Архив
11декабря
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2018
20182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 10947

Редактор, профессор, «спортсмэн»: кто ты в декабре 1917-го в Томске?

Редактор, профессор, «спортсмэн»: кто ты в декабре 1917-го в Томске?
из открытых источников

Дочитывая последние страницы газеты «Сибирская жизнь» за 1917 год, мы решили порадовать тех, кто был с нами весь год 2017-й — и поиграть в игру. Выберите высказывание, которое кажется вам наиболее интересным, или соответствует вашему настроению, или просто выберите его наугад. Посмотрите, под каким номером идет выбранная вами цитата. И найдите по номеру его автора — того, кем вы могли бы оказаться, если бы вы жили в Томске в декабре 1917-го — года, навсегда изменившего Россию, Сибирь, Томск.

ЦИТАТЫ

1. «Всякое стремление к автономии... направлено к подрыву власти народных комиссаров и противоречит интересам пролетариата, для которого должен быть один закон — священная воля главарей большевизма и поставленных ими народных комиссаров» (СЖ. 1917. № 28).

2. «В городе за последнее время заметно увеличилось количество нападений на жителей и ограблений и часто в местах, поблизости от которых располагаются посты. Однако помощь милиционерами оказывается не всегда, так как милиционеров часто не оказывается на своих местах... Предлагаю гг. комиссарам лично и через членов комитета и старших команд каждую ночь проверять посты и о всех случаях отсутствия милиционеров утром сообщать начальнику милиции для принятия соответствующих мер» (СЖ. 1917. № 279).

3. «В этот ответственный момент чувство гражданского долга обязывает нас сказать открыто: довольно безумства! Вся власть Учредительному собранию — единственному хозяину земли русской» (СЖ. 1917. № 267).

4. «Мечтать о введении социалистического строя в России, даже хотя бы в Сибири, сущая наивность, пожалуй, лучше сказать, нелепость. Наш опыт говорит нас это с полной убедительностью» (СЖ. 1917. № 275).

5. «Большевику не может быть места среди людей, собирающихся устраивать автономную Сибирь. А если вы полагаете, что без них вы не сможете организовать власти, то вы должны заранее знать, что и никакой власти вы не сумеете организовать и не сможете вывести страну из состояния анархии» (СЖ. 1917. № 271).

6. «Гласным, конечно, известно, что город переживает тяжелый кризис. Ни муки, ни зерна уже несколько дней у нас нет и вряд ли мы можем рассчитывать получить в ближайшие дни. ...В настоящее время север России, Петроград, северные губернии и северный фронт переживают страшную хлебную нужду. Краевой совет должен направлять хлеб, главным образом, в Россию и в ближайшее время мы, вероятно, его не получим» (СЖ. 1917. № 274).

7. «Товарищи!... Я, как солдат, крестьянин и рабочий, скажу с другой точки зрения. На этом съезде одни только буржуи и капиталисты. Я спрошу, товарищи, были ли выборы от крестьян? Нет, ни от крестьян, ни от солдат, ни тот рабочих не выбирали. Были выборы от капитала!» (СЖ. 1917. № 272).

8. «Караул! Грабят! Убивают!»

9. «В воскресенье, 10 ноября, на ипподроме второй день беговых и скаковых состязаний зимнего сезона. Разыграно было 7 призов на 2.385 р. Участвовало в состязании 22 лошади — 19 рысистых и 3 скаковые. Мороз держался порядочный. Реомюр показывал 15 градусов. Дорожка жесткая. Резвость для зимы довольно приличная» (СЖ. 1917. № 269).

10. «Чево у меня вчерась девчонки наделали... Пошла я сюда рано утром и наказала им самовар поставить — отец проснется, чтобы напоили его чаем, да и я к этой поре подойду. Вернулась, смотрю — труба накалилась; а оне углей наклали, а воды-то не налили. Ведь, вот, грех какой, с этой мукой. Да ладно, знакомый мужик-мастер, вчера же и починил» (СЖ. 1917. № 269).

11. «Простите, — нынче не берусь

Я стол готовить в вашем вкусе, —

Большая редкость ныне гусь

(Зато есть ЛАПЧАТЫЕ гуси!)

Беднеет с каждым днем страна,

Свиней в России стало мало,

Уж три целковых ветчина

(но СВИНСТВА больше, чем бывало)

(СЖ. 1917. № 271)

12. «В мире пернатых обычное в это время года затишье. В бору попадаются дятлы, гаички, поползни. На лугах много сорок, воронов, черные вороны, местами белые куропатки... Близ Томска 12-го птицеловы поймали розовую чечевицу... По-видимому, эта интереснейшая птица ежегодно осенью наблюдается под Томском» (СЖ. 1917. № 267),

13. Уральские самоцветы

Аквамарины, ольмонтины, аметисты, бериллы, рубины, изумруды, опалы, топазы, турмалины, тяжеловесы, хризолиты, щерли и проч. Драгоценные камни, гранение екатеринбургских кустарей для колец, серег, брошь, кулонов и т.д., предлагает по ценам значительно ниже магазинных» СЖ. 1917. № 266).

ОТВЕТЫ

1. Вы — Федор Лыткин, большевик, выступающий 19 декабря на заседании томского совета рабочих и солдатских депутатов. Корреспондент «Сибирской жизни» так описывал выступавшего:

«Сразу бросается в глаза боевой вид товарища Лыткина с забинтованной головой и с рукой на перевязи... Говорит Лыткин быстро, громко и очень нервно, в словах его мало правды, но бездна темперамента. Аудитория, в подавляющем большинстве солдатская, от речи Лыткина в восторге» (СЖ. 1917. № 27»).

Большевики все больше проявлялись в жизни Томска, теперь «Сибирская жизнь» уже не могла не замечать представителей новой власти — но по-прежнему категорически не принимала их установок, методов, решений. Большевики платили газете той же монетой...


В честь Федора Лыткина — «активного участника борьбы за власть Советов» — названы улицы в Томске, Иркутске и Енисейске

2. Вы — начальник милиции Томска, тщетно пытающийся справиться с разгулом преступности. Противостоять же этому разгулу должны были милиционеры, в отношении которых томская Дума в декабре приняла следующее постановление:

«1. Вооружить городскую милицию вместо револьверов винчестерами и снабдить ее обувью, так как в настоящее время при смене постовых милиционеров последние уходят в участки, чтобы передать свою обувь следующим дежурным, И, таким образом, из-за недостатка обуви у милиционеров, оставляемые ими участки в это время остаются без охраны» (СЖ. 1917. № 280).


Первые томские милиционеры появились на улицах города в марте 1917 года. Тогда казалось, что они справятся с охраной порядка гораздо лучше, чем старая ненавистная полиция

3. Вы — один из 173 студентов томских высших учебных заведений, которые, «обсудив 6 декабря 1917 года переживаемые события», приняли резолюцию о поддержке Учредительного собрания.

Вообще про студентов в 1917 году вспомнили и большевики, и областники. «Сибирская жизнь» сообщала, что прибывший в Томск столичный представитель большевиков первым делом направился в университет, чтобы оценить работу по пропаганде большевизма в студенческой среде. Областники не отставали:

«Грозные события, переживаемые Россией, повелительно требуют неотложной областной организации Сибири. Осведомительное бюро чрезвычайного всесибирского съезда организует широкую пропаганду задач и значения областной организации Сибири. Оно поручило профессору Н.Я. Новомбергскому и профессору С.Р. Никонову вести беседу об областничестве в новом актовом зале университета в 12 часов 6 декабря. Просьба к учащимся в средних и высших учебных заведениях г. Томска посетить беседу с целью приобретения сведений для дальнейшей самостоятельной пропаганды» (СЖ. 1917. № 266).


Томский университет редко фотографировали зимой, но один снимок все-таки нашелся

4. Вы — профессор Императорского Томского университета Иосиф Исаевич Аносов, юрист, который в 1917 году постоянно выступал на страницах «Сибирской жизни» с объяснением происходящих в России событий. Аносов поддержал сибирских областников в их стремлении отделиться от наступающей власти Советов:

«Чрезвычайный общесибирский съезд образовал орган для временного, до созыва Сибирского Учредительного собрания, управления Сибирью. Меру эту, при нынешних условиях, можно только приветствовать. При невообразимой анархии, при полном отсутствии работоспособности центра окраинам только и остается, что спасаться за свой страх и риск, и это, как мы видим, ныне и делается» (СЖ. 1917. № 275).


Заметка из «Сибирской жизни», свидетельствующая о том, что Чрезвычайный Сибирский областной съезд в декабре 1917 года выбрал новое сибирское правительство, которое возглавил Г.Н. Потанин

5. Вы — редактор «Сибирской жизни» Александр Васильевич Адрианов. Убежденный областник и противник большевизма, он требовал полностью отстранить большевиков от сибирских дел, обращая внимание на то, что в Сибирь уже направлены «эшелоны большевиков-матросов с полным боевым вооружением» — для разгрома формирующийся Сибирской республики. Свой пост редактора «Сибирской жизни» Адрианов не покинул до самого конца, и как противник советской власти был расстрелян в 1920 году.


Мемориальная доска была открыта в Томске 7 ноября 1991 года на здании, где в последние годы существования газеты помещалась редакция «Сибирской жизни» (угол улицы Гагарина и переулка Нахановича). Фото: towiki.ru/Олег Абрамов

6. Вы — городской голова И.П. Пучков, докладывающий о состоянии дел на заседании городской думы от 15 декабря 1917 года.

А состояние было просто аховое. Мука заканчивалась, за ее остатками выстраивались бесконечные «хвосты». Отчаявшиеся люди готовы были на отчаянные действия:

«В пятницу, 15 декабря, около часа дня, собравшаяся около думского моста толпа женщин задержала 4 воза муки, в количестве 200 пудов. На вопросы толпы, откуда и куда везут муку, возчики дали не удовлетворяющие женщин ответа, потому по требованию толпы мука эта была тут же сдана в лавку Горохова и роздана по талонам участникам захвата» (СЖ. 1917. № 276). Между прочим, мука эта предназначалась для рабочих Кузнецкого уезда, и что должны были делать они в этом случае — непонятно...


Женщины в 1917 году проявляли небывалую активность — и не только митингующие солдатки, изображенные на фотографии, но обычные жительницы города, вынужденные добывать еду для своих семей

7. Вы — большевик-солдат Новиков, выступающий 13 декабря на областническом митинге в зале общественного собрания. Кстати про общественное собрание. В декабре его захватили большевики для проведения своих собраний — после того, как сгорел манеж общества физического развития, где они собирались раньше. В огне погибло несколько человек — член совета солдатских депутатов, солдаты; жертв могло быть больше, но, к счастью, заседания нескольких общественных организаций, которые проходили в этот день в манеже, уже закончились. «Сибирская жизнь», сочувствуя убыткам домовладельца и общественным организациям, оставшимся без крова, тем не менее отнюдь не одобрила «переселения» большевиков:

«В связи с уничтожением пожаром здания общества физического развития томским советом солдатских и рабочих депутатов предъявлено совету старшин томского общественного собрания требование о предоставлении зрительного зала со всеми прилегающими к нему помещениями в распоряжение совета с. и р. депутатов.

Требование это предъявлено в категорической форме, не допускающей каких-либо возражений, и на этот захват приходится смотреть, как на факт почти уже совершившийся» (СЖ. 1917. № 279).

Так что никаких теперь благотворительных и культурных вечеров, концертов и гастролей — грустила газета, недоумевая — почему большевики не могли занять кинотеатры «Новый» или «Глобус», или помещение бесплатной библиотеки?...


Общественное собрание в 1917 году служило местом проведения вечеров, акций, митингов, собраний, концертов... Вплоть до того времени, когда его облюбовал Совет солдатских и рабочих депутатов

8. Вы — обычный житель Томска, о котором «Сибирская жизнь» писала:

«Караул! Грабят! Убивают! — Вот крики, все чаще и чаще оглашающие улицы и форумы «Сибирских Афин».... Последние дни они звучат как-то особенно громко и с надрывом, переходя в вопли отчаяния.

Бедные Афиняне! Бедные свободные жители!» (СЖ. 1917. № 277).

Или вот заметка «Знамение времени»:

«Дневник происшествий в городе с каждым днем обогащается. Убийства, грабежи, кражи со взломом, кражи простые — явление обычное. Грабители доходят до того, что никого не боятся и начинают снимать шубы с прохожих и отбирать у них кошельки чуть ли не днем — были случаи отобрания шуб в 6 часу вечера — и притом на людных местах (на Площади революции)» (СЖ. 1917. № 274).


В декабре 1917 года горожане могли подвергнуться нападению в самом центре города — и не получить никакой помощи ни от прохожих, ни от солдат, ни от милиционеров

9. Вы — «спортсмэн». Именно так подписывался журналист «Сибирской жизни», который вел постоянную спортивную хронику на страницах газеты. Он писал и о лыжном спорте, и о футболе, и о велосипедном спорте, но чаще всего — про конные соревнования на ипподроме.

А где же был ипподром в Томске, и куда он делся? Вот что сообщает энциклопедия города Томска:

«Открыт в 1879 году Обществом охотников конского бега. <...> Сначала ипподром располагался в районе, прилегавшем к ул. Казанской и Бульварной (ныне к северо-западу от площади Кирова). Он был оборудован всеми необходимыми сооружениями: беговой дорожкой, террасами, загонами. В конце XIX в. вследствие застройки района вокруг ипподрома назрела необходимость его переноса. Новым местом для строительства ипподрома и госконюшни был выбран пустырь, с востока примыкавший к улице Солдатской (ныне площадь, занятая Дворцом спорта и зрелищ). В 1970 г. ипподром был закрыт».


Ипподром в Томске закрылся только в 1970 году. Как жаль...

10. Вы — баба из очереди за мукой, описанная корреспондентом «Сибирской жизни» в «Картинках томской жизни» под названием «В хвосте». Но не все истории заканчивались так же безобидно, как у нее. Газета писала о следующем случае:

«Служащий городского самоуправления Алалыков был командирован своими сослуживцами в села губернии с целью закупки предметов питания для лавки служащих. Возвратившись из поездки, Алалыков, видя продовольственные неурядицы в городе, длинные хвосты и т.п., пытался помочь населению, но получил нервное расстройство и сошел с ума. Сумасшедший рассказывал всем и каждому «грандиозный» план снабжения города продуктами, осуществив который Томск расцвел бы, а по его примеру, и вся городская Россия избавилась бы от угрожающего ей голода» (СЖ. 1917. № 266).


Мука: вот что стало предметом острейшего дефицита в Томске в 1917 году

11. Вы — фельетонист «Сибирской жизни», который подписывал свои публикации псевдонимом «Дядя Федул». Они были практически в каждом номере: российская действительность ежедневно подкидывала темы для фельетонов и юморесок — представляющих собой «смех сквозь слезы».

Надо сказать, что народ тоже не отставал. Газета писала о появлении новых томских частушек «на злобу» дня, например вот таких:

«Питер, Питер большевистский,

Взял кредитки написал:

Я сперва кредитки тискал,

А потом — употреблял.

***

Я калош не ношу —

Берегу их к лету.

Извините, господа,

У меня их нету!

***

Всю-то ночку простояла,

Муки-сеянки ждала,

Все грозили — муки нету,

Ажно оторопь взяла» (СЖ. 1917. № 274).


Томская действительность отображалась не только в фотографиях, газетах, книгах — но и в частушках, сочиняемых простыми жителями города

12. Вы — Герман Эдуардович Иоганзен, постоянный корреспондент «Сибирской жизни», ежемесячно дающий зарисовки томской природы. Его короткие сообщения о жизни птиц и зверей в Томской губернии, о погоде, о ледоставах и ледоходах до сих пор воспринимаются как «островки безопасности» в море тревожных сообщений 1917 года.


Герман Эдуардович Иоганзен, зоолог, с 1921 года — профессор ТГУ

13. Вы — «комиссионер, прибывший на короткое время в г. Томск» и принимающий всех по адресу: уд. Духовская, д. 18, вход со двора, первые парадные двери, ежедневно с 11 до 18 часов.

Центр обширной Томской губернии, крупный транспортный узел, сосредоточие культурной, общественно-политической и административной жизни — Томск долгое время был притягательным местом для торговли. Советская власть не пошла ему на пользу: он потерял свое «столичное» значение, одно время входил в состав Новосибирской области, — и только университет, многочисленные институты, неунывающее студенчество, увлеченная профессура помогли ему пережить это непростое время и вновь возродиться во второй половине XX века.

Мы заканчиваем свой проект и желаем нашим читателям никогда не терять надежды и бодрости духа. И так же, как Томск, стойко перенести все неприятности в уверенности, что вперед нас ждет только лучшее.

С наступающим Новым годом!

Следите за нашим Telegram, чтобы не пропускать самое интересное

Комментарии (4)

S
1

Огромное спасибо за фотографии старого Томска! Печатайте еще, очень интересно!

I
1

красивый был город

«Простите, — нынче не берусь

Я стол готовить в вашем вкусе, —

Большая редкость ныне гусь

(Зато есть ЛАПЧАТЫЕ гуси!)

Беднеет с каждым днем страна,

Свиней в России стало мало,

Уж три целковых ветчина

(но СВИНСТВА больше, чем бывало)

(СЖ. 1917. № 271)
Показалось актуальным и на сегодняшний день.....

I

Красивый город был, раньше его называли Сибирски Лос-Анджелес, Sybyrsky LA...

Новости СМИ, 18+

Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
×