Архив
8апреля
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 1807В Томске

Репродуктолог: сегодня бесплодие не лечат 10 лет, любые проблемы решаются в течение года

«Хотим хлеба – идем в хлебный, хотим ребенка – идем к репродуктологу»: как и почему пары теряют время

Наталья Воронова, ведущий репродуктолог «Клиники Пасман» с картиной, которую ей подарила пациентка — эту вышивку она сделала 10 лет назад и дала зарок подарить ее доктору, который сможет помочь ей родить ребенка
Наталья Воронова, ведущий репродуктолог «Клиники Пасман» с картиной, которую ей подарила пациентка — эту вышивку она сделала 10 лет назад и дала зарок подарить ее доктору, который сможет помочь ей родить ребенкаКлиника «Пасман»

По оценкам Всероссийской организации здравоохранения, более четверти всех браков в России — бесплодны. По неофициальной статистике, чуть ли не каждая третья семья сталкивается с такой проблемой. Преградой могут быть проблемы со здоровьем женщины, мужчины или обоих партнеров по самым разным причинам: гормональным, генетическим, иммунологическим и так далее.

Все эти проблемы много лет успешно решают в «Клинике Пасман», в отделении лечения бесплодия и вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ).

Врачи помогают испытать счастье материнства и отцовства даже, казалось бы, в безнадежных случаях: после многочисленных выкидышей, после удаления матки и яичников, после перенесенного онкологического заболевания у отцов и матерей. А также здесь реализуют программы отсроченного материнства и отцовства, например, когда у женщины проблемы не со здоровьем, а с тем, что нет спутника жизни — годы идут, и шансы стать мамой уменьшаются.

О том, кому, когда и зачем приходится прибегать к вспомогательным репродуктивным технологиям, мы говорили с Натальей Владимировной Вороновой — ведущим репродуктологом «Клиники Пасман», опытным акушером-гинекологом высшей категории.

— Причин, по которым люди не могут стать родителями естественным путем, много, но когда к вам обращаются, чаще всего?

— Когда пара не может забеременеть больше года, они идут к нам. И правильно делают, если идут к репродуктологам. Потому что если идти в женскую консультацию, к гинекологу, можно потерять время. Я всегда говорю своим пациентам: хотим хлеба — идем в хлебный, хотим ребенка — идем к репродуктологу.

Репродуктология — более узкое направление, врачи-репродуктологи занимаются именно планированием беременности и лечением бесплодия. Бесплодие, чаще всего, бывает сочетанное: и мужское, и женское. Среди женского наиболее распространен трубный фактор, когда невозможно забеременеть из-за непроходимости труб, тогда мы пытаемся восстановить проходимость, провести пластику, если это невозможно, переходим к ЭКО.

Если проблема мужская, деликатная: субфертильная сперма мужа (снижено количество сперматозоидов в единице объема — олигоспермия, снижена скорость движения сперматозоидов — астеноспермия); цервикальный фактор бесплодия (когда сперматозоиды неспособны проникнуть в полость матки сквозь цервикальную — шеечную — слизь) или есть нарушения в сексуальной сфере пары (эректильная дисфункция, отсутствие эякуляции, гипоспадия, ретроградная эякуляция), делающие невозможным естественное зачатие, можно провести внутриматочную инсеминацию. Сперму активируют и вливают в полость матки, эта технология более приближена к естественному зачатию, и увеличивает шанс наступления беременности на 20 %.

Если у женщины выявляются патологии матки, например, эндометриоз, миома, то сначала решаем проблему, а потом приходим к программе ЭКО или инсеминации.

Мы используем уникальную запатентованную технологию лазерного лечения эндометрия фотодинамической терапией (ФДТ): при полипах и гиперплазии, а также, при гипоплазии — если эндометрий тонкий. Лазерная терапия и последующая обработка полости матки макрофагальной средой позволяют восстановить эндометрий и планировать беременность — либо самостоятельно, либо с помощью ЭКО, если есть проблема с маточными трубами.

Отличительная черта нашей работы — максимально индивидуализированный подход к пациентам. Мы пользуемся уникальной авторской методикой Натальи Михайловны Пасман, важнейшая часть которой — подготовка к ЭКО. Мы сначала рассматриваем проблему, которая не позволяет наступить беременности, пробуем устранить ее, и многие пациентки еще на этапе устранения проблемы беременеют без ЭКО. И только потом, если потребуется, приступаем к ЭКО.


Наталья Михайловна Пасман (вторая справа), профессор доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ, акушер-гинеколог с более чем 40-летним стажем, основатель «Клиники Пасман», и команда опытных репродуктологов клиники

Огромных результатов мы добились в работе над «бесплодием неясного генеза». В большинстве случаев это иммунологический фактор. Пара сдает кровь, делаем анализ на совместимость партнеров — СКЛ – в институте клинической иммунологии, с которым мы много лет сотрудничаем. Если причина бесплодия иммунологическая, назначаем лечение методом аллоиммунизации лимфоцитами партнера (АИЛ) — подкожно вводим лимфоциты, взятые из крови мужа, чтобы организм перестал отторгать клетки эмбриона.

— А если ситуация требует использовать донорский материал?

— У нас очень хороший банк донорских гамет: и яйцеклеток, и сперматозоидов. Более того, у нас есть детские фотографии, и выбор достаточно широкий. Есть возможность брать донора яйцеклеток, которого подбирает сама женщина или пара, когда у женщины снижен овариальный резерв или возрастные пациентки, у которых своих ооцитов не осталось.

— Каковы риски генетических аномалий у будущих малышей?

— Мы проводим прегравидарный скрининг, который позволяет выяснить, есть ли какая-то хромосомная патология у эмбриона, сделать отбор и перенести заведомо здорового эмбриона.

— А если у женщины нет проблем со здоровьем, просто она по каким-то причинам именно сейчас не может стать мамой — нет мужчины, или материальные сложности, или что-то еще, а потом может быть поздно... С такими проблемами к вам обращаются?

— Разумеется, для таких женщин у нас есть программа отсроченного материнства. Пациентка приходит, мы проводим протокол стимуляции, получаем и замораживаем ооциты (женские половые клетки) и кладем их на хранение — сколько угодно долго. Когда женщина встретит спутника жизни, придет и воспользуется ими. А если не встретит мужчину, сможет оплодотворить свои яйцеклетки донорской спермой и родить ребенка. С каждым годом овариальный резерв у женщин расходуется и к 40 годам возможность наступления беременности снижается в два-три раза.

Отсроченное материнство может быть востребовано не только в случаях, который вы описали. К нему может прибегнуть и семья, которая хочет ребенка, но по каким-то причинам не решается на рождение сейчас, например, из-за финансовых проблем, проблем на работе или проблем со здоровьем кого-то из супругов, и есть опасение, что потом может быть поздно.

Они могут обследоваться, получить заключение: какой овариальный резерв у женщины, каковы результаты спермограммы у мужчины и сделать выводы, есть причины для опасений или нет. Если резерв снижается или близок к тому, что скоро закончится, то конечно, лучше воспользоваться программой отсроченного материнства и сделать заморозку, но лучше не яйцеклеток, а готовых эмбрионов — они в 100 % случаях успешно размораживаются.

Программой отсроченного материнства можно воспользоваться и в связи с предстоящим лечением. Если у женщины выраженный эндометриоз, миома, предполагается хирургическое лечение, например, эндометриоидных кист в яичниках, которое очень сильно снижает овариальный резерв — после такой операции крайне редко у кого остаются яйцеклетки.

Поэтому мы рекомендуем до операции провести стимуляцию, забрать яйцеклетки, оплодотворить, получить и заморозить эмбрионы. И потом, когда женщина пройдет хирургическое и гормональное лечение, восстановится, запланировать беременность и перенести эмбрионы.

— Какие обследования позволят мужчинам и женщинам оценить свои перспективы на возможность стать родителями?

— Чтобы узнать свой резерв женщине достаточно пройти узи органов малого таза (мы сделаем подсчет антральных фолликулов в яичниках) и сдать Антимюллеров гормон (АМГ), ФСГ и Ингибин В — два-три гормона, максимум. А мужчине достаточно сдать спермограмму и прийти на прием к репродуктологу.

— Не смотря на достижения медицины, есть пары, которые по десять лет ищут решение своей проблемы, меняют врачей, клиники, с чем это связано?

— Трудно сказать. Потому что мы такие проблемы решаем в течение года. Нет такого, чтобы люди ходили по пять лет и безрезультатно. В течение года мы точно определимся, что за проблема мешает деторождению, и курс лечения пройдем, и если это не поможет наступлению беременности естественным путем, мы определимся, каким путем ВРТ решать эту проблему, нужна ли донорская яйцеклетка, нужна ли донорская сперма, нужна ли суррогатная мама, нужно ли ЭКО.

Возможно, годами не могут найти свой способ решения люди, когда не идут к репродуктологам, а идут к гинекологам в консультации и теряют время, копят багаж негатива, ненужных обследований, лечений… Или когда пациентка принципиально или по материальным причинам, имея серьезные патологии, мешающие естественно забеременеть, отказывается от донорских программ или суррогатного материнства и говорит: нет, лечите меня, давайте пробовать еще, еще и еще. У пациентов всегда есть выбор, по какому пути идти. В наших же силах предложить все возможности ВРТ, существующие в мировой практике.

Не даром основатель нашей клиники Наталья Михайловна Пасман говорит: если мужчина и женщина хотят стать родителями, они ими станут, какая бы сложная ситуация ни была. Станут без матки, без яичников, но станут. Есть донорские программы (и сперматозоидов, и ооцитов) и суррогатное материнство.

Бывает, что женщине удалили матку по разным причинам: онкологическое заболевание, кровотечение во время родов, но яичники остались функционирующими, с фолликулами. В этом случае паре помогает стать родителями программа суррогатного материнства, когда в матку здоровой женщине переносится эмбрион генетических родителей, и она успешно вынашивает беременность.

Мы против таких поводов, когда женщина просто не хочет вынашивать и рожать ребенка, чтобы сохранить свою молодость и фигуру, но мы за то, чтобы не лишать счастья материнства тех женщин, которые сами не могут выносить. Например, при синдроме Рокитанского-Кюстнера, когда у женщины нет матки, но есть яичники. Берутся ее ооциты, оплодотворяются спермой мужа или донора, и на пятые сутки эмбрион переносится суррогатной маме. В таких случаях, когда женщина не может забеременеть, это оправданно.

«Клиника Пасман»:
улица Карамзина, 92
телефон: +7 (383) 284–30–53
е-mail: regions@pasman-clinic.ru

pasman-clinic.ru
Instagram

Лицензия № ЛО-54–01–0055–49 от 5 августа 2019 года.

На правах рекламы
Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×