Архив
15августа
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2022
202220212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти

Тариф «экономный»: в Томске урезали финансирование на процедуру диализа

Тариф «экономный»: в Томске урезали финансирование на процедуру диализа
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Более 150 больных почечной недостаточностью из Томской области в конце июня написали открытое письмо, в котором сообщили, что лишились одной из важных процедур — гемодиафильтрации. Причина тому — недостаточное финансирование томского диализного центра «Нефролайн». В услуге нуждается треть пациентов диализного центра, то есть больше 70 человек. По данным самого «Нефролайна», сейчас гемодиафильтрация в центре проводится, однако финансирование процедуры сокращено.

Заведующий отделением «Нефролайн Томск» Александр Гейниц поясняет, что гемодиализ и гемодиафильтрация — это разные виды заместительной почечной терапии.

— Гемодиафильтрация — это небольшая модификация гемодиализа, которая имеет свои показания. Есть пациенты, которым предпочтительней гемодиафильтрация, чем диализ. Переносят процедуру гемодиализа они так же, но результативность ниже, так как гемодиафильтрация позволяет более эффективно выводить поток токсинов.

Алексей Батурин — один из тех пациентов, которому гемодиафильтрация необходима. Три раза в неделю он проходит эту процедуру, которая длится 4,5 часа. Каждый понедельник, среду и пятницу вечером Алексей отправляется в конец Томска, на улицу Ивана Черных, и по окончании процедуры, в полночь, возвращается домой изможденным. Только после сна он почувствует себя хорошо. Так продолжается последние 16 лет. За это время Алексей купил жилье близко к диализному центру, чтобы не ездить по жаре и морозам на автобусе через весь город, познакомился со всеми пациентами с его смены. Без диализа его жизнь невозможна.

Помимо самих процедур, Алексей принимает множество лекарств, которые поддерживают работу мозга, сердечно-сосудистой системы: почки не работают и не выводят калий, а из-за его избытка нарушается работа сердца, и оно может остановиться. Алексей соблюдает специальную диету и режим физических нагрузок. Но живет обычной жизнью: Алексей женат, у него двое детей, он работает и выплачивает ипотеку.

Во время диализа у Алексея происходит обострение синдрома беспокойных ног. Это заболевание, при котором человек испытывает сильный дискомфорт в конечностях и не может контролировать их движение.

— Неприятное такое ощущение, ты не можешь себе места найти, — рассказывает Алексей Батурин. — Спокойно ноги не можешь держать. Если что-то делаешь ногами, даешь нагрузку — становится легче, успокаиваешься — тебя начинает изнутри выворачивать. Пытались успокаивающими препаратами воздействовать, чтобы я уснул — не помогает.

Для мужчины процедура диализа превратилась в почти не останавливающиеся мучения и попытки «усмирить» свои ноги. После того, как лечение успокоительными не помогло, заведующий предложил Алексею попробовать процедуру гемодиафильтрации. Синдром перестал беспокоить.

Поэтому новость о том, что у центра не хватает денег на гемодиафильтрацию, встревожила Алексея всерьез. Он находится на диализе с 2002 года и помнит перебои с процедурами из-за поломок аппаратов еще до открытия центра «Нефролайн».

— Сейчас для меня понедельник — самый тяжелый день. Потому что до этого я без диализа два дня — субботу и воскресенье. Я, если можно сравнить, чувствую себя так, как будто у меня очень сильное похмелье. Я мечтаю в понедельник попасть на диализ, очиститься и вздохнуть полной грудью. Почему гемодиализ длится четыре часа? За первые два часа ты очищаешься от основных токсинов, а метаболитов у нас накапливается гораздо больше, и последующие два часа организм очищается от них. Для меня гемодиафильтрация — это важная процедура в дополнение к диализу. Если ее уберут, качество жизни ухудшится.

— Когда мы узнали о том, что процедуру могут отменить, у нас возникла прям революционная ситуация, — продолжает Алексей. — Пациенты собирались идти с плакатами к «белому» дому. Понятно, что поорать мы можем, но конструктивные средства еще не все использовали. Да и смешно было бы: больные люди — кто-то на костылях, на колясках — вышли митинговать.

Поэтому пока пациенты ограничились открытым письмом. По словам представителя пациентской организации «НЕФРО-ЛИГА» (межрегиональная общественная организация нефрологических пациентов, включает более 40 регионов, существует с 2008 года) Евгения Хорошилова, в конце августа прошлого года пациенты обратились в прокуратуру с просьбой разобраться в причинах занижения тарифов.

— Просьба пациентов была признана обоснованной, прокуратура произвела проверку и в сентябре потребовала устранить нарушения законодательства в сфере здравоохранения губернатора Томской области, — отметил Хорошилов.

Как рассказал директор «Нефролайна» Федор Усынин, последние два года медицинская компания лечила пациентов по тарифам, которые были ниже экономически обоснованных и рекомендованных Минздравом и федеральным фондом ОМС.

— В декабре 2017 года комиссия увеличивает тариф на гемодиафильтрацию (с 1 марта 2016-го действовал тариф 5 285 рублей, который с 1 января 2018-го был повышен до 5 496) на 211 рублей, но с 24 апреля тариф уменьшается на 377 рублей (он составил 5 119 рублей). Вот так комиссия выполнила предписание прокуратуры, — рассказал Усынин.

Действительно, в конце апреля этого года комиссия по территориальной разработке фонда ОМС в Томской области заключила дополнительное соглашение, по результатам которого тариф снизился на 377 рублей, то есть стал ниже, чем два года назад.

В ответе на запрос портала vtomske.ru в облдепартамент здравоохранения говорится, что тариф был изменен решением комиссии от 26 апреля 2018 года «в связи с внесенными изменениями в методические рекомендации по способам оплаты медицинской помощи за счет средств ОМС». Однако в департаменте не пояснили, каким образом способы оплаты повлияли на размер тарифа.

— По разработанному регламенту, рекомендованному Минздравом РФ, тариф 5 949 рублей необходимо было умножить на коэффициент 1,08. Это минимально обоснованная стоимость, в которую включено все, что входит в процедуру оказания медпомощи: оборудование, расходные материалы, работа персонала, коммунальные платежи и так далее. В итоге в нашем регионе стоимость процедуры снизилась, — объясняет Усынин. — Это решение негативно отразится на работе медицинского центра.

В ответ на запрос vtomske.ru начальник департамента здравоохранения Александр Холопов сообщил, что по сравнению с прошлым годом стоимость процедуры гемодиафильтрации выросла на 4 %: c 5 285 до 5 497 рублей. Однако директор «Нефролайна» утверждает: гемодиафильтрация стоила 5 497 рублей, а сейчас на нее выделяется 5 199 рублей.

Это ниже, чем в любом регионе РФ. Ни в одном регионе Сибирского федерального округа цена на гемодиализ не опускается ниже шести тысяч рублей.

Таким образом, комиссия по разработке территориальной программы ОМС выделила компании «Нефролайн», проводящей процедуру, на 25 % меньше денег, чем организациям в других сибирских регионах.

В облздраве заявили, что сравнивать действующие тарифы на оплату услуг диализа с соседними регионами (Новосибирск, Красноярск, Кемерово) некорректно из-за внешних факторов, влияющих на социально-экономическое развитие каждого региона.

— У каждого пациента 13 сеансов в месяц, пациентов больше 200. Представляете, какая экономическая нагрузка ложится на плечи компании, которая находится на одноканальном (финансируется только из бюджета — прим. автора) финансировании? — не согласен с такой позицией Федор Усынин.

Причем о снижении финансирования услуг «Нефролайн» узнал лишь спустя полтора месяца. Все это время сотрудники центра были уверены, что финансирование остается на прежнем уровне.

— Представьте себе, если вы ходили бы в магазин, брали хлеб и говорили, что через месяц вы рассчитаетесь по цене 20 копеек. Продавец бы вам давал хлеб в течение месяца, а потом вы бы ему сказали: «Меня не устраивает эта сумма. 15 копеек на ваш хлеб — это красная цена», — приводит аналогию Федор Усынин. — Должны быть правила, которые не меняются задним числом. Мы ощущаем ответственность за жизнь наших пациентов, поэтому стараемся наладить диалог с территориальным фондом ОМС, но, к сожалению, пока что безрезультатно. К существующим проблемам наши пациенты относятся с пониманием и надеются, что это не отразится на качестве оказания медицинской помощи.

Как рассказал Евгений Хорошилов, 19 июля пациентов пригласили в областной департамент здравоохранения, чтобы обсудить возникшую проблему.

— Нас выслушали. Мы услышали, что денег нет. Результат — нулевой.

Это подтвердил и директор «Нефролайна» Федор Усынин. По его словам, на встрече должны были присутствовать ответственные специалисты и начальник областного департамента, но оказалось, что все они заняты или находятся в отпуске.

— Эта ситуация заставила российские диализные центры объединиться в новое сообщество — Ассоциацию медицинских организаций по нефрологии и диализу (АМОНД), — рассказал Усынин.

Новость о создании АМОНД, учредителями которой стали частные диализные центры, появилась 19 июля. Одна из целей объединения — борьба за более справедливые тарифы на оказание диализной помощи. После выхода новых методических рекомендаций фонда ОМС в некоторых регионах они упали в 1,5-2 раза. Участники рынка утверждают, что попытка уложиться в эти тарифы несовместима с качеством, а работать в убыток они не могут.

***

Ранее пациенты томского диализного центра сообщали о других проблемах с получением медицинских услуг. Больным из Томска и Томского района сложно добираться на муниципальном транспорте до диализного центра.

На обращение пациентов заместитель губернатора по социальной политике предложил пациентам воспользоваться мерами социальной поддержки инвалидов, которая положена им областным законом. То есть ездить по единому социальному проездному билету или получить материальную помощь.

— Даже если мы приобретем ЕСПБ или получим матпомощь, нам все равно придется добираться самостоятельно на том же транспорте, на котором мы итак сейчас добираемся, — поясняет Евгений Хорошилов. — Суть проблемы не в том, что больным не хватает средств на проезд. Сама процедура диализа не предполагает, чтобы пациенты самостоятельно добирались к месту лечения и обратно. Социальное такси, которым нам предлагают воспользоваться, недоступно по целому ряду причин. Это время его работы (диализный центр работает круглосуточно) и ограниченное число поездок в месяц. На такси можно ездить восемь раз в месяц при том, что гемодиализ необходим пациенту 12 раз в месяц, то есть это 24 поездки туда-обратно.

К тому же социальное такси положено только инвалидам с нарушениями опорно-двигательного аппарата, при которых человек не может стоять и ходить, и инвалидам по зрению.

С начала 2018 года транспортировка пациентов на диализ прописана в областной программе государственных гарантий. Но до сих пор не финансируется из областного бюджета. По словам Евгения Хорошилова, пациентам неизвестно, создана ли рабочая группа по организации транспортировки при департаменте здравоохранения и существует ли план ее реализации.

Ситуация осложняется тем, что диализный центр в Томской области по-прежнему только один. Открытие диализного центра в Асино запланировано на этот сентябрь.

Также в томском диализном центре нет полноценного дневного стационара (на данный момент в нем могут получать лечение лишь 13 человек из 230-ти), на открытии которого пациенты настаивают уже несколько лет.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×