Архив
7июля
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2022
202220212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 6249Томск, Инвалиды, Жилье, Галина Маракулина

Жить доступно: как в Томске работает переселение инвалидов

Жить доступно: как в Томске работает переселение инвалидов
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Сегодня жилищный вопрос по-прежнему актуален для многих, но для людей с ограниченными возможностями его решение имеет особое значение. Реабилитация, лекарственное обеспечение и другие проблемы им приходится решать часто за свой счет. Поэтому любая помощь инвалидам — огромное подспорье для них, тем более если она касается доступного жилья.

— В доме на улице Ивановского я жила с момента его заселения в 1980 году, — рассказывает Ольга Геннадьевна, мама Влады. — Потом там же купили с мужем квартиру на третьем этаже. В доме 75-й серии нет пандусов, а инвалидная коляска в лифт не входила. Хорошо, что у дочки много друзей: они на руках вытаскивали ее и коляску, чтобы вместе погулять на улице. Сами понимаете, это не выход. Но денег на ипотеку у нас не было, а в том районе квартиры старые, дешевые.

Владе 22 года, и у нее ДЦП с рождения. Сейчас она с семьей живет в трехкомнатной квартире на первом этаже по улице Обручева — в прошлом году они приобрели ее с помощью средств из городского бюджета в рамках программы по переселению инвалидов. По словам девушки, здесь ей удобнее передвигаться: широкие дверные проемы и просторный коридор позволяют проезжать на коляске во все комнаты.

А вот выехать на улицу не так просто: у Влады плохо работает левая рука, поэтому ей трудно самой открывать двери в подъезде, сидя на коляске. И на улице передвигаться сложно: с одной стороны — горка, а с другой — крутой склон. Без помощи никак не обойтись — рельефный микрорайон Солнечный не вполне приспособлен для людей с ограниченными возможностями.

В начале 2016 года Влада с мамой узнали о городской программе по переселению инвалидов на первые этажи. Ольга Геннадьевна подала документы, и в мае они выставили квартиру на продажу. Однако дело застопорилось: людям все нравилось, но квартиру не брали, так как всем хотелось жилье в другом районе. К тому же, летом смотрели мало — у всех в это время дачи и отпуска.

— Квартиру мы продавали год, наверное, — вспоминает Ольга Геннадьевна. — А по программе нужно было до 1 декабря подать документы в администрацию, чтобы нам проплатили деньги. Мы не успевали заключить сделку: нашу квартиру брали в ипотеку, и новая квартира тоже была в ипотеке. Говорили в администрации, что у нас уже есть покупатель, но в итоге все сорвалось. Ждали, что получится в 2017 году: программа была продлена, мы в очереди остались, и деньги, которые нам выделили, за нами тоже остались. А заново подавать документы нам уже не было нужно. С новой квартирой нам просто повезло: ее хозяйка выставила невысокую цену, чтобы перекрыть свою ипотеку. Хорошо, что сейчас делают такие квартиры: и пандусы есть, и лифт идет с цокольного этажа. Хоть 500 тысяч рублей — это не так много, но все равно спасибо за такую возможность.

Как уточняет и.о. заместителя мэра по социальной политике Галина Маракулина, такая мера соцподдержки инвалидов разработана в 2015 году по поручению мэра Ивана Кляйна и действует с марта 2016-го. Ежегодно в бюджете Томска предусмотрены средства на оказание материальной помощи в переселении маломобильных граждан в размере 4,7 миллиона рублей. Эта сумма позволяет оказывать помощь девяти гражданам — инвалидам I и II групп с нарушением функций опорно-двигательного аппарата и семьям, имеющим детей-инвалидов с такими же нарушениями. Каждый из них может получить до 500 тысяч рублей для приобретения нового комфортного жилья взамен квартир, расположенных выше первого этажа. Еще до 20 тысяч рублей предусмотрено на компенсацию оплаты услуг риелторов.

Чтобы получить помощь, нужно обратиться с заявлением в комитет жилищной политики. После рассмотрения заявления его автор включается в книгу учета. Когда подходит очередь, человека об этом уведомляют. После этого он может продать свое жилье, приобрести подходящее, расположенное на первом этаже или в приспособленном для маломобильных граждан доме (выше первого этажа), и обратиться с пакетом документов в комитет жилищной политики.

Сумма компенсации определяется в зависимости от разницы в стоимостях продаваемого и приобретаемого жилья (по результатам рыночной оценки). В процессе заключения сделки специалист комитета жилищной политики взаимодействует с получателем помощи и следит, чтобы жилье подходило под требования предоставления меры соцподдержки.

По словам Галины Анатольевны, предоставленными за 2016-2017 годы выплатами воспользовались восемь томичей. По ряду заявлений было принято решение об отказе, например, в связи с тем, что обратившиеся граждане или члены их семьи имели в собственности жилые помещения, расположенные на первом этаже или в частном жилом доме.

Всего на сегодня в мэрии зарегистрировано 36 заявлений. Из них по шести принято отрицательное решение, однако в дальнейшем при повторном обращении по четырем семьям оно стало положительным (в случае устранения замечаний к предоставленным документам, послужившим основанием для отказа).

Ложка дегтя

Татьяне Чуржаковой, инвалиду I группы, пока не удалось попасть в программу. Сначала ей сказали, что у нее нет права на эту помощь, так как ее семье в 2006 году уже давали субсидию на улучшение жилищных условий (правда, субсидия была из федерального бюджета, а тут — городской). Потом ей сказали, что надо было успеть подать документы до декабря 2017 года. А когда девушка вновь обратилась в комитет жилищной политики в феврале этого года, специалист снова не стала принимать ее документы — посоветовала подождать до конца марта, сославшись на какой-то закон, который должны то ли изменить, то ли принять.

— У меня с рождения диагноз ДЦП. Сейчас мне 27 лет и я хожу на костылях, — делится со мной Таня. — У меня есть и коляска, но я понимаю: если сяду на нее, то больше не встану — к ней привыкаешь. Мне помогают родители, друзья, соцработники, волонтеры: им приходится меня встречать и провожать, иначе мне из дома никак не выйти. У меня плохое равновесие и я не могу перехватываться руками с костыля на поручни, поэтому при спуске с лестницы могу упасть. Мне очень нужен первый этаж и пандус, ведь у меня два костыля — руки всегда заняты.

Семья Тани стояла на очереди на улучшение жилищных условий с 1990 года как семья с ребенком-инвалидом. Тогда жили на втором этаже в деревянном доме, где не было слива и горячей воды. По словам девушки, двухкомнатную квартиру, положенную им по закону, так и не дали, а предложили в 2006 году субсидию в 350 тысяч рублей. Родители, конечно, не отказались, чтобы не остаться ни с чем. Взяли кредит и купили на Алтайской секционку на втором этаже, где душ и туалет на площадке, плохая лестница и неровные полы в доме.

С июля 2017-го Татьяна живет здесь одна, в условиях, очень далеких от идеальных. Тем не менее не жалуется — не в ее характере. На работу и с работы ей помогает добираться социальный работник, а в остальном старается справляться сама.

— В 25 лет закончила университет — по образованию я специалист по социальной работе. Веду активный образ жизни, занимаюсь спортом, волонтерствую, посещаю различные мероприятия. Прошлым летом ездила на «Робинзонаду» в палаточный лагерь в Кемеровской области, где ребята с инвалидностью жили в палатках. Стараюсь работать и справляться со всеми ситуациями самостоятельно. Мне нужен первый этаж, чтобы самой выходить из дома. Но кредит я не потяну, даже с поддержкой мамы: у меня зарплата небольшая, пенсия тоже. Кроме того, много трачу на проезд на такси, так как в общественном транспорте ездить без помощи не могу, а социальное такси нужно заказывать заранее. Я такой человек — всего добиваюсь сама, но в этой ситуации мне действительно нужна помощь.

Нужны доработки

Ирина Дорохова, председатель томского отделения Всероссийского общества инвалидов, убеждена: то, что программа существует и кому-то помогает, — это уже большое достижение.

— В соседних субъектах РФ подобной программы нет. Многие регионы, с которыми мы раз в год встречаемся в Москве и два-три раза в год по Сибири, считают, что это очень удачный опыт, и хотят его перенять. Хорошо, что какая-то часть инвалидов может самореализовываться, работать, быть полезной не только себе самому, но и обществу и государству. И хорошо, что те, кому не удалось переехать в течение года, остаются в очереди и могут получить помощь в следующем.

Как говорит Ирина, сложность в том, что люди часто не успевают продать квартиру в установленный программой срок. Кроме того, инвалиды чаще хотят переезжать в дома, построенные ТДСК. Там есть два варианта: когда полностью адаптирован первый этаж, и когда первый этаж недоступен, но с него можно подняться выше на адаптированные этажи. Однако уже имеющие жилье на первом этаже в старом доме инвалиды не могут ни поучаствовать в программе, ни решить вопрос с адаптацией своего жилья.

— Сделать пандус и адаптировать дома старой постройки (67, 75 и 86 серии) для инвалида-колясочника — невозможно. Даже на первом этаже угол наклона пандуса слишком высокий. Поэтому основным критерием должна стать доступность: чтобы человек мог зайти домой и выйти из дома, — считает Ирина. — Пятиэтажные дома с квартирами 67 серии совершенно не доступны инвалидам, но тот факт, что человек уже живет на первом этаже, не позволяет ему получить помощь и переехать в доступное для него жилье.

Мы недавно это выявили, поскольку программа работает всего два года, и у нас в городе в ней участвует мало инвалидов. Думаю, программу можно доработать. В этом году будет 30-летие ВОИ, и в конце апреля состоится круглый стол. Будем обсуждать вопрос коллегиально и тогда сможем выступить с необходимой инициативой.

Следите за нашим Telegram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×