 года. Суть ее вкратце: 300 рублей госпошлины, заявление в суд и объявление в газету. Всего расходов тысяч на 15 рублей против нынешних 70-80, и никаких внешних управляющих.

Еще немного про долги наши в уходящем году. Ипотека — беда и выручка для всей строительной отрасли. Не будет ипотеки — всем крупным застройщикам придется худо. Большие школы за миллиард рублей можно, конечно, продолжать строить за счет увеличения госдолга региона. Но что толку в новой школе, если в области не обнаруживается ни свежих педагогических идей, ни денег на оборудование для новых школ.

Супершкола в Зеленых Горках, открытая в 2017 году, например, удивляла в октябре гостей не только необжитыми просторами, но и объявлением на воротах: мол, территория учебного заведения не место для прогулок жителей микрорайона. Это тоже символ одного из грустных итогов уходящего года: жизнь и российская школа не гуляют вместе, а живут раздельно.

Новые школьные здания при этом остаются самыми крупными строительными объектами в области, вот только в перспективе от них ни НДС, ни налога на прибыль, только новые бюджетные расходы. А они и без того растут. «Губернаторская ипотека» в Томской области, выплаты на первого ребенка в России, объявленная 1001-я реформа в здравоохранении, возможная реформа общего образования.

Предстоящие три месяца будут полны предвыборными, расходными для бюджета инициативами. Но и расплата в 2018-м непременно настанет. Уже ужесточили требования налоговики, Пенсионный фонд, все, кто отвечает за доходы бюджета: об этом косвенно свидетельствует хотя бы выросшее в 10 раз количество томичей-должников, которым запрещен выезд за пределы страны.

Эксперты предсказывают повышение цен на ГСМ до 50 рублей за литр, увеличение штрафов, тарифов, в том числе на ОСАГО, налогов на вторую и далее недвижимость. Подросшая к концу года до 60 долларов за баррель нефть, конечно, выведет бюджетные расходы на некоторый оперативный простор, да и сам доллар вырастет, скорее всего, до 65 рублей. Девальвация продолжится, рубль немного обесценится, но большой инфляции не будет. Так что потрясений на краю самого большого в мире Васюганского болота не будет.

Болото, кстати, получило в этом году статус заповедника. По идее это означает, что болото будут охранять как уникальный природный комплекс, включающий флору, фауну и даже запасы торфа. В общем, и тут нас ждет стабильность, непонятно, правда, будет ли разрешено собирать на территории заповедника дикоросы и охотиться. На большей части заповедника летом это итак затруднительно, но в Сибири ведь еще и зима бывает.

Футбольный клуб «Томь» провел, наверно, самый грустный год в своей истории. Разобранная, задолжавшая всем и вся команда, давно не повод для гордости. Заключенное с «Газпромом» соглашение о спонсорской помощи на 600 миллионов рублей, если будет выполнено, спасет команду, но вряд ли спасет результат.

На этом фоне продолжали в этом году закреплять успех подводники. Не массовый, клубный, университетский спорт — это наше, томское, вот что стало понятно по завершении 2017 года. А капиталоемкие футбол с хоккеем надо оставить кому побогаче.

Подводя итоги года не принято говорить о криминальных историях, тем более что они в этом году громкие, с расчлененкой, с коррупционными скандалами. Но один приговор суда все-таки стоит отметить. Верховный суд России не нашел оснований для отмены вердикта присяжных по делу Дарьи Мальцевой. Прокуратура обвиняла молодую женщину в убийстве собственного 7-летнего сына. Присяжные Мальцеву оправдали. Прокуроры пытались опротестовать результаты процесса, дело дошло до самой высокой судебной инстанции, но вердикт присяжных «не виновна» отменить не смогли.

Если оставить досужие рассуждения о том, виновна или не виновна Дарья Мальцева, можно констатировать: без помощи дорогих юристов, только с присяжными все-таки можно выбраться из этого замкнутого круга, где прокуроры, следователи и судьи — одного обвинительного поля ягодки. А мы уж думали, что суд присяжных, как нас убеждали российские правоохранители, просто ширмочно-ярмарочный институт, созданный в России в угоду «западным демократам».

Начали виртуальной политикой, и закончим ею же. Мэр Томска Иван Кляйн в течение года был вынужден опровергать слухи о своей скорой отставке. Они рождались пиаровскими вбросами, и, судя по тому, откуда они исходили, стало ясно, что Иван Кляйн, как умный человек, на второй срок вряд ли пойдет. Зачем человеку, за плечами которого успешный томский бизнес, конфликтовать с местной властью? Так что выборы мэра, которые грозят нам в будущем году, скорее всего, пройдут без Кляйна.

Даже не знаешь, завидовать или нет его преемнику. Городское хозяйство хлопотное, много лет дефицитное, находится под неусыпным оком прокуратуры, и то, что в таких жестких условиях умудряется делать Кляйн, достойно уважения и благодарности. Чехарда среди его замов на всем протяжении мэрского срока только доказывает, как непросто приходится команде мэра. Поскользнуться можно неожиданно, как на новом катке у СФТИ. Кто бы ни пришел в мэрию Томска в будущем году, выборы, скорее всего, будут техническими, проходными, как все в 2017 году. Техническими будут и выборы президента в 2018-м. Но в их результате сохранится статус кво: технический премьер, реальный президент.

В общем, 2018-й, в главном, будет похож на 2017-й.

Оно и понятно. Не каждый же год нам начинать военную операцию в Сирии или прирезать полуострова. Просто не знаешь, то ли радоваться такой стабильности, то ли огорчаться, то ли читать Евгения Гришковца, который как-то сказал, что «сейчас не время великого». Если история проходит мимо нас, самое время заняться другой историей? Личной?

Новый год нам в помощь.

Редакция новостей
Полная версия