Архив
9августа
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 2069Томск, ТЭМЗ, День Победы

Первые минометы в Томске

Как инженеры и технологи ТЭМЗа в первые месяцы войны организовали производство минометов и мин

Перестроенный цех  ТЭМЗа, 1940-е годы
Перестроенный цех ТЭМЗа, 1940-е годымузей ТЭМЗа

Мы продолжаем наш новый проект «Впервые в Томске». Сегодня, в день празднования 75-летия Победы, хотелось бы рассказать об одной не слишком известной странице военной жизни нашего города — о том, как инженеры и технологи Томского электромеханического завода уже в первые месяцы войны предложили организовать производство минометов и мин.

Эта производственная цепочка, объединившая несколько томских предприятий и артелей, была организована и запущена в стремительном темпе. Уже 3 ноября 1941 года был выпущен первый томский миномет для фронта.

С первый дней — на военный лад

Довоенный Томск, безусловно, не был хоть мало-мальски крупным промышленным центром. Мощная волна индустриализации СССР 1930-х годов обошла старинный университетский город стороной. Самыми крупными предприятиями города были швейная фабрика (около 1 400 работников) и завод «Металлист», переименованный в 1939 году в Томский электромеханический завод, где трудилось 500 человек. Он работал на угольную промышленность. Остальные предприятия были невелики и представляли, как правило, пищевую и деревообрабатывающую отрасли.


Довоенный Томск 1930-х годов

Ничего фронтового и оборонного в Томске тогда не выпускалось, но грянувшая большая война коренным образом изменила промышленность города. В Сибирь, под бомбежками и быстрым наступлением немецких армий, срочно отправлялись эшелоны с оборудованием, станками, техникой. Эвакуировались целые заводы. И наш Томск за первые полгода принял и разместил — большей частью в неприспособленных помещениях — 38 различных предприятий и более 50 тысяч человек эвакуированного населения, включая семьи работающих, детей, пожилых людей. Хотя сделать это было неимоверно сложно.

Но еще до прибытия эшелонов с эвакуированными предприятиями и людьми местная томская промышленность уже перестраивалась на военный лад. К примеру, фабрика карандашной дощечки стала производить аккумуляторный шпон для армии, тару для консервов и боеприпасов.

Кондитерская фабрика «Красная звезда» начала выпуск пищевых концентратов. Швейная фабрика шила гимнастерки и солдатское белье. Мирные хлеб и молоко тоже работали на фронт: хлебокомбинат выпускал сухари специального назначения, а гормолзавод — казеин. Различные томские артели изготавливали шлемы, пилотки, ушанки, шинели, телогрейки, стеганные брюки, полушубки, патронные сумки, ремни, ящики (патронные, снарядные, гранатные), кавалерийские седла, сбрую, лыжи, санитарные сани и прочие, необходимые для фронта вещи.

Чтоб из Томска било по врагу!

Понятно, что вся эта продукция была вспомогательной. А томичам, как и всем советским людям, трудящимся в тылу, конечно же, хотелось выпускать такое вооружение, чтобы оно непосредственно било по врагу. А этим могла похвастать разве что спичфабрика «Сибирь», изготовлявшая совместно с химзаводом бутылки с зажигательной смесью («Коктейль Молотова»), да еще весовой завод, участвовавший в выпуске деревянных противотанковых мин ТМД-Б.

С прибытием в город эвакуированных заводов, с их разнообразным и мощным оборудованием появилась возможность выпускать более серьезную продукцию, вооружение и боеприпасы. И на томских заводах быстро нашлись светлые, умные головы, которые придумали — как эту техническую мощь использовать для создания дополнительного оружия для фронта. В общем-то, вся техническая мысль в те дни была нацелена на это: люди думали, как еще помочь фронту, помимо повседневного и нелегкого труда в тылу. Застрельщиками тут выступили специалисты Томского электромеханического завода в союзе с учеными Томского индустриального института (ныне — политехнический).

Пока эвакуированные заводы еще только размещали оборудование в неприспособленных помещениях, строили новые цеха и пытались выстроить производственную цепочку для фронтовой продукции, инженеры и технологи Томска уже предложили — как выпускать мины и минометы в текущих условиях. Причем военная продукция должна была выпускаться кооперативно, с участием нескольких томских предприятий и артелей.

Ведущим заводом стал, естественно, ТЭМЗ, чей производственный арсенал пополнился оборудованием эвакуированных из Ленинграда и Конотопа заводов — «Пневматики», «Красного металлиста» и цехом маркшейдерских инструментов из Харькова. Помочь электромеханическому в этом серьезном деле должны были весовой завод, горпромкомбинат, артели «Обувщик», «Единение», «Новая жизнь», «Кожмех», «Лабораторприбор», ремесленное училище № 10, «Сантехмонтаж» и физико-технический институт. А также уже встающие на ноги эвакуированные предприятия — оптико-механический оборонный завод № 355 из города Загорска (он разместился в главном корпусе ТГУ) и оптико-механический завод №353 из города Изюм Харьковской области — он занял помещение школы № 9 на набережной Ушайки (в 1990-е годы там был Гуманитарный лицей).


Один из цехов ТЭМЗа, 1940-е годы.
Фото: музей ТЭМЗа

Здесь выпускались армейские бинокли, прицелы к пушкам и танковые призмы. Кроме того, были задействованы еще шарикоподшипниковый и электромоторный заводы. Каждый из них, естественно, отвечал за свой участок «фронта», а в итоге получался готовый боевой продукт.

Самый «фронтовый» завод

Так что, «самым фронтовым» из довоенных томских предприятий оказался электромеханический завод. И именно его первым коснулись глобальные изменения, принесенные войной. Сначала были потери: в первые же дни войны заводчане — а они всегда отличались в Томске боевым духом, сплоченностью, спортивной закалкой, настоящей рабочей «косточкой» — дружно подавали заявления, уходили добровольцами на фронт. Многие погибли, защищая Москву, кто-то, попав в окружение, партизанил в Смоленских лесах, кому-то посчастливилось дойти до Берлина.

Но летом 41-го всем им надо было срочно готовить смену. К станку вставали жены, сестры, матери ушедших на фронт и совсем «зеленая» молодежь. Всех надо было быстро обучать профессии. И на заводе нашлись опытные мастера, которые не только перевыполняли свой план и буквально сутками работали у станка со срочными оборонными заказами, но еще и успевали параллельно учить молодежь.

По почину старого производственника А. Ф. Елисеева на заводе развернулось шефство опытных рабочих над подростками. Алексей Федорович брал несколько ребят и девчат и за пять-шесть недель обучал их самостоятельной работе на станке так, что вскоре эти «елисеевцы» выдвигались в передовики. Среди его воспитанников были не только томичи, но и подростки из семей ленинградских и харьковских рабочих, эвакуированных в Томск.

Уже в июле завод получил телеграмму: ждите пополнения, встречайте и размещайте эшелон эвакуированного завода «Пневматика» из Ленинграда. Прибывших 8 августа после долгого, почти месячного, пути людей развозили: кого по адресам на квартиры, кого сначала на завод — в столовую и душевую, а уж потом по домам. На следующий день ударным темпом шла разгрузка оборудования, и ленинградцы сразу влились в коллектив.

А в сентябре в Томск прибыла часть оборудования и людского состава Конотопского завода «Красный металлист», а следом — Харьковский завод маркшейдерских инструментов. Надо было как можно быстрее пустить в ход эвакуированное оборудование, которого было чуть не втрое больше, чем имевшееся до этого у ТЭМЗа. Началась работа по размещению станков, места не хватало.

Срочно сооружались деревянные антресоли в южной части завода. Более легкие станки были расставлены на этом импровизированном втором этаже, а тяжелые, не дожидаясь устройства фундамента, расставляли на скрепленных рамах из деревянных брусьев. Обстановка была такой, что едва станок подключали к электросети — к нему тотчас вставал его хозяин и начинал давать продукцию. В октябре завод уже освоил и выпустил два типа нового для себя пневматического инструмента.

Говоря о тех тяжелых годах, нельзя не сказать о работе сотен девушек и женщин, которые освоили все мужские профессии. Девочки-подростки стояли за станками, девушки водили грузовики. Даже такое специфически мужское дело, как кузнечное, и то освоили наши женщины: в кузнице молотобойцем и кузнецом работали сестры Мостовые. Легкие девичьи руки бригадиров Фахрутдиновой, Чайкиной, Цветковой хозяйничали на сборке и опиловке. В литейном цехе в бригадах Шуры Тимошенко и Зои Легковой девушки сами готовили землю, формовали и заливали металл.


Фрезеровщица ТЭМЗа за работой
Фото: Томский областной краеведческий музей

Еще девушки в те годы несли вооруженную охрану завода, и настоящее ружье порой перевешивало маленькую охранницу. Но, работая на производстве по 11 часов, практически не имея выходных, женщины как-то выкраивали время на общественную жизнь, занимались спортом, давали концерты в подшефном госпитале, ухаживали за ранеными и еще чуть-чуть оставалось на личную.

«Первый миномет выпустить... завтра»

Ну а мы возвращаемся в осень 1941 года, когда на базе ТЭМЗа разрабатывался выпуск томских минометов. Идея была принята «на ура», и 2 ноября 1941 года бюро Томского горкома ВКП (б) утвердило секретное постановление о производстве мин и минометов на предприятиях Томска.


Суточный наряд на производство мин и минометов на ТЭМЗе
Фото: ЦДНИ Томской области

Тогдашнего директора ТЭМЗа Алексея Семеновича Булуева обязали немедленно приступить к выпуску столь важной фронтовой продукции. Первый миномет томичи должны были выпустить уже… на следующий день, 3 ноября. И в тот же день «закончить всю разработку технической документации и приступить к массовому выпуску изделий». При горкоме была организована руководящая «пятерка» специалистов, которая должна была контролировать работу по выпуску минометов и мин во главе с директором Томского индустриального института Константином Николаевичем Шмаргуновым.

А чтобы томская боевая кооперация не давала сбоев, в постановление был добавлен еще один пункт: «Обязать секретарей первичных парторганизаций взять под неослабный контроль производство минометов, мин и других оборонных изделий и добиться безусловного выполнения плана».

Понятно, что у каждого из этих предприятий и артелей хватало проблем по выполнению своего участка работ военного заказа, но суточные отчеты по «спецзаказам» на ТЭМЗе показывают, что фронтовая продукция набирала ход. В сотнях штук исчислялся месячный выпуск минометов (50- и 82-миллиметровые), прицелов к ним и квадрантов, а в тысячах штук — количество мин (37- и 50-мм) и гранат Сердюка.


Капитан Красной Армии обучает новых бойцов пользованию 50-мм минометом, 1942 год.
Фото: Семен Фридлянд

Эстафету принял манометровый завод

Зимой 1941-1942-го ТЭМЗу был поручен новый фронт. Из-за потери Донбасса встал вопрос о форсировании добычи угля в восточных районах страны, ведь уголь в дни войны — это не только топливо, это снаряды, танки, самолеты. А шахтеры Сибири задыхались от образовавшейся нехватки инструмента. Томский электромеханический завод остался единственным в стране производителем горных машин, электрического и пневматического инструмента и должен был полностью обеспечить угольную промышленность и армию, а мины уже было кому производить. Снова требовалась полная перестройка завода, чем и занялся новый директор ТЭМЗа К. И. Лаврентьев (с ленинградской «Пневматики») и коллектив предприятия.

А эстафету по выпуску мин и минометов у ТЭМЗа приняли образованный в декабре 1941 года Томский манометровый завод (его разместили в помещениях бывшей винной монополии возле Лагерного сада), а также завод боеприпасов НКВД, прибывший из Харькова. Он расположился в бывшей трудовой колонии поселка Чекист (ныне территория Северска), к нему провели узкоколейную железную дорогу.

И томские минометы продолжали исправно бить по врагу.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×