Архив
25февраля
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2018
20182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
7 февраля 13:40 Прочтений: 2811

«Новые грани» и возможности: как в Томске помогают глухим людям

«Новые грани» и возможности: как в Томске помогают глухим людям
ФОТО: центр «Созвучие»

Каково это — жить в абсолютной тишине? Ходить по улицам, смотреть кино или читать книгу, но лишь догадываться, что происходит или о чем речь. Общаться с людьми, не понимая ни слова, и замечать их пренебрежительные взгляды. Кто-то живет так с рождения. Глухие люди — они рядом с нами: обычные люди со своими проблемами, интересами, мечтами и талантами. Но, в отличие от слышащих, для них очень мало возможностей реализовать себя. А большинство из нас их не видит... Или не замечает, словно и нет их.

— Глухим людям тяжело с работой, и часто ее можно найти только по знакомству. А на приеме у врача приходится писать, ведь мы не понимаем друг друга, — рассказывает Оксана, посещающая томскую творческую студию «Новые грани». — Врачи нервничают: напишут что-то и отправят глухого поскорей. Много, где обижают глухих людей. Надо, чтобы в больницах, магазинах, еще где-то хоть немножечко знали жестовый язык, иначе без переводчика нам не обойтись.

У Оксаны двое взрослых детей, она работает на «Сибкабеле» более 20 лет. У нее глухой брат, а у ее бывшего мужа — вся семья глухая. С недавних пор Оксана занимается в инклюзивной творческой студии «Новые грани» в центре поддержки людей с нарушенным слухом «Созвучие» и уже приняла участие в двух спектаклях. Понять друг друга нам с Оксаной помогает Анна Попелло, директор центра.

— Я еще в школе участвовала в различных праздниках. Спорт тоже был в моей жизни, но больше — творчество, — вспоминает моя собеседница. — Прошло много времени, я родила детей... А как-то узнала, что появилась такая творческая студия, и пришла сюда. Мне здесь нравится — зачем сидеть дома, если можно делать что-то интересное. У меня сыну 23 года, и он актер — в профессиональном театре «Индиго».

«Новые грани» — один из проектов центра «Созвучие», помогающего людям с нарушением слуха в Томске. В первом спектакле «Мы есть» участвовало 15 человек, в новогоднем спектакле — уже 25, а зрителей было 70 человек. Ребята репетируют четыре раза в неделю в помещениях своих партнеров. Во всех мероприятиях студии участвует сурдопереводчик. По словам Татьяны Авхимович, режиссера студии, к ним приходят также и слышащие ребята: кто-то учится на сурдопереводчика, а кто-то был на спектакле и ему понравилось. Приходят и родители с детьми — студия открыта для всех желающих: в творческой атмосфере глухим и слышащим легче друг с другом познакомиться и пообщаться, легче понять друг друга; а делая что-то вместе, возникает доверие.

— Я родилась в Томске, но, честно говоря, глухих людей здесь никогда не видела, — говорит Татьяна. — Вернулась в город три года назад, а жестовый язык хотела изучать очень давно — мечтала работать с глухими ребятами, потому что мир глухих такой невероятный! Что странно, у меня никогда не было таких знакомых. Два года назад пошла учить жестовый язык в Томский техникум социальных технологий, где Анна Попелло была мастером курса — с тех пор мы и знакомы. Когда в мае 2017 года появилось «Созвучие», Аня пригласила меня, так как по профессии я — режиссер и актриса.

Татьяна закончила Алтайскую академию культуры и искусств в Барнауле. Какое-то время жила в Москве, где видела очень много глухих ребят на улицах. Говорит, им там намного свободнее, и они могут пойти куда угодно: в Москве много мест для них, много клубов и театров — там «доступная среда» реально работает.

— Почему-то в Томске у глухих нет никакого дома культуры, где они могли бы развиваться в разных творческих направлениях и проявлять себя. Они сидят в телефонах, в Интернете, общаются по барам и кафе — это не совсем правильно. Может и важно, но не основное в жизни. На самом деле, они очень слабо в себя верят: им говорят, что они не могут то, другое. И они привыкли к мысли, что у них нет перспективы, кроме как быть дворником, поэтому мало кто двигается вперед; у многих нет образования: закончили школу, а дальше — все. А они могут быть прекрасными фотографами, стилистами, художниками. Среди них — очень много талантливых людей.

По словам Татьяны, у глухих и слышащих должно быть взаимное желание общаться и понимать друг друга.

— Мир слышащих и мир глухих существуют как-то параллельно, — говорит она. — Не знаю, кто начал первым отгораживаться, но глухие считают себя ненужными, неинтересными, неумными... Им нужно помочь, но и они должны помочь нам их понять. Когда в Томске будут городские мероприятия, мы хотели бы принять участие, сделать какие-нибудь театральные «зарисовки». Начать открывать мир слышащих людей, знакомиться с ними. Показать, что мы есть.

Идея создания центра «Созвучие» принадлежит Анне Попелло, которая сама — инвалид по слуху.

— Мне очень важно, чтобы в моем родном городе людям с нарушенным слухом было комфортно жить, — рассказывает Анна. — Поэтому я стараюсь создавать и продвигать проекты, помогающие им жить в доступной среде, чтобы они не задумывались, как что-то сделать, а просто делали это. Развивались, обучались, находили работу и так далее.

За несколько месяцев существования центра реализовано уже несколько проектов: в инклюзивной творческой студии «Новые грани» любой человек с нарушенным слухом может заниматься творчеством, предлагать и реализовывать идеи и играть интересные роли; пробовать себя в качестве сценариста, актера или декоратора. А в рамках проекта «Глухое кино» центр организует показы фильмов на жестовом языке, созданных глухими режиссерами с глухими актерами — сейчас это активно развивается в России. Сегодня площадкой для просмотра «глухого кино» в Томске является пушкинская библиотека.

— Глухие ходят в кино, и мне их очень жаль, потому что смотреть на экран и догадываться, что происходит, — это очень сложно, — говорит Анна. — Да, красивые спецэффекты, красивая картинка, но когда ты видишь на экране мужчину и женщину, ты думаешь: это брат и сестра или это муж и жена? О чем они говорят, почему она заплакала и ушла? Что происходит? Поэтому глухие сами снимают фильмы на языке жестов. Это, конечно, не уровень обычного кинематографа, это попроще. Но они хотят смотреть фильмы и понимать их. Мы обратились к администрации киноцентра «Киномакс», нас услышали и с февраля некоторые сеансы будут показываться с субтитрами. Сделать город доступным можно только сообща.

Многие проекты «Созвучия» — для детей с нарушением слуха. Анна уверена — нужно давать больше возможностей для развития глухим детям, а подросткам — больше возможностей для их профессионального развития:

— В Томске глухие ребята обучаются в техникуме социальных технологий, но нам бы хотелось, чтобы у них было больше специальностей, куда они могут поступить. Они могут быть замечательными слесарями по ремонту автомобилей, отделочниками, кондитерами или поварами — в этих профессиях не нужно много говорить и коммуницировать. Пока эти специальности для них недоступны, но надеемся, что совместными усилиями с органами власти проблема будет решена.

В рамках совместного проекта с частным детским садом «Паровозики» центр организовал группу выходного дня для глухих детей: раз в неделю с ними занимается воспитатель с базовым знанием жестового языка, по системе Монтессори.

— Это большой прорыв, так как раньше у них не было возможности ходить на развивайки, — делится со мной Анна. — Приходит глухой ребенок в «слышащую» развивайку, а воспитатель не знает жестового языка, не может ничего ему объяснить и не знает, как вовлечь его в общую игру. В нашей группе с детьми великолепно занимаются. Нам сделали льготную цену, и родители очень рады.

— Но откуда дети знают жестовый язык? — спрашиваю я.

— Знают, если растут в семьях глухих. Если в семьях слышащих — это огромная проблема! Когда родители слышат, а ребенок нет, родители часто не хотят учить язык жестов: стереотип о том, что это недоязык, еще жив. И второй вопрос: где родителям выучить его? Платные курсы жестового языка появились в Томске не так давно, а до этого вообще ничего не было.

Анна убеждена: родители не должны платить деньги за то, чтобы их научили разговаривать со своими глухими детьми — это неправильно. Должна быть государственная поддержка.

— Если вы говорите о поддержке семей с детьми-инвалидами, смотрите шире: это не только пандусы и желтые полосы. Еще один стереотип о том, что глухой читает и понимает, тоже живой. А глухой читает, но не понимает, потому что у него словарный запас небольшой. Опять же почему? Потому что обучение глухих детей ведется в основном не на жестовом языке, а на речевом — законодательно не закреплено, чтобы учителя и воспитатели знали жестовый язык, хотя им это просто необходимо. Если воспитатель не знает язык жестов, то как он будет воспитывать этого ребенка? Как объяснит ему, что тот сделал неправильно? Как учитель объяснит, как делать домашнюю работу? Базовые вещи: про мир, про дождик, про все остальное... Никак.

— А как же инклюзивное образование?

— Сейчас «инклюзия» — модное слово. Но если ты глухой, то, придя в слышащее общество, ты не станешь слышащим. В нашем случае нужна частичная инклюзия либо с включением специалиста. Знает воспитатель жестовый язык — все будет замечательно: он будет говорить и показывать, дети будут учить жесты, с глухим ребенком там будут общаться. Только где взять таких воспитателей? А если ребенок попадает в слышащую среду, где 30 детей, то никто не будет ему что-то объяснять. Проще сказать, что он не справляется, и посоветовать идти в коррекционный сад. Так что инклюзия должна быть с умом. Когда вы ребенка просто закидываете в эту среду и говорите: выживай! — спорная инклюзия получается.

Еще один из проектов центра «Созвучие» — инициирование открытия группы в детском реабилитационном центре «Росток» на улице Льва Толстова, совместно с департаментом по вопросам семьи и детей. Оказывается, работа с глухими детьми предполагает и большую работу сурдопедагога — человека, который знает, как с ними работать (тогда как логопеды не знают, что с ними делать). По словам Анны, в Томске есть сурдоцентр на базе Детской областной больницы, где работает два сурдопедагога, а семей с неслышащими детьми в городе около 270-ти, в области — около 600.

— Два специалиста на область — представьте масштабы проблемы. С неслышащим ребенком нужно минимум два раза в неделю заниматься, чтобы хотя бы немного что-то корректировать. Но эти проблемы в Томске никто не решает, и о них не говорят. Мы говорим о том, о чем раньше либо молчали, либо не знали. Если мы собираемся развивать толерантное и доступное общество, то с малого возраста нужно делать его таким. Решать проблемы не тогда, когда глухие во взрослой жизни столкнулись с ними, а когда они еще маленькие. Хотите вместе обучать, развивать — давайте: привлекайте педагогов со знанием жестового языка, и будет хороший результат.

Комментариев нет

Новости СМИ, 18+

Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
×