Архив
22ноября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2019
201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 2080В Томске

Туристы, велосипедисты и другие фотографы дореволюционного Томска

Как дореволюционный Томск фотоделом увлекался

Туристы, велосипедисты и другие фотографы дореволюционного Томска
иллюстрации к материалу взяты из открытых источников

В наше время нет, наверное, людей, которые не умели бы фотографировать. А что здесь уметь — нажал на кнопку фотоаппарата или телефона, вот тебе и фотография. Осталось только выставить удачный кадр в интернет, ведь распечатывают сегодня снимки немногие.

Так было не всегда. На протяжении почти двух веков — XIX и XX — фотография была искусством, делом профессионалов или же серьезным увлечением фотолюбителей. О профессиональных фотоателье дореволюционного Томска пишут часто. Давайте посмотрим, что было известно о дореволюционной фотографии как предмете хобби.

«Упрощенная» фотография и всегда актуальный «Кодак»

Дореволюционные рекламные объявления, публиковавшиеся на страницах местных газет, дают представление о том, какой техникой пользовались фотографы-любители. По частоте упоминания лидировал — не удивляйтесь — «Кодак»! Интернет напоминает нам, что американская компания Eastman Kodak Company — производитель фотоматериалов и фотооборудования — была основана еще в 1881 году, так что к началу XX века она добралась и до Сибири. И первое, чем компания завлекала фотографов-любителей — простотой обращения со своей техникой. Объявление «Сибирской жизни» гласило:

«КОДАК»
Упрощенная фотография
Лучшая камера для: мальчиков, девочек, дам, туристов и всех.
Кодаки от 2.50 руб. до 160 руб.
Только та камера есть настоящий «Кодак», на которой имеется наша надпись.
Выписывайте прейс-куранты. Акционерная компания Кодак.
Санкт-Петербург, Большая Конюшенная, 1.
Москва, Петровка, дом Михальковых»

В линейке фотоаппаратов, достойных внимания томичей, фигурировал также складной «Кодак», который рекламировали следующим образом:

«Складной Кодак за 12 рублей.
№ 2 Складной Брауни Кодак

Автоматический затвор с ирисовой диафрагмой, выпукло-вогнутый объектив, автоматическая фокусная скала, вращающийся видоискатель, две гайки для винта треножника. Заряжается катушкой на 6 снимков размера 6 ½ Х 9 см, при дневном свете».


На многих объявлениях можно увидеть изображения самих фотоаппаратов и не покупать «кота в мешке».

Небольшое лирическое отступление. Остановитесь на мгновенье и представьте, что у вас всего шесть кадров на катушке. Шесть попыток запечатлеть мир вокруг — а потом необходимо вытаскивать пленку, ее проявлять, закреплять, отдавать на печать снимков или самим делать их в домашних условиях. Как же изменился мир фотографии, когда люди благодаря цифровым технологиям перестали зависеть от количества кадров на пленке!

Но вернемся в дореволюционную Россию, где продавцы заманивали фотографов-любителей обещаниями легкости обращения с фотоаппаратом:

«Фотографированию с аппаратами «Кодак» можно научить в продолжение нескольких минут. Употребляются прочные и очень легкие пленки, которые можно при дневном свете менять. Аппараты «Кодак» очень удобны для туристов и велосипедистов».

Еще одним аргументом в пользу именно этой фирмы была ее доступность. Как писали рекламодатели — «Самая простая камера есть «Кодак». Каждый торговец фотографическими принадлежностями продаст Вам «Кодак».

Но на рынке можно было приобрести фотоаппараты и других фирм. К примеру, московская фирма К.И. Фреландта «Вся Россия» предлагала фотоаппарат «собственного производства» под названием «Гном»:

«Лучший усовершенствованный фотографический аппарат. Все размерные снимки 4 1/3 Х 6 см на 6 пластинок, с заказом наборов из 36 предметов и руководством. Цена только 3 рубля!»

А вот в рекламе «склада фотографического А.Р. Щепкина и Д.М. Сковородова» «уважаемым любителям и профессионалам» предлагались:

«Камера «Хеаг» — 25 р.
Складной карманный «Кодак» № 3 — 35 р.
Stereo Wend «Кодак» — 54 р.
Стереоскопическая «Элита» — 40 р.».

К объявлению прилагались изображения предлагаемых фотоаппаратов, среди которых, естественно, были и «Кодаки».

Надо сказать, что цены на фотоаппараты были довольно высокими. Известно, что соотношение царского рубля и современного (с учетом курса доллара и текущей стоимости золота) считают так: 1 царский рубль был равен примерно 1 513 рублям. Теперь смотрим: камера «Хеар» сегодня стоила бы где-то 37 тысяч рублей (это зарплата дореволюционного учителя начальной школы в пересчете на наши деньги), «Кодак» № 3 — почти 53 тысячи и т.д. Позволить себе купить такую дорогую и сложную технику мог далеко не каждый. Ну разве что «Гном» был относительно доступен — всего-то он стоил четыре с половиной тысячи рублей.

«Черный рынок» для фотографов

Понятно, что при таких ценах люди старались найти что-нибудь попроще, а желательно с рук. Действительно, среди других объявлений в газетах встречались и такие:

«В «Русской фотографии» за излишеством продается объектив портретный в диаметре 3 ½ дюйма. Обратиться к С.К. Раненскому».

Или: «По случаю недорого продается фотографический аппарат. Размер 13х18, со всеми принадлежностями, и журнал «Фотограф-любитель».

Еще похожее объявление:

«За скорым отъездом, крайне дешево продается на Магистратской ул., в доме № 34 вверху, фотографический аппарат английской фабрики «Ватсона» размер 13Х18 со всеми принадлежностями и полной лабораторией».

Один из продавцов подчеркивал, что в первую очередь он «желал быть полезным любителям фотографии», именно поэтому он «предлагал совершенно новый, полный фотографический аппарат, со скидкой 10 процентов против стоимости по прейс-курантам магазинов Петербурга и Москвы» (обращаться в дом Лапина, против старого собора, нижний этаж).

Обменивались фотографы и услугами. Например, некоторые томские фотографии подчеркивали: у них «принимается от господ любителей проявление и ретушь их негативов, а равно и всевозможные работы по фотографии, за весьма умеренную плату» (обращаться следовало в дом Степановых по Большой Кирпичной улице).

Бумага-путешественница

Выбор качественной бумаги был одним из компонентов качественной фотографии. Именно поэтому рекламе бумаги уделялось почти так же много внимания, как собственно фототехнике. Вот один из характерных примеров реклам того времени:

«Для господ фотографов-любителей
Склад фотографических принадлежностей Шаляй и Грюнгейзер
Варшава, Маршалковского, 110
Аристотинская бумага «Annam» превосходного качества. Пластинки думские Буц и Мюллер, самой высокой чувствительности, не дают вуали. Высылка наложенным платежом».


Фотобумага рекламировалась почти так же часто, как и фототехника

Упоминаемые названия других фотобумаг — Solio, Dekko, Nikko — также приводили к мысли о том, что вся она была зарубежного производства, и выписывать ее приходилось или сразу из-за границы, или при посредничестве столичных форм. Так вот и путешествовала фотобумага — из-за границы в Петербург, из Петербурга в Сибирь...

Вероятно, конкуренцию зарубежным поставщикам собирался составить К.И. Фрелант (московская фирма «Вся Россия»), который предлагал покупателям «фотографические пластинки, бумагу, проявители и аппараты», причем указывал: «Продажа во всех фотографических и аптекарских магазинах».

Понятно, почему фотографических, но аптекарских?..

Кстати, в 1903 году «Сибирская жизнь» публиковала на первой полосе объявление о фотоконкурсе, который был объявлен фирмой «Кодак». Естественно, это была рекламная акция, но обратите внимание на то, что в условиях конкурса указывалось не желательное содержание снимков, а качество пленки:

«Три больших конкурса
Для фотографов-любителей
9.500 рублей –
404 приза будут розданы наличными.
4.750 руб. – за снимки на N.C. пленках (не свертывающихся и ортохроматичных)
2.850 руб. – за снимки на кодоид пластинках (плоских, тонких, не бьющихся)
1900 руб. – за целую катушку пленок, проявленную в машине Кодак для проявления.
Купите «Кодак»
И примите участие в этих больших конкурсах» (СЖ. 1903. № 173).

Ретушировать, раскрашивать, увеличивать: научись сам!

Массовый спрос на фотографию породил огромное количество самоучителей и пособий для начинающих. Владелец крупнейшего томского книжного магазина П.И. Макушин в большом количестве заказывал такого рода литературу для томичей. В «Сибирской жизни» был приведен следующий список работ для фотолюбителей:

  • «Адрианов «Самоучитель и справочная книжка фотографа», с 230 рис. Цена 2 р.
  • Буякович «Руководство к практической фотографии», с 41 рис. Ц. 1 р.
  • Буякович «Стереоскопическая фотография». Ц. 1 р. 75 к.
  • Буякович «Моментальное фотографирование ручными камерами», с 53 рис. Ц. 40 к.
  • Диллай «Самоучитель фотографии», с 35 рис. Ц. 50 к.
  • Дюмулен «Цветная фотография». Ц. 70 к.
  • Ержемский «Самоучитель фотографии». Ц. 3 р.
  • Зенгер «Самоучитель фотографии», с 51 рис. Ц. 1 р. 25 к.
  • Кемике «Фотографирование портретов и групп». Ц. 50 к.
  • Круковский «Краткое руководство к быстрому изучению моментальной фотографии», с 12 рис. Ц. 50 к.
  • Лонд «Практическое руководство проявления». Ц. 1 р.

И так далее.

Из списка следовало, что начинающий фотограф вполне мог освоить фотоискусство по пособиям, опираясь в том числе на приведенные образцы — «рисунки». Причем получить начальные знания он мог и в области цветной фотографии, и стереоскопической, и моментальной, и групповой, и портретной, и даже для «волшебного фонаря». Также можно было, не выезжая за пределы Томска, научиться ретушировать и раскрашивать свои работы, увеличивать их, готовить из них диапозитивы и т.д. Обращают на себя внимание цены на эти учебники: какие-то стоят буквально копейки – 40 копеек, 50, 70, и позволить купить себе такие книжки могли многие.

Часть же — это дорогие издания, роскошно иллюстрированные — стоили от одного до трех рублей, и предназначались они для состоятельных фотолюбителей. Особенно впечатлила первая книга Адрианова, в которой насчитывалось более 200 рисунков.

Фотографы объединяются

Любители фотографии предпринимали несколько попыток создать собственное общество, одна из первых относилась к 1901 году. Газета «Сибирская жизнь» сообщала:

«В настоящее время в г. Томске организуется кружок любителей фотографии, который по разработке и утверждении устава будет испрашивать разрешение на открытие в Томске общества фотографов-любителей. Лица, желающие принять участие в организации кружка и получить для сего необходимые сведения, благоволят обращаться к механику правительственного телеграфа А.В. Бауэр по адресу: Черепичная ул., д. № 11.

Открытие этого общества в г. Томске по принципу других городов (Петербург, Москва, Иркутск), в виду широкого применения фотографии во всех отраслях науки и искусства, очень желательно, и любители-фотографы, которых в Томске сравнительно очень много, откликнутся на этот призыв и окажут господам организаторам поддержку в их благом начинании» (СЖ. 1901. № 86).

В следующем, 1902 году удалось открыть Томское фотографическое общество: его первое организационное собрание состоялось 1 декабря. В состав вошло 69 человек, среди которых были профессора, врачи и другие фотографы-любители. «Штаб-квартира» общества расположилась на Татарской улице, в доме Хворова – там члены общества могли «заниматься фотографическими работами», вести «товарищеские беседы по вопросам фотографии» и проводить «совместные работы и опыты». Гостей приводить было можно, но по рекомендации членов.

Газета подчеркивала: «приступая к своим действиям, общество располагает к услугам господ членов и гостей аппаратами, приборами, фотографическими журналами и проч.». Впрочем, членский взнос все равно предусматривался и составлял 5 рублей в год.

Общество просуществовало недолго, следующая информация об объединении фотолюбителей относится уже к 1911 году. О жизни Сибирского фотографического общества на этот раз рассказывали не только местные газеты, но и собственное издание — «Временник Сибирского фотографического общества».

В журнале в хронологическом порядке описывалась история создания общества, начиная с первого заседания 8 мая 1911 г., перечислялись мероприятия, проведенные обществом: общие собрания, товарищеские беседы, фотографические экскурсии, заседания Совета, организация библиотеки, лаборатории, фотографические выставки. Кроме этого, публиковались списки членов общества (в 1913 г. их было 40 человек, включая двух почетных членов), кассовый отчет и протоколы Ревизионной комиссии общества.


Одна из фоторабот, представленных во «Временнике Сибирского фотографического общества»

Одним из интереснейших для современного читателя отделом был «Систематический перечень книг библиотеки Сибирского фотографического общества». В нем перечислялись издания, которыми пользовались фотографы Томска в начале XX века: русские и зарубежные книги, журналы «Вестник фотографии», «Фотографический листок», «Фотограф любитель», «Фотографический вестник», «Фотографическое обозрение» и т.д. В рекламном блоке читатели могли также узнать о подписке на петербургский журнал «Фотографические новости».

После описания деятельности томского общества издатели сочли необходимым показать, что они не одиноки в Сибири: этой цели служил отдел «Фотографические общества Сибири», в котором давалась краткая характеристика фотокружка при Томском технологическом институте, Иркутского и Забайкальского фотографического обществ, а также Русского фото-кино-клуба в Харбине».

В журнале существовал отдел «Художественные приложения», в нем были представлены три фотоработы. Они были отпечатаны на отдельной мелованной бумаге и вклеены в номер. Это черно-белые фотографии, выполненные в разных жанрах: фотопортрета, жанровой сценки, пейзажной зарисовки. Работы представляют собой, видимо, лучшие образцы фотографий, на которые могли ориентироваться начинающие любители.


Фотопейзаж из «Временника Сибирского фотографического общества»

Газета рассчитывает на тебя!

Необходимо заметить, что на работы дореволюционных фотографов-любителей был большой спрос в начале XX века. К примеру, в Томске в 1903 году было организовано иллюстрированное приложение к газете «Сибирская жизнь». Редакция этого приложения прямо указывала на то, что она очень сильно рассчитывала на помощь фотолюбителей — без них выполнить поставленные задачи было невозможно. А задачи формулировались такие:

«Иллюстрированное приложение к газете «Сибирская жизнь» ставит своей задачей помещение рисунков, изображающих как современную жизнь Сибири, так и ее прошлое, как ее природу, так и ее население русское и инородческое с его своеобразным бытом на обширном пространстве сибирской территории».

Так вот, редакция считала, что «успешное исполнение такой задачи возможно, однако, лишь при сочувствии сибирской интеллигенции, при ее помощи и готовности поделиться своими художественными и литературными материалами». Эта надежда не была необоснованной:

«В настоящее время в Сибири находится много фотографов по профессии, но еще более фотографов-любителей, достигших больших успехов в своих работах. У многих представителей интеллигенции, проживающих в Сибири и отчасти в Европейской России, имеются интересные художественные коллекции, иллюстрирующие природу Сибири и быт ее населения. Ко всем этим лицам обращаемся мы с просьбой поделиться с нами своими художественными материалами».

Конечно, публиковать «рисунки» — то есть присланные фотоматериалы — редакция обещала не бесплатно, а за гонорар «в обусловленном по соглашению с редакцией размере». Рекомендовалось также давать «хотя бы краткий пояснительный текст» к рисункам. Наиболее предпочтительными были портреты «сибирских деятелей на поприще государственном, литературном, общественном», снимки репортажного характера о событиях «общественного и культурного характера», а также изображения природы Сибири, ее городов и местностей, фотографии сибирских коренных жителей – их повседневного быта, одежды, промыслов и т.д.

Не просто картинки, а настоящие фотографии с подписью автора публиковались в иллюстрированном приложении к «Сибирской жизни» в 1903 году:

Еще одним «местом применения» фотографии были выставки. В 1902 году томских фотолюбителей в числе прочих приглашали принять участие в международной выставке, которую устраивало санкт-петербургское фотографическое общество. Как указывалось в объявлении, «выставка откроется в первых числах апреля 1903 г. в залах пассажа и будет состоять из шести отделов:

1) научной фотографии,

2) художественной фотографии,

3) фотомеханических печатных процессов,

4) фотографической литературы,

5) технических приложений фотографии и

6) фотографической промышленности.

За наиболее выдающиеся из экспонатов будут выданы: 1) почетные дипломы, 2) медали золотые, серебряные и бронзовые и 3) похвальные отзывы (СЖ. 1902. № 141).

Одним словом, быть фотографом-любителем в дореволюционном Томске было и почетно, и приятно. Хотя и очень дорого! Но самое главное — именно благодаря работам таких непрофессиональных фотохудожников (как писали рекламщики – «велосипедистов, туристов и дам») мы имеем возможность увидеть не только лица томичей, отснятые в ателье, но и бытовые сценки на улицах, пейзажи дореволюционной Сибири и многие другие материалы, которые, может быть, и не привлекли бы внимание фотомастеров.

Да даже газетные снимки того времени — некачественные и нерезкие — дают возможность хоть одним глазком заглянуть в наше прошлое.

Следите за нашим Telegram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×