Архив
18мая
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2022
202220212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 4722Томск, Заварзино

В огород... за мамонтом

Архивное фото
Архивное фотоДмитрий Кандинский / vtomske.ru

Копать землю — занятие, хорошо знакомое не только археологам и палеонтологам, но и широким народным массам. Однако откопать на собственном участке кости мамонта случается далеко не каждому. Поэтому недавняя новость о находке, сделанной жителем поселка Заварзино, не могла не вызвать всплеска интереса к палеонтологии. Насколько сенсационна эта находка и кого еще можно добыть из недр томской земли, мы попросили рассказать доцента кафедры палеонтологии и исторической геологии ТГУ Андрея Шпанского. Все изложенное ниже — пересказ услышанного.

Находки прошлого: история и география

Каюсь: особого интереса к древним костям я до сих пор не испытывала. А потому и шансов подержать в руках зуб мамонта и потрогать кусок челюсти пещерного льва у меня было мало, так что спасибо заварзинской сенсации. Правда, с научной точки зрения, по словам Андрея Валерьевича, она сенсацией не является — этот мамонт в Томской области не первый и наверняка не последний. Все подобные находки зафиксированы в каталоге, который был опубликован ученым 13 лет назад.

В 1895 году, например, профессор Зайцев нашел кости мамонта в «нижней части Воскресенской горы». Причем костей было много — можно сказать даже, что профессор нашел скелет, что бывает нечасто. А годом позже в Лагерном саду была обнаружена стоянка древних людей с костями мамонта. Причем этот мамонт, как и его заварзинский собрат, был найден случайно и человеком, далеким от науки. На кости наткнулся гончар, бравший из оврага глину.

Поскольку Лагерный сад был местом людным, новость тут же распространилась и привлекла большое количество любопытствующих. Народ бросился «помогать», при этом изрядно попортив череп животного. И неизвестно, чем это закончилось бы, если бы о находке не оповестили ученых. Профессор зоологии Николай Феофанович Кащенко, по имени которого и была названа находка, установил, что остатки принадлежат мамонту, причем съеденному человеком — так раздробить кости могли только наши предки. Подтвердили эту версию и найденные неподалеку каменные орудия труда.

В 1909 году довольно большое количество костей было найдено «во дворе Больницы приказа обществ призрения, рядом с пожарным депо», то есть на Московском тракте. Эта находка считается заслугой профессора Императорского Томского университета Винишевского. Не отстает и остальная территория Томской области — кости ископаемых животных находили в самых разных ее концах.

И не только мамонтов — в Кожевниковском районе, который Андрей Шпанский называет крайне интересным с точки зрения палеонтологии местом, дважды обнаруживались остатки шерстистых носорогов, которые сейчас также хранятся в ТГУ. Одно из этих животных, по словам ученого, было весьма преклонного возраста — по человеческим меркам ему перевалило за 90, и зубы у бедолаги стерлись до самого нёба. В областном центре сравнительно недавно, в 90-х годах прошлого века, дважды находили кости бизона. Одна находка была сделана на берегу Томи, в десяти метрах от ее слияния с Ушайкой, другая — и вовсе на пересечении улиц Красноармейской и Герцена.

И, возможно, таких случаев было значительно больше, только в руки ученых кости так и не попали. Их вполне могли закопать или просто выбросить, и во многих случаях, уверяет Андрей Шпанский, вины людей тут нет. Обнаружив остатки мамонта, трудно не понять, с чем имеешь дело: они огромны, зуб животного весит несколько килограммов, а уж бивни и вовсе не оставляют места для сомнений. Хотя случай, когда такая находка годами хранится где-нибудь в подполе, тоже не редкость — сравнительно недавно, например, палеонтологам передали бивень, который был найден в Красном Яру Кривошеинского района еще в 90-х. Кости же бизона или древней лошади вполне можно принять за остатки обычных домашних животных.

Разные судьбы

Как человек, крайне мало знающий о животных четвертичного периода, я задала Андрею Валерьевичу массу дилетантских вопросов. И теперь могу сообщить читателям, что к представителям мамонтовой фауны относятся не только сами мамонты, но и лошадь, шерстистый носорог, бизон, овцебык, як, гигантский олень, благородный и северный олени, сайгак, лось, бурый и степной медведи, пещерный лев, волк, росомаха, сурок, суслик и прочие вымершие и ныне здравствующие существа.

Такое название объясняется тем, что мамонт относится к так называемым доминантным видам: он был крайне многочислен и обитал в течение длительного времени на огромной территории от Западной Европы до Аляски и от Северного ледовитого океана до южной границы современного Казахстана. Хотя одномоментно и в одном месте мамонтов все-таки могло быть значительно меньше, чем других животных. Найденные учеными огромные скопления костей — а их порой находят даже не сотнями, а тысячами — показывают, что бизонам принадлежит до 40 % остатков, лошадям — 20-25%, а мамонтам и шерстистым носорогам — примерно по 8 %.

Разной оказалась и судьба животных-современников.

— Овцебык выжил и ушел на север, хотя позже, около двух тысяч лет назад, все-таки вымер — сегодня в Сибири живут уже другие животные, завезенные из Северной Америки. Сайгак выжил и ушел на юг; олени, лоси, бурые медведи, волки и росомахи и барсуки и бобры выжили и никуда не ушли — по сути, мы с вами живем в окружении реликтов мамонтовой фауны, — рассказывает Андрей Шпанский. — А вот мамонты, гигантские олени, шерстистые носороги и пещерные львы вымерли.

Кстати, странно, что вы не спрашиваете, почему — это самый распространенный вопрос. А вот почему эти животные жили, никто не спрашивает (смеется). Мнений о том, почему мамонты вымерли, много. Я считаю, что причиной перестройки фауны и, как следствие, вымирания некоторых видов стали глобальные климатические изменения. Изменившиеся температура и влажность привели к гибели так называемых специализированных животных, то есть тех, кто нуждался в определенных условиях обитания и плохо приспосабливался к переменам. Мамонту, например, нужно было очень много растительной пищи — до 200 килограммов в сутки. Смена климатических условий заставила его голодать, а это, в свою очередь, могло привести к снижению рождаемости и увеличению смертности.

Очень серьезным ограничителем для специализированных животных стал и снег, закрывший крупным растительноядным доступ к пище и сильно осложнивший их передвижение. По геологическим меркам деградация и вымирание могли произойти очень быстро, практически за несколько столетий. Для мамонтов это — несколько поколений, но по геологическим меркам все произошло очень быстро, если не мгновенно. А вот универсальные животные к переменам приспособились — волки и росомахи могут передвигаться по насту и добывать себе пищу даже в условиях многоснежья.

Над вопросом о том, какая находка оказалась бы для него самой желанной, Андрей Валерьевич раздумывал недолго — наибольшую радость ученым принес бы скелет пещерного льва. Кстати, название это достаточно условное — просто первые находки остатков зверя были сделаны в пещерах на территории Франции. Позже его кости находили в самых разных местах, включая якутскую вечную мерзлоту, но определение «пещерный» сохранилось.

Этот крупный хищник тоже жил на достаточно большой территории и охотился как на копытных, так и на детенышей носорогов и мамонтов. По размеру он представлял собой нечто среднее между современными тигром и львом, а вот по скорости, считает Шпанский, вполне мог их превосходить. В Западной Европе скелеты пещерных львов находили, а вот российским ученым пока не повезло. Правда, примерно полгода назад в Якутии была сделана другая сенсационная находка — ею стали трупы двух совсем маленьких детенышей вымершего животного. Самой же интересной и неожиданной находкой, которую доводилось наблюдать ему, наш собеседник называет обнаруженный в 1993 году в Кривошеинском районе фрагмент скелета бизона — как показало его изучение и сравнение с другим материалом, это скелет самки.

Не спешите их доставать

Однако вернемся к заварзинской находке. Откопанные при рытье котлована кости, по словам ученого, принадлежат как минимум двум животным. Основанием для такого утверждения служит количество найденных зубов — дело в том, что у каждого животного их было всего четыре, по два в верхней и нижней челюсти. Исключением становились лишь те периоды в жизни мамонтов, когда зубы у них менялись. А происходило это периодически, на протяжении (позавидуем!) всей их жизни. Причем смена зубов происходила не по вертикали, как у человека, а по горизонтали — новые зубы вырастали за старыми и постепенно занимали их место. То же самое происходит и с зубами современных слонов. Возникает вопрос — почему не предположить, что найденное животное как раз переживало такой период? А сделать это мешает его возраст — все говорит о том, что кости конечностей принадлежат мамонту-подростку лет 16-17.

— Остатки довольно крупные, вполне возможно, животное достигало примерно 2,5 метров в высоту, — говорит Шпанский. — Но кости конечностей до конца не сформированы — между их частями находились хрящи. Это означает, что рост животного продолжался. А вот найденные зубы принадлежат особи взрослой, примерно 35 лет от роду.

Версию о том, что найдены папа и сын, Андрей Валерьевич не поддержал — оказывается, мамонты, как и современные слоны, были склонны изгонять половозрелых самцов из семейных групп. Поэтому мамонты-юноши жили самостоятельно либо организовывали свои группы. А вот папа и дочь — вариант вполне вероятный. Если, конечно, кости двух животных не оказались рядом совершенно случайно — ведь они вполне могли быть принесены к месту находки водой. Сказать что-либо более определенное было бы можно, если бы место это в результате рытья котлована не оказалось недоступным.

Кстати, место находки в подобных случаях вообще имеет огромное значение и во многом определяет ее ценность. Кости, вынутые из грунта, утрачивают значительную часть информации — другое дело, если они залегают в определенном геологическом слое и могут многое рассказать и о времени, и об обстоятельствах захоронения. Поэтому, найдя кости мамонта или другого странного и явно не современного животного, не надо спешить их выкапывать и тем более пытаться «реставрировать» (а такое, по словам ученого, тоже случается). Сообщить о находке можно в Палеонтологический музей ТГУ (телефон 529-693) или в областной краеведческий музей. Смысл в этом определенно есть — обнаружение остатков мамонта или бизона хоть и не является сенсацией, но научный интерес, без сомнения, представляет. К тому же кто знает заранее, что станет сенсацией, а что нет?

Что дальше

Как уже сообщалось, заварзинская находка передана в ТГУ — за исключением части зубов, которые автор находки пожелал оставить у себя. Кости предстоит очистить от остатков горной породы и, как говорят музейщики, атрибутировать. Затем последует научная отработка, которая может продолжаться годами.

Посетители Палеонтологического музея эти кости вряд ли увидят — свободного места здесь осталось совсем немного. К тому же в музее уже есть скелет мамонта. Логично было предположить, что это тот самый скелет, который был найден в 1895 году профессором Зайцевым. Я и предположила. Но ответ оказался неожиданным: оказывается, определить происхождение многих костей, которые попали в музей до 1990 года, не представляется возможным, как и указать точное местонахождение конкретных дореволюционных находок.

— В те времена существовала огромная проблема с каталогизированием: кости собирали и аршинными буквами писали на них «Мамонт», как будто никто, кроме писавшего, не мог об этом догадаться, — рассказывает Андрей Валерьевич. — А вот откуда они, где и когда были найдены, никто написать не удосужился. Можно с большой долей уверенности сказать, что они найдены в пределах Томской губернии, но Томская губерния 19-го и начала 20 века — это чуть меньше половины Западной Сибири. Скелет, выставленный в музее, сборный — при его изготовлении использовались кости нескольких животных. Одна даже привезена из Рязанской губернии — вот на ней как раз написано, что это именно Рязанская губерния, 1876-й, если не ошибаюсь, год. Таз был разломлен на несколько кусков, принадлежащих одному животному, но мне удалось его отреставрировать. И бедренная кость великолепно к нему подходит. А вот остальное... Мелкие кости и хвост привезены из Новосибирской области, из знаменитой Волчьей Гривы. Большой научной ценности такой экспонат не представляет, но для музея вполне подходит.

Предвидим вопрос, который часто возникает у людей, совершивших подобные находки или только мечтающих о них — можно ли продать кости ископаемых животных и сколько это может стоить? К сожалению, у музеев возможности приобретать такие экспонаты нет, так что смельчаки, бывает, ищут покупателей в Интернете. Но внутренний рынок назвать оживленным нельзя, а вот попытки продать кости за границу чреваты проблемами, наименьшей из которых может стать утрата находки. Так что лучше уж принести пользу науке добровольно!

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×