Архив
25сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2017
2017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
29 августа 20:12 Прочтений: 7149 Дети, Благотворительность, «Благовестъ»

Мамы по расписанию: как в Томске помогают детям-отказникам

Мамы по расписанию: как в Томске помогают детям-отказникам
Елена Татьянкина ФОТО: Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Когда-то я лежала с ребенком в больнице на Белом озере. Однажды увидела в коридоре мальчика лет трех. Он бегал один, что-то бормотал себе под нос, в общем, развлекал сам себя. На мой вопрос: «Чей малыш, где его мама?» постовая медсестра, уведя мальчика в палату, ответила: «Ничей — отказник он». Так я столкнулась с «ничьим» ребенком лицом к лицу. С человеком, у которого с рождения все по-другому.

Некоторые дети живут в больнице. Не потому, что болеют — просто от них отказались в роддоме. Либо их забрали из родных, но неблагополучных семей сотрудники органов опеки или РОВД. Найденных на улице детей тоже привозят в одну из детских больниц Томска. Они находятся рядом с больными детьми, которые с мамами, и ждут каждый своего поворота судьбы: кого-то усыновят, а кто-то поедет в Дом ребенка. Как вариант — возвращаются в кровную семью, если та докажет свою социальную и родительскую «состоятельность». А до тех пор эти детишки находятся в больнице, где за ними следят и кормят. Лечат, если требуется. Но малышу нужно большее — человек, который к нему неравнодушен. Взрослый, которого можно обнять, когда больно или страшно. Ему нужны простые вещи — любовь, душевное тепло и внимание. Желательно, каждый день.

Светлана Левина, няня благотворительного фонда «БлаговестЪ», работает в первой детской больнице шестой год. Иногда выезжает во вторую, что на Белом озере, когда там просят помощи фонда. «У меня там «дочь» появилась и «мама-мама» — там первый раз ребенок назвал меня мамой», — рассказывает Света.

В проект «Благовеста» «Больничные дети» она попала случайно, увидев объявление на сайте фонда. За ее плечами — опыт работы в детском саду, потому на мой вопрос о трудностях уверенно отвечает: «Справляемся. Тяжело, когда их много, — внимание надо каждому. И покормить в одно время, и переодеть. А сейчас трое — справляемся! Приходим, памперсы меняем, кормим, играем, гуляем, когда погода хорошая. Игрушек у нас много: сенсорика всякая, мячики, куклы, краски... Да все есть. У нас и телевизор есть — мультики показываем. Вещи детские люди приносят в больницу, говорят: «Это брошенным детям». Вещи мы в специальные шкафчики складываем, по возрастам».

Фонд «БлаговестЪ» и проект «Больничные дети» существуют около десяти лет: в 2007 году Яна Свечкарева — первый президент фонда — увидела в больнице брошенных малышей, которых никто не сопровождает; и вскоре нашлись люди, поддержавшие идею заботиться и помогать таким ребятишкам. «У больницы нет ресурсов, чтобы выделить каждому ребенку отдельного человека, который бы с ним занимался целый день, успокаивал его, жалел, то есть выполнял функцию мамы», — делится со мной Елена Татьянкина, нынешний президент фонда.

Мы с Еленой беседуем в небольшом цокольном помещении дома по Лебедева, 65. Вдоль стен — стеллажи с памперсами, товарами для детской гигиены; повсюду всевозможные коробки и коробочки с материалами для творчества, ленточки, игрушки, цветная бумага, карандаши, раскраски, шарики (в Тимирязевской туберкулезной больнице у фонда еще один проект — «Творческие мастерские»). Узнаю, что это помещение предоставила фонду администрация Томска в безвозмездное бессрочное пользование.

— Власть нам помогает, как может, в пределах ее компетенции. Благодарит нас периодически, — Елена показывает толстую папку с цветными бланками и продолжает: — А больница нам дала возможность помочь этим детишкам, и мы очень благодарны им.

Вспоминает, что до их прихода в 2007 году в больницу дети-отказники были там по шесть-восемь месяцев: заболевали, выздоравливали и снова заболевали. При этом в больнице они заметно отставали в развитии от детей своего возраста. Но забота и внимание нянечек положительно отразились на малышах — они стали быстрее поправляться, а общение и занятия помогли им лучше адаптироваться к новым условиям и развиваться в них.

— «БлаговестЪ» — это реальные наши помощники. У нас, конечно, есть медицинские сестры, санитарки и так далее. На одну медсестру может приходиться и двадцать, и тридцать пациентов, и уделить какое-то душевное внимание ребенку не всегда получается даже по времени, — рассказывает Алексей Балановский, главный врач первой детской больницы. — Мы детей кормим, если надо — обследуем и лечим. Но все остальное — постоянное общение и создание для ребенка душевной обстановки, условий, приближенных к теплым, домашним, — это «БлаговестЪ».

Как уточняет Алексей Павлович, стоимость пребывания ребенка в стационаре — около двух тысяч рублей в сутки. Это областные средства, поступающие на содержание детей. Врачи и медперсонал относятся к работе нянечек как к реальному сотрудничеству: одни заботятся о физическом здоровье детей, другие — об их душевном состоянии.

— Для детей это стресс, а они (няни) помогают с ним справиться. Как родители, практически, — продолжает мой собеседник. — Люди там потенциально все добрые — недобрые за такие деньги работать не будут. Я удивляюсь, каким образом они находят деньги, потому что их рекламу практически не вижу. И они все-таки умудряются находить и оплачивать — благодарить людей за труд.

Труд няни легким не назовешь: смена два дня через два, по 12 часов, с разновозрастными детьми с особым социальным статусом. Анна Стекина, руководитель проекта «Больничные дети» со времен его основания, говорит, что самое трудное — уходить от них вечером.

— Очень тяжело. Сейчас девочка есть, похожая на мою дочь: в том же возрасте, так же говорит. Все дети ровно встречают, а она как-то по-особенному. Не могу, прямо до слез... А еще тяжело знать, что сейчас во второй больнице есть ребенок, десять месяцев, а у нас не хватает ресурсов няню к нему вывести.

Анна занимается поиском нянь для «больничных детей», обсуждает с ними все нюансы работы, ведет графики их работы, ищет спонсоров, ведет страницы фонда в социальных сетях. Она развозит по больницам памперсы, игрушки, вещи и сама иногда работает няней.

— Нам всегда хотелось, чтобы ребенок побыстрее попал в семью, кровную или приемную, — делится со мной Анна. — Бывает, дети повторно поступают сюда из кровных семей — грустно, когда одного и того же ребенка несколько раз привозят в больницу. Но наша задача — ухаживать и помогать им здесь и сейчас, быть рядом в сложный для них период.

У няни Натальи Кондратьевой в отделении патологии новорожденных — двое малышей, один из них лежит под системой. Бывают здесь и детки, чьи мамы после родов сами нуждаются в лечении и не могут заботиться о них.

— Если ребенок поступает проблемный, при лечении помогаем: носим на процедуры, на УЗИ, ЭКГ. Отвлекаем внимание, успокаиваем. Самый такой период, когда мама нужна, — говорит Наташа. Только что она возила «ничью» малышку, рожденную 22 июля, на медкомиссию в диагностический центр — ее забирают в приемную семью, готовят документы.

— Жаль, когда отказываются от детей с заболеваниями — им очень сложно потом попасть в семью. В усыновление хотят здоровых детей. Но некоторые все же берут и лечат — ведь свой ребенок тоже может родиться с проблемой. А мы их всех любим. Как своих. Кто будет с ними рядом после выписки, мы не знаем. Но сейчас, в больнице, пускай будет у них няня! Как самое лучшее воспоминание о больничной жизни, где они кому-то очень нужны.

Комментарии (7)

Н
7

Молодцы! Благое дело делают. Да и сила духа нужна - каждый раз сердце надрывать...

K
3

Когда же придет то время, когда родители-отказники будут оплачивать содержание своих брошенных детей? Конечно, не по две тысячи рублей за сутки (где вообще эту цифру Балановский взял? Наверное приплел сюда и содержание себя и своего кабинета).
Наши депутаты всю свою сознательную жизнь стараются, бедные душой, все о себе, любимых. О каких проблемах брошенных детей можно ещё думать? Некогда.

A

Родители отказники и сейчас обязаны выплачивать алименты. Другой вопрос, что со многих из них взять нечего. Большая часть из них ассоциальна. БИОродительница моей дочери за 3 года  выплатила аж 2000 руб . При том что она не опустившаяся совсем, вполне цветущая и здоровая была и почти не пила. Но официально нигде не работала и соответственно, денег не платила.

M
1

Эти женщины восхищают своей любовью, своей готовностью ей делится!
Удачи вам, сил и конечно простого человеческого счастья!!! Вы как никто его заслуживаете!!!

Здравствуйте,а как можно помочь деткам отказникам ?имею ввиду у меня много от ребеночка остается и вещи,и питания детское и погремушки и тд,куда можно передать подскажите пожалуйста

лучше задаться надо вопросом, почему в нашей стране почти миллион сирот в детских домах?кто у нас в стране за все отвечает?
Путин отвечает, он президент, а если под его руководством в России такой бордель, то надо  с него за это спросить.А спрашивать то некому, кого убил, кого посадил , кого запугал. И поэтому власть заботиться только о том, где можно заработать себе денег. на все остальное ей наплевать.В проклятом США почему нет отказников?Уровень жизни у населения выше российского в десятки раз ,там государство это и есть граждане
.А что эти женщины могут сделать одни, только самую малость

ничего не поняла кто кому за что платит?? Волонтеры бесплатно работают?

Новости СМИ, 18+

Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
×