Архив
25мая
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 2943Томск

Первый велосипед в Томске

Как жители Томской губернии сначала боялись, а после полюбили новое транспортное средство

Томские велосипедисты под предводительством Н.Я.Белобородова
Томские велосипедисты под предводительством Н.Я.Белобородоваиллюстрация взята из коллекции Александра Казачкова

Все когда-нибудь случается впервые, в том числе и у нашего любимого Томска. За четыре с лишним века он накопил множество интересных событий, фактов и историй. Но многие ли томичи сегодня знают — когда у нас появился первый велосипед, первый автомобиль, первый трамвай? Где и когда состоялись первые спортивные соревнования? Когда над городом поднялся первый воздушный шар и пролетел первый самолет? Где располагался первый томский храм, театр, ипподром, цирк, стадион? Конечно, это не тайна за семью печатями, но, думается, узнать об этом томичам будет весьма любопытно.

Мы не будем особо брать во внимание первые годы жизни Томской крепости, когда любое бытовое событие можно было считать первым: срубленная изба, спиленное дерево, уличная стычка, кража, первое домашнее животное и так далее. Об этом, как правило, доподлинно и неизвестно. Нас больше интересуют факты приобщения сибирского Томска к современной цивилизации, к развитию культуры, науки и техники.

***

По довольной известной легенде, первый велосипед был изобретен в России уральским мастером Ефимом Артамоновым примерно в 1800 году. На своей двухколесной «машине» он доехал от Урала до Москвы, на коронацию императора Александра I, и подарил царю свой велосипед. Диковинка вызвала удивление и восхищение при дворе, крепостному изобретателю была дарована вольная. А сам велосипед позже попал в дальнюю кладовую даров и был забыт.

Легенда вполне похожа на правду, но историки до сих пор документальных подтверждений ей не нашли: ни мастера с такой фамилией, ни упоминания редкого подарка — ничего. А велосипед, приписываемый Артамонову и хранящийся в музее Нижнего Тагила, на проверку оказался сделанным из металла 1880-х годов.

Лучшие «костотрясы» Европы!

Ну, а в Томске первые велосипеды появились в июне 1887 года… в магазине галантерейных товаров томского купца Николая Ивановича Тельных. Надеялся купец заинтересовать земляков новинкой, которая уже становилась популярной в двух столицах — Санкт-Петербурге и Москве, где уже возникли первые общества любителей велосипедной езды. Рекламировал свой товар Николай Тельных, неоднократно размещая объявления в газете «Сибирский вестник», но, по всей видимости, не преуспел — велосипед на несколько лет исчез со страниц томских газет.

Продавал томский купец тогда «костотрясы» самых разных размеров. Свое впечатляющее прозвище первые велосипеды получили за немилосердную тряску при езде по тогдашним дорогам. Ведь велосипеды-«костотрясы» не имели еще резиновых шин. Только в 1888 году ирландец Дэнлоп, которому надоел бесконечный стук велосипеда его сына, додумался привязать к ободам обрезки резинового шланга, а потом сообразил, что можно сделать резиновую шину, наполненную воздухом. Вот тогда велосипеды приобрели вид, близкий к современному.

Американца в Сибирь не пустили

Но первое кругосветное велосипедное путешествие было совершено еще на «костотрясе» американцем Томасом Стивенсом с апреля 1884 по декабрь 1886 года. Ехал он на «пауке» — велосипеде, где переднее, главное, колесо было в несколько раз больше заднего. Это позволяло первым велосипедистам развивать большую скорость, но и требовало от ездока особой сноровки и ловкости. Потом был изобретен цепной привод, заднее колесо из вспомогательного превратилось в почти равноценное, и надобность в большом переднем колесе отпала.


Томас Стивенс и его «паук» в Японии
Фото: Sampson Low, Marston, Searles, and Rivington / Public domain

Первого кругосветного велопутешественника вполне могли увидеть томичи в своем городе, так как Стивенс прокладывал свой маршрут через Сибирь. Однако царское правительство — из-за особой бдительности или на всякий случай — не разрешило американцу пересекать границы Российской империи.

Зато в 1890 году томичи с интересом читали в местной газете сообщения о велосипедном путешествии барона Келлерскрауса, штабс-капитана русской армии, сумевшего доехать на железном коне от своего города Ковно (Каунас) до Тобольска — соседней с Томском губернии. Дневники барона свидетельствуют о тогдашнем восприятии велосипеда обычными жителями Сибири: в некоторых местах, особенно у инородцев, его воспринимали с боязнью.

Эта боязнь у женщин и детей переходила в панический страх. При приближении его они падали на землю, кричали, брыкали ногами и так далее. Но достаточно было путешественнику заговорить, как этот страх сменялся живейшим интересом. Они тогда удостоверялись, что он такой же человек, как и они сами. Но зато сибирское народонаселение очаровало путешественника своим радушием и гостеприимством, какого он не встречал более нигде.

Теплый прием велопутешественников

Через год (1 июня 1891 года) первый велопутешественник докатил и до Томска — это был техник Павел Игнатенко, отправившийся из Самарканда во Владивосток, к месту своей новой работы. Томским газетчикам Игнатенко рассказал, что, помимо трудных участков дороги и дождей, его несколько утомляли попутные деревни, где крестьяне осаждали его и требовали диковинного ездока продемонстрировать специально для них свое искусство. Отремонтировав свой велосипед за пять дней, он отправился дальше.

Забегая немного вперед, скажем, что теплый прием у томских велосипедистов получали в последующие годы иностранные путешественники на железных конях. Например, англичанин Р.Л.Джефферсон, совершавший в 1896 году велопробег Лондон — Иркутск: ему устроили настоящие проводы.

Как сообщал «Сибирский вестник»: «Проводить его собралось очень много велосипедистов, причем некоторые из них отправились до второго станка». Устаревшее слово «станок», по словарю Даля, означает — станция, селение, хуторок, род постоялого двора для роздыху и кормежки лошадей. Следовательно, томичи провожали англичанина за городом 10-15 верст по Иркутскому тракту в сторону Семилужков.

Еще более подробно в газетах освещался приезд кругосветного велопутешественника Вильяма Реймана в 1898 году. 29-летний американец вознамерился объехать вокруг земного шара без копейки денег. Поэтому ночевал он преимущественно в своей палатке, а питался, как говорится, чем бог послал — больше за счет добросердечия жителей окрестных мест.

В Томске он нашел теплый прием, особенно отмечался в газете Н.Я. Белобородов, представитель российского Общества велосипедистов-туристов и тогдашний предводитель томских велосипедистов. У него на квартире Рейман и разместился, а жил Белобородов в доме рядом с немецкой церковью-кирхой в Городском саду (в отличие от кирхи деревянный дом пастората сохранился до наших дней — в нем находится Управление парков культуры и отдыха Томска).

Путешественник, чинивший несколько дней свой велосипед, через газету горячо поблагодарил томича за столь радушный прием, а также выразил благодарность Томскому обществу любителей спорта, оказавшему ему возможную поддержку для продолжения тяжелого пути. Как сообщала газета, «21 июня томские велосипедисты проводили до д.Ворониной кругосветного путешественника велосипедиста г. Рейман, снабдив его рекомендательными письмами и всем необходимым для дальнейшего путешествия».

Враги лошадей, пешеходов и … газетчиков

Если о подобных велопутешественниках томские газеты (да и не только томские) писали с интересом и уважением, то местные ездоки на стальных конях никаким почтением не пользовались. Наоборот, каждый год на страницах прессы появлялись возмущенные сообщения об инцидентах, связанных с велосипедистами на улицах города.

«Советовали бы мы любителям катания на велосипедах выбирать другие места, а не наши несчастные тротуары, которые и для пешеходов не всегда широки. А для велосипедов, не говоря уже о несчастных случаях, которые могу произойти, будут совершенно непроходимы» («Сибирский вестник», 1891 год).

«Три дня тому назад какой-то угорелый велосипедист испугал лошадь, на которой в телеге ехала, возвращаясь со сбора грибов, компания из четырех женщин. Лошадь, опрокинув телегу, вывалила всю компанию. Причем одна из женщин — старуха — получила очень серьезные ушибы. Не остановив своего «стального коня» вовремя и налетев на выброшенных из телеги женщин, свистун велосипедист «добрую старушку, которая ах как ушиблась», пожалел и дав бедной старушке 40 коп. на лекарство, помчался дальше» («Томский листок», 1897 год).

«Так, 13 сентября чуть не произошло несчастье. По улице проезжал на фаэтоне кучер-старик. Вдруг из-за угла дома стремительно вылетел велосипедист. Испуганная лошадь взбесилась, и через мгновение соскочивший с курка фаэтон лежал на боку, а лошадь, увлекая с собой передки, влекла по земле и запутавшегося в вожжах кучера. Только благодаря помощи сбежавшегося народа лошадь была остановлена, и кучер не получил увечья» («Сибирская жизнь», 1898 год).

«Велосипедный спорт в Томске прогрессирует. Он захватил не только все слои общества, но также и тротуары. Так, в воскресенье, 17 мая, мы наблюдали, как по тротуарам Монастырской улицы (ныне Крылова) с головокружительной быстротой несся, очевидно, заядлый велосипедист. Три других спортсмена важно следовали за ним, катя по тротуару своих стальных коней и на сетования испуганных прохожих только сардонически улыбались» («Сибирская жизнь», 1898 год).

Нет, положительно, газетчики тех лет невзлюбили велосипедистов. Помимо печатных «наездов» на них, «Сибирская жизнь» опубликовала пару статей о вреде занятий велосипедом для здоровья — особенно для женщин и неокрепших подростков.

«Золотой век»

Но время шло, отношение к велосипеду постепенно менялось. В городах европейской части России уже появились общества любителей велосипедной езды, проводились спортивные соревнования. В столицах стали издаваться специальные журналы — «Велосипедист и яхтклуб», «Велосипед», «Циклист», приходившие, в том числе, и в библиотеку Томского университета. И Томск, главный культурный очаг за Уралом, с первым сибирским университетом, старался не отставать от прогресса. А велосипед тогда был, несомненно, одним из двигателей этого самого прогресса и быстро стал популярным видом спорта, уступая лишь конским бегам и скачкам.

Томские журналисты теперь уже в своих статьях признавали ощутимую пользу для здоровья от занятий велосипедной ездой, публиковали заметки о книгах для начинающих «укротителей железных коней». А когда городская дума приняла решение об обложении специальным налогом владельцев велосипедов, ездящих по улицам Томска, то про них уже писали с сочувствием. И отмечали несправедливость такого подхода. Ведь с остальных колесящих по томским мощеным, а больше грунтовым дорогам — на конных экипажах, повозках, санях — подобный налог тогда не взимался.

Но дума продолжала гнуть свою линию, упорядочивая дорожное движение и пополняя городской бюджет. Каждый владелец велосипеда платил городу 1 рубль 15 копеек (учитывая, что тогда за 3 рубля можно было купить корову, взнос был не такой уж и маленький). Велосипедистам, уплатившим налог, выдавались две металлические пластины с номерами, которые следовало «крепить по обеим сторонам велосипеда в целях контроля».

К концу 1890-х годов велосипедисты на томских улицах уже стали привычной частью городского пейзажа, причем не только летом. Французский профессор Жюль Легра, изучавший этнографию коренных народов Сибири и дважды приезжавший в Томск, в своем дневнике 10 апреля 1897 года писал: «Сегодня утром при 12-градусном морозе я видел как по главной улице с непринужденным видом ехал велосипедист. Он передвигался без видимых усилий, медленно из-за неровно застывшей грязи — он наслаждался хорошей погодой!»

Ну и, конечно, популяризации велосипеда способствовали первые спортивные состязания, проходившие на знаменитом томском ипподроме. В 1897 году в Томске было организовано Общество любителей спорта — со своим уставом, правлением, членскими взносами. Одной из главных практических задач нового общества, бравшегося пропагандировать и развивать спорт и физическую культуру, было как раз проведение спортивных соревнований, гонок. И велосипед тут, безусловно, был в приоритете.

Кроме того, новое общество анонсировало строительство специального велотрека для занятий спортом. Место было выбрано в саду Дистлера, который располагался на территории бывшего знаменитого сада золотопромышленника Горохова, спускавшегося от нынешнего здания Дома офицеров вниз, к Московскому тракту.

Первые «короли велосипеда»

Первые состязания, организованные Обществом любителей спорта, состоялись на ипподроме 22 июня 1897 года и включали в себя сразу несколько видов велосипедного спорта: заезд на дистанцию 1,5 версты (одна верста — 1 066,8 метра, то есть примерно километр), заезд на 3 версты, соревнование на самый тихий ход и езда с препятствиями — проехать по качающейся доске, решеткам, барьеру и так далее.

А вот еще один заявленный номер программы — состязание велосипедиста с лошадью — не состоялся «по независимым от общества обстоятельствам». Видимо, владельцы лошадей попросту решили не рисковать: а вдруг проиграешь этому «стальному коню»? Позора не оберешься…

В газетном отчете отмечалось: «Многочисленная публика, собравшаяся на эти состязания, с живейшим интересом следила за каждым номером программы, награждая шумными аплодисментами победителей». Призы им вручала супруга губернатора — В.М. Ломачевская. А победителями стали господа Баранов, Котов и Новиков, получившие в качестве призов серебряные чарки («весьма изящной работы») с подносом и серебряный столовый прибор.

Строительство велотрека, правда, затянулось. Впоследствии он был построен, а вот само общество достаточно быстро угасло, возможно, в связи с отъездом председателя Шпейера в столицу. Однако томские велосипедисты не остались без внимания и соревнований. Эстафету вскоре приняло Томское пожарное общество, которое устраивало велосипедные (а зимой — и конькобежные) соревнования на собственные призы.

А первый велосипедный трек был оборудован на Монастырской площадке Общества содействия физическому развитию, созданного знаменитым доктором Пирусским. Трек даже принес неплохой доход, потому что на своих и прокатных велосипедах здесь катались не только дети, но и взрослые томичи, вносившие плату.

Томские спортсмены начала ХХ века начали совершать велопробеги до соседних сибирских городов и подальше. А в 1914 году томский почтальон Павел Ворожцов за 25 дней доехал на своем велосипеде до Москвы. Потом была еще в 1923 году нашумевшая велоэстафета Томск — Новониколаевск (ныне Новосибирск), где томичи утерли нос спортсменам из «Красной столицы Сибири», пройдя дистанцию между двумя городами на час с лишним быстрее.

Но это уже другая история.

Следите за нашим Telegram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter
Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×