Архив
22сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 5473Томск, Инвалиды, Доступная среда

Заезжай, если сможешь: томские инвалиды о барьерах на улицах

Заезжай, если сможешь: томские инвалиды о барьерах на улицах
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Перемещение по городу людей с особенностями здоровья во многом зависит от сопровождающего — родственника или друга, а также доброты и отзывчивости прохожих — кто-то откроет дверь, кто-то поможет преодолеть бордюр, кто-то переведет через дорогу. Городская среда при этом остается, мягко говоря, не совсем комфортной для людей, имеющих нарушения опорно-двигательного аппарата, слабое зрение или особенности психического развития. Этой проблемой уже давно занимается томич Евгений Бурмистров, который сам передвигается на коляске и сталкивается с самыми разными барьерами ежедневно.

***

— В плане доступности городской среды для инвалидов в Томске делаются пока только первые шаги, да и то иногда ошибочные, — говорит Евгений Бурмистров, эксперт программы «Доступная среда». — В свое время было построено много пандусов, подняться по которым без посторонней помощи невозможно: склон был слишком крутой. В настоящее время некоторым собственникам помещений — кафе, магазинов, аптек — приходится переделывать пандусы по предписанию прокуратуры.

Впрочем, человеку на инвалидной коляске или слабовидящему с тростью непросто передвигаться даже по тротуару, выложенному плиткой. В первом случае у человека возникает ощущение, будто он едет по стиральной доске, во втором — незрячий получает неясную, сбивчивую информацию.

— Тротуарная плитка вызывает у нас серьезные нарекания. Во многих местах она положена небрежно или частично разрушена. В итоге щели, ямки и выступающие над поверхностью отдельные плитки затрудняют движение. Едешь по тротуару на инвалидной коляске и трясешься, — сетует Евгений. — Тактильная плитка вообще редко встречается в городе. Кладут ее рабочие, которые толком не понимают, для чего она нужна. В итоге плитка, положенная неправильно, не несет полезной информации для слабовидящих.

В проектной документации обычно прописано, что и как нужно делать, например, при ремонте дорог, тротуаров, пешеходных переходов. Но подрядчик вольно или невольно вносит в проект незначительные, на его взгляд, изменения, которые оборачиваются для маломобильных групп населения дополнительными сложностями.

— Во многих местах встречается завышение бордюрного камня: по регламенту он не должен превышать 14 миллиметров, а в реальности он и два, и пять сантиметров, а кое-где даже десять. Порой это служит для колясочника непреодолимым препятствием, — отмечает Евгений. — На тротуаре по проспекту Ленина затрудняют движение водосточные желоба. В них, как в канаве, застревают колеса не только инвалидных, но и детских колясок. Эти желоба необходимо было накрыть специальной решеткой. Почему это не было сделано даже в центре города — непонятно.

Такие барьеры и неудобства на своем пути инвалиды чаще всего обнаруживают уже тогда, когда все работы завершены. А ведь их можно было своевременно нивелировать…

— К сожалению, в Томске представителей общественных организаций инвалидов не включают в комиссии по приемке тех или иных объектов после завершения строительства или реконструкции. Нет на то доброй воли администрации, — говорит Евгений. — Между тем, на стадии сдачи объекта исправить какие-либо недочеты проще и быстрее. Если же нарушения выявляются уже в процессе эксплуатации объекта, активисты добиваются их устранения через прокуратуру. Для подрядчика это и хлопотнее, и затратнее.

Наиболее труднодоступными, по мнению Евгения, являются магазины шаговой доступности, аптеки, парикмахерские, располагающиеся на первых этажах жилых домов. К ним, как правило, ведут высокие ступеньки, при этом отсутствуют пандусы, а узкие дверные проемы не позволяют попасть внутрь. Новые здания — жилые, торговые и общественные — строятся уже в соответствии с современными требованиями доступности. Но и здесь есть свои трудности…

— По-прежнему актуальна проблема транспортной доступности, — говорит Евгений. — В Томске хорошо развита троллейбусная сеть, и троллейбусы практически все низкопольные и доступные. Но у нас появляются новые микрорайоны, например, Зеленые Горки. Дома там приспособлены для маломобильных граждан, и они туда переселяются. Но вот выезжать в город им становится сложнее: троллейбусы в Зеленые Горки пока не ходят, а старые «пазики» не оборудованы подъемниками…

Но что говорить о городе в целом, если даже лечебно-профилактические учреждения не совсем доступны для пациентов на инвалидной коляске, а персонал не всегда готов оказать им помощь. Томич Николай Муравьев, закрепленный за поликлиникой № 10, рассказывает: ее крыльцо не оборудовано пандусом; чтобы попасть внутрь, нужно подняться по швеллерам (своеобразным рельсам), но они слишком узкие для колес его коляски активного типа. На этом препятствия не заканчиваются…

— Внутри нет никакой инфографики, которая помогла бы сориентироваться: где находится туалет, где лифт, на котором колясочник может подняться на верхние этажи, — говорит молодой человек. — Когда я посетил поликлинику с сотрудниками прокуратуры, мне сразу все показали и рассказали. Оказывается, колясочники могут воспользоваться просторным грузовым лифтом, а помочь им передвигаться может охранник. Но на деле, когда спустя какое-то время я пришел туда один, мне никто не помог, охранник заявил, что это не входит в его обязанности. В итоге я сам еле как втиснулся в обычный лифт…

Малодоступными для инвалидов-колясочников по разным причинам остаются и учреждения культуры. Например, на входе в художественный музей сделан нормальный пандус, а электрический подъемник на второй этаж, где находятся выставочные залы, не функционирует. Проблематично попасть также в читальные залы: в Научной библиотеке ТГУ пандус отсутствует, а в пушкинской не соответствует нормам — слишком крутой склон.

Когда говорят о создании доступной среды для инвалидов, подразумевают прежде всего людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата и слабовидящих. Хотя глухим и слабослышащим тоже нужна поддержка в виде сурдоперевода, да и людям с особенностями психического развития требуется некое визуально-графическое сопровождение, помогающее ориентироваться в городском пространстве.

— У людей с синдромом Дауна или аутическим расстройством своеобразное восприятие окружающей среды, им сложно воспринимать текстовую информацию, — поясняет Евгений Бурмистров. — Чтобы они могли самостоятельно передвигаться по городу, например, из дома в школу, нужны указатели, знаки, символы, понятные на интуитивном уровне. Но пока их нет ни в Томске, ни в России вообще. Они появляются пока только в развитых зарубежных странах, где больше заботятся о качестве жизни своих граждан. Но со временем, возможно, появятся и у нас.

А пока Евгений согласовывает различные проекты, чтобы они соответствовали критериям доступности, дает рекомендации, как правильно установить пандусы и пытается добиться того, чтобы инвалидов включали в комиссии по приемке тех или иных объектов — вновь построенных или реконструированных.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×