Архив
10апреля
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 4286В Томске

Пока, Underground

Создатель Underground о долгах, вложениях и плачущих стенах

Пока, Underground
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Министерство науки и высшего образования расторгает многолетний договор аренды с одним из символов Томска — джаз-кафе Underground. Больше 15 лет заведение арендует у Томского университета систем управления и радиоэлектроники подвалы в здании по проспекту Ленина, 46. Культовое, известное не только в Сибири, заведение планирует 17 февраля последний раз принять гостей.

Предприятие закрывается на полном ходу и Олег Усенко, как сам говорит, напоминает альпиниста из анекдота, упавшего в пропасть: руки-ноги вроде целы, потому что еще летит.

— Летом прошлого года изменились планы собственника по использованию помещений над нами. Вместо планировавшегося выставочного центра было решено открыть Центр креативных технологий и прикладной робототехники ТУСУРа для школьников. Там еще идет ремонт и открытие планируется только осенью 2020. Для нас это, конечно, была бомба замедленного действия. По закону, образование и лицензия на продажу алкоголя в одном здании слабо совмещаются.

Долги наши и не только

— Долги по аренде перед собственником существуют?

— Да, долги есть. Они периодически возникали все 15 лет существования джаз-кафе, и мы их всегда гасили. Но тут надо рассказать, как появились нынешние.

С февраля по май 2019-го у нас был большой ремонт. Стены, пол, потолок, свет, мебель, входная группа, гидроизоляция… Пожалуй, это был самый дорогостоящий ремонт за 15 лет. Дороже обошлись только первоначальные ремонт и реставрация подвала, когда мы буквально спасли все здание и вложили в федеральную собственность около 17 миллионов рублей. Но сегодня об этом стараются не вспоминать.

А вот дальше были события, каждое из которых собрались к концу года воедино и предрешили судьбу джаз-кафе.

— Было еще что-то кроме ремонта и запрета на алкоголь?

— Конечно. Мы и не такое переживали по отдельности, но чтобы все плохое случилось практически одномоментно — такого не припомню.

Закончился наш договор арены с федеральным собственником. А продление договоров аренды с министерством — это всегда большое непредсказуемое, драматическое действие. Оно требует больших усилий и терпения от работников ТУСУРа. Многострадальное министерство, как и вся система образования в нашей стране, постоянно реформируется, меняются чиновники и правила. Подписываются договора всегда с большим опозданием.

Но на этот раз произошло что-то сверхъестественное. Мы пытались подписать договор полтора года и не смогли! С юридической точки зрения мы работаем здесь на птичьих правах.

Мы обращались в банк за финансовой поддержкой, получили хорошее предложение и уже были на стадии подписания кредитного договора, когда обнаружились проблемы с договором аренды. Без него невозможно взять кредит в банке на любое, пусть даже вполне успешное предприятие.

На фоне серьезного торгового летнего спада, нам не оставалось другого выбора, и мы честно предупредили собственника, что прекращаем платить за коммунальные услуги до тех пор, пока не появится действующий договор аренды. Так начали скапливаться долги.

А потом, осенью, в университет приехала большая проверка из того же министерства. По ее итогам выяснилось, в частности, что некое злостное ООО «Андеграунд» торгует алкоголем в здании, в котором обучаются школьники и не имеет полноценного договора аренды…

Ну, а дальше все как по нотам: договор аренды с джаз-кафе расторгнуть в кратчайшие сроки, помещение освободить, по результату доложить…

Спасение утопающих

— Что-нибудь предприняли?

— Конечно. Мы попытались сделать все что могли. Возможно, что-то еще переменится. Мы надеемся. Но пока летим вниз…

— Что будет дальше с вами, с Underground? Есть ли планы открыться в другом месте?

— О каких-либо планах говорить пока рано. Слишком стремительно все происходит.

Если будет шанс повторить, воссоздать Underground на новом месте — займусь этим. Правда в складывающихся условиях мне вряд ли будет это по карману. Для этого нужен серьезный частный или государственный инвестор. Очевидно ведь, что закрывается не рядовое кафе, и не по банальной причине падения спроса. Закрывается большая, не по размеру, а по значению, культурная площадка.

Около 20-ти одни из лучших в Томске музыкальных групп и исполнителей теряют свою постоянную сцену и сложившееся культурное окружение — основу творческой деятельности. А университетский город, стремящийся стать научно-образовательным центром с уникальной креативной средой, сегодня тоже теряет одну из опорных точек культурного городского ландшафта.

Без преувеличения можно сказать, что джаз-кафе было одним из символов Томска. К нам ездили из других городов Сибири, к нам многих гостей города водили.

Как бы дальше не сложилось, существование в Томске джаз-кафе мирового уровня было чудом. И жалко будет, если это чудо закончится…

***

— Олег Петрович! Там стена плачет…

Это Александр, официант Underground останавливает наш разговор. Идем смотреть. На черной окрашенной стене возле глаза Давида и правда выступили крупные капли

— Может все-таки гидроизоляция? — неуверенно говорю я. — Зима-то вон какая теплая.

— Может, — соглашается Олег задумчиво. — Приходи 17 февраля на финальный вечер. Может, все еще переменится.

***

На момент публикации редакции прокомментировали в ТУСУРе, что ситуация по договору аренды с Underground не изменилась. На 17 февраля запланировано подписание соглашения о его расторжении.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×