Архив
24октября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 5501Томск, Больницы, Коронавирус, COVID-19

Неврачебная тайна

Про помощь медикам в период пандемии

Неврачебная тайна
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

— Сейчас каждому врачу ОКБ, кто дежурит по скорой помощи, выдают средства индивидуальной защиты на 24-часовую смену: шапочка, усовершенствованная маска (появилась недавно — до этого была обычная хирургическая), халат сменный, — рассказывает Виктор (имя изменено по просьбе героя), медик Областной клинической больницы. — Врачам в стационаре выдают хирургические маски на отделение, но их все еще не хватает. Лично я не обращался к руководству по поводу дефицита — считал, что это вряд ли что-то изменит. Все это прекрасно понимали и молча продолжали работать.

По словам Виктора, раньше они обходились своими силами: использовали запасы и шили в цехе, который есть в больнице. К середине мая ситуация с обеспечением медиков в ОКБ средствами индивидуальной защиты (СИЗ) изменилась к лучшему, а в приемном покое появился специальный человек, который следит за тем, чтобы медработники ими пользовались. Теперь перед госпитализацией у пациента собирают эпидемиологический анамнез, куда входит несколько вопросов: уезжал ли за границу, были ли контакты с зараженными и так далее.

На сегодняшний день в ОКБ есть случаи заражения медиков коронавирусом, говорит доктор.

— Один из врачей дежурил по «скорой», сдал тест, потом его изолировали. Как и четырех людей, которые с ним контактировали — не знаю, как это определяли, по-моему, таких людей было больше. Второй сотрудник находился у нас на лечении, у него сначала обнаружили двустороннее воспаление легких, потом он сдал тест, который оказался положительным. Отделение закрыли и продезинфицировали, врачей отправили на 14-дневный карантин. Еще у одного санитара подтвердили коронавирус, — уточняет доктор. — А когда у кого-то из пациентов ОКБ тест подтверждается, его транспортируют в респираторный госпиталь на базе МСЧ № 2. Опять же, результат теста на COVID-19 известен часто лишь на следующий день, и все это время пациент находится в палате и не изолирован от других пациентов. Только после подтверждения приезжает спецбригада, и его перевозят.

Сам тест на коронавирус не на сто процентов информативен, поясняет Виктор: в первую неделю, когда заболевание может быть в бессимптомной форме, вероятность его подтверждения — около 70 %, потом она становится еще ниже. Для лучшей диагностики нужно проводить также тестирование на антитела: совместное использование этих методов даст более точный результат, уверен он.

— По приказу Минздрава России, который существует уже, наверное, месяц, врачам в ОКБ начали делать тест на коронавирус раз в 10 дней. У меня результат был отрицательный, — говорит врач. — У нас в больнице было несколько пациентов, у которых при проведении компьютерной томографии (КТ) выявляли специфичную картину повреждения легочной ткани, однако тесты были отрицательные, и таких пациентов никуда не отправляли.

Виктор рассказывает, что поток обращений по «скорой» в ОКБ очень велик, поэтому дежурные врачи рискуют больше, в отличие от стационарных, которые контактируют только с госпитализированными пациентами. Еще одно нововведение в больнице — обязательное проведение КТ пациентам, поступившим в бессознательном состоянии: при выявлении признаков воспаления легких человека отправят в респираторный госпиталь независимо от наличия или отсутствия у него другой патологии.

— Думаю, мы еще не столкнулись с основной волной этого заболевания, но насколько готовы и укомплектованы наши респираторные госпитали, трудно сказать. И руководство больницы тоже можно понять — на него давят сверху. Наша больница оказывает специализированную помощь, а теперь, когда клиники закрыты и дежурство по «скорой» взяла на себя ОКБ, большой поток пациентов по «скорой» почти по всем направлениям идет к нам. Конечно, руководство хочет избежать случаев заражения медиков коронавирусом: если они будут болеть, потом некому будет работать. А людям с другими заболеваниями негде будет получать специализированную медицинскую помощь.

***

В официальном ответе на запрос редакции главный врач ОГАУЗ «ТОКБ» подтверждает случаи заболевания коронавирусом медперсонала в больнице, уточняя, что работники заболели не при исполнении трудовых обязанностей.

При выявлении коронавируса в больнице проводятся противоэпидемические мероприятия: обследование контактных лиц, дезинфекция помещений; предпринимаются все меры, предусмотренные нормативными правовыми актами областного департамента здравоохранения и главного санитарного врача по Томской области. А медперсонал ОКБ в полном объеме обеспечен всеми необходимыми СИЗ, которые выдаются структурным подразделениям из расчета потребности на неделю, в том числе, с «Областного аптечного склада».

На сегодняшний день ПЦР-тестирование — единственное тестирование, с помощью которого возможно установить коронавирусную инфекцию, поясняет главврач, и оно проводится в больнице с 9 апреля 2020 года; при этом отказов от тестирования зафиксировано не было.

На антитела к коронавирусу медиков ОКБ в настоящее время не тестируют. Но такая работа должна начаться на последней неделе мая, говорили ранее в оперативном штабе по борьбе с распространением коронавируса в регионе.

Информация о нехватке СИЗ, о тестировании медработников (без персонификации) на коронавирус не является информацией, содержащей врачебную тайну, но в зависимости от сведений, которые она содержит, может попасть в перечень информации из категории ограниченного доступа, уточняется в ответе.

Из Городской клинической больницы № 3 имени Альперовича сообщают, что в настоящее время (на 13 мая) их медики, работающие с пациентами с подозрением на заражение COVID-19, а также имеющими установленный диагноз, полностью обеспечены СИЗ. Для сотрудников проводятся инструктажи и практические занятия по работе в средствах защиты и по обеспечению эпидбезопасности при их надевании и снятии после работы в «красной зоне».

На вопрос о наличии случаев заболевания медперсонала горбольницы № 3 коронавирусом ответ не получен. Но отмечено, что обязательное тестирование на коронавирус медиков, имеющих риски инфицирования на рабочих местах, проводится раз в неделю, а при появлении симптомов, не исключающих такой диагноз, — немедленно. Кроме того, в настоящее время всем медработникам, оказывающим помощь пациентам с COVID-19, выплачиваются стимулирующие выплаты, утверждает главный врач больницы.

Ранее врачи инфекционного отделения в горбольнице № 3 рассказывали журналистам, что в начале работы по коронавирусу были «небольшие проблемы» со средствами индивидуальной защиты. Но сейчас медперсонал, по их словам, обеспечен СИЗ в полном объеме.

Из Медико-санитарной части № 2, где был развернут первый респираторный госпиталь для коронавирусных пациентов, на запрос редакции об обеспечении медперсонала СИЗ и принятии иных мер для их защиты ответ не поступил.

***

По словам Ивана Коновалова, пресс-секретаря профсоюза «Альянс врачей», только за апрель к ним поступило более 200 обращений медиков по поводу отсутствия СИЗ: пишет Москва, Московская область, Санкт-Петербург, регионы, в числе которых была и Томская область.

— Медицинскую маску и респиратор без клапана нужно менять раз в два часа, респиратор с клапаном — раз в шесть часов. Врачи пишут, что респиратор им выдают один на день или на несколько дней. Или дают тканевые маски, которые они стирают и проглаживают. Кто-то вообще сам шьет, если ничего нет, — говорит Иван. — Что касается защитных костюмов — их большой дефицит. Многие пишут, что их нет совсем, а где есть — что они быстро рвутся, приходят в негодность, медикам приходится их зашивать. Видимо, у нас в стране изначально не было развито это производство.

В «Альянс врачей» сообщают и о невыплате медработникам обещанных стимулирующих выплат, непроведении тестирования на коронавирус.

— Из Балашихи медики писали, что им главный врач запретил тестироваться под угрозой увольнения. Это для того, чтобы в статистике больницы не было зараженных COVID-19, — полагает Иван. — Статистику по зараженным медикам по стране невозможно точно отследить, так как ее нигде официально не аккумулируют. По новостям еще как-то можно «выцепить». Но надо понимать, что официальная цифра будет ниже реальной: даже если бы тестировали всех медиков, цифра все равно бы не отражала реальность, так как всех просто не отследишь, а с учетом большого процента ложноотрицательных тестов, о чем заявлялось официально, реальная цифра была бы больше, чем официальная.

Что касается обеспечения СИЗ медиков учреждений, где не работают с зараженными COVID-19, тут все зависит от главного врача и степени его ответственности, считает он.

— В большинстве случаев, к сожалению, главврачи говорят: у нас в больнице нет коронавируса, вы с ним не работаете, значит, защита вам не нужна. И это приводит к плачевным результатам: происходит вспышка заболевания. Так было в Москве, Санкт-Петербурге, других городах — информацию об этом можно найти в интернете.

Проект профсоюза «Мединспекция» существует около двух месяцев. На сайте «Альянса врачей» ведется открытый сбор средств: благодаря пожертвованиям со всей страны профсоюз покупает и доставляет медикам средства индивидуальной защиты, помогает решить другие проблемы, указано на сайте. Там же размещены еженедельные отчеты о приобретенных СИЗ, сведения о потраченных суммах и о больницах страны, получивших помощь от «Альянса».

Недавно «Альянс врачей» запустил интерактивную карту по России, где в режиме реального времени отражаются проблемы медицинских работников и результаты их решения. На момент публикации на карте отмечены несколько точек по медучреждениям из Томской области: МСЧ № 2, Областной перинатальный центр, поликлиника ТНЦ СО РАН, Бакчарская районная больница, Сибирский федеральный научно-клинический центр ФМБА России в Северске.

***

Утром 25 мая на почту редакции пришло сообщение от регионального отделения ОНФ о жалобах водителей скорой помощи СибФНКЦ на нехватку средств защиты.

«По словам водителей, не выдаются перчатки, одна медицинская маска выдается на всю смену, то есть на 12 часов. Перевозка больных с подозрением на COVID-19 осуществляется на всех машинах, при этом многие водители работают в своей одежде и после смены в ней же идут домой. Специальная одежда соответствующего образца не выдается. По словам водителей скорой помощи, им выдали канцелярский скотч для того, чтобы обклеить машины», — сообщает ОНФ.

Народный фронт отметил, что после вмешательства общественников сотрудники «скорой» обеспечены «в достаточном количестве медицинскими масками, перчатками и спецодеждой». Также в систему «ОНФ.Помощь» поступали жалобы на отсутствие доплат за работу с больными коронавирусом.

***

По словам Ивана Коновалова, большинство медиков обращаются в их профсоюз анонимно.

— Думаю, это иррациональный страх: «мало ли что...» Проблема нехватки СИЗ есть сегодня во всем мире, но нигде не репрессируют медиков за то, что они об этом говорят, а у нас за это можно быть уволенным или еще что-то, — говорит Иван. — В конце апреля в Ленинградской области врача уволили по статье о разглашении врачебной тайны: она рассказала, что у них в больнице не хватает СИЗ. Какая же это врачебная тайна? Глупость полная. Разумеется, в суде мы это все оспорим — увольнение признают незаконным. Наталья дала интервью не анонимно, потому что она смелая и понимает, что если ее уволят — она восстановится через суд, и ей еще компенсацию дадут.

В апреле сообщалось, что профсоюз обратился в ФСБ: направил им статистику, собранную по результатам обращений медиков.

— Мое личное мнение: нехватка СИЗ во всем мире — это нормально, так как мир не был к этому готов. Просто нам нужно честно об этом говорить, — уверен Иван. — Не отправлять их в Италию с посылом «мы вам отправляем, потому что у нас самих их некуда девать», а открыто заявлять о нехватке. И так же честно и открыто принимать помощь. Был случай, когда предприниматель закупил средства защиты и принес в больницу, а его отправили обратно, сказав что в больнице все есть. А женщина-врач, проводившая его до двери, шепнула, что на самом деле у них ничего нет, но принимать запрещают. Нужна простая вещь: открыто признать, что проблема есть.

***

По сообщению департамента здравоохранения Томской области, обращения главных врачей и медиков учреждений здравоохранения по вопросам нехватки СИЗ или отсутствия тестирования на коронавирус к ним не поступали.

В конце марта департамент создал временный фонд медицинских изделий, СИЗ, дезинфицирующих средств, сформированный из материальных запасов медучреждений региона в целях предотвращения распространения в регионе COVID-2019. По состоянию на 12 мая сформирован достаточный запас средств защиты, который распределяется по всем медучреждениям региона, а департамент осуществляет постоянный мониторинг наличия таких средств, указано в ответе на запрос редакции.

Силами медсанчасти № 2 и горбольницы № 3 на средства областного бюджета в сумме почти 126 миллионов рублей централизованно закуплены все необходимые СИЗ (респираторы, халаты, защитные комбинезоны, противоэпидемические костюмы, маски многоразовые, перчатки, шапочки, защитные экраны для лица, бахилы), уточняет департамент.

На вопрос о тестировании медиков Томской области на коронавирус сообщается, что раз в неделю проводится обязательное лабораторное обследование медработников, имеющих риски инфицирования на рабочих местах, а при появлении симптомов, не исключающих COVID-19, — немедленно.

По состоянию на 12 мая медицинскому персоналу в Томской области провели более 4,5 тысячи тестов на коронавирус. Данная статистика отслеживается департаментом и региональным управлением Роспотребнадзора, а случаи заражения медиков региона входят в общую статистику заболевших по региону.

На уровне области, в соответствии с постановлениями правительства №№ 415 и 484, разработаны методические рекомендации по установлению стимулирующих выплат (за особые условия труда и дополнительную нагрузку и за выполнение особо важных работ) медицинским и иным работникам, непосредственно участвующим в оказании медпомощи гражданам с COVID-19. В больницах утверждаются соответствующие локальные акты. Выплаты за март и апрель медики должны были получить вместе с зарплатой в мае, с применением районного коэффициента и процентной надбавки за стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, уточняют в департаменте.

На вопрос редакции, могут ли медики открыто говорить, в том числе в СМИ, о проблемах нехватки СИЗ в их учреждениях, департамент поясняет, что оснащение средствами индивидуальной защиты не относится к информации, содержащей врачебную тайну. Обеспечение средствами индивидуальной защиты — это создание работодателем необходимых условий по охране труда в медицинской организации и инфекционной безопасности.

***

В апреле сообщалось, что медицинских работников города и области поддержали томские предприятия: «Востокгазпром» предоставил респираторы и антисептики для медиков респираторного госпиталя в МСЧ № 2, АО «Транснефть — Центральная Сибирь» и Томская нефтегазовая компания «Стимул-Т» — защитные костюмы и денежные средства. А компании «Норд Империал», «Альянснефтегаз», «Новая химия» и «Декатлон» закупили маски, дезинфицирующие средства, защитные костюмы для медиков, работающих в инфекционных отделениях.

«Газпром трансгаз Томск» помог деньгами больнице № 3, респираторному госпиталю, районным больницам Кривошеино, Парабели и Молчаново. «Газпром нефть» пожертвовал денежные средства респираторному госпиталю на базе МСЧ № 2.

«Монолит-Строй» предоставил МСЧ № 2 технику и рабочих для изоляции корпуса, компания «Аргус» обеспечила бесперебойную радиосвязь между отделениями медучреждения, а «Горэлектросети» — бесперебойное электроснабжение.

***

— Когда началась пандемия, мы не планировали заниматься помощью медикам, — рассказывает Виктория Агаджанова, директор благотворительного фонда «Живой» (Москва). — Наша специализация — помощь тяжело больным взрослым, и прямо сейчас несколько наших пациентов нуждаются в помощи. Но в какой-то момент мы начали понимать: наши пациенты не попадут на лечение до тех пор, пока больницы не откроются. Что мы можем сделать, чтобы люди как можно быстрее оказались на лечении? Выход был только один — помочь врачам не заболеть и не заразить еще больше народу, и таким образом ускорить разрешение ситуации с пандемией.

Решение о том, что БФ «Живой» будет помогать врачам, было принято в последних числах марта, а с 30 марта открыли сбор, уточняет Виктория.

— Сначала очень осторожно — на 1,5 миллиона рублей. Надеялись, что этим все и закончится. На данный момент у нас уже более 40 миллионов рублей, и это все еще не заканчивается, — рассказывает она. — Больнице средства не направляются — фонд сам закупает, что необходимо, и передает ей. Деньги перечисляют как физические, так и юридические лица. Откликнулись очень многие компании, журналисты, блогеры: они проводят марафоны, всячески стараются поддерживать, потому что понимают, что мы вернемся к обычной жизни только при условии, что вместе поможем остановить эпидемию.

В «Живой» обращаются медики из многих регионов: все заявки рассматриваются и всем фонд старается помочь. На данный момент около 60 больниц уже «закрыто» — помощь оказана, еще порядка 40 запросов — в работе. По словам Виктории, название больницы нигде не фигурирует, даже в отчетах фонда — в открытом пространстве такой информации нет, кроме случаев, когда больница согласна: «Да, пожалуйста, пишите про нас».

— Мы работаем только по официальным запросам от главврачей. Если врачи отделения знают о нехватке СИЗ или понимают, что в ближайшее время они закончатся, или их больницу переводят под COVID-19, они обращаются к своему главному врачу с просьбой написать письмо в благотворительный фонд, который поможет в закупке, — поясняет директор. — Когда приходит письмо за подписью и печатью главврача, из числа наших волонтеров назначается куратор. Он связывается с больницей и выясняет подробности: переориентированы они уже под COVID-19 или только готовятся, или стоят в резерве, сколько человек работает, сколько реанимационных бригад и так далее — у нас есть целый опросник. Исходя из полученной информации, куратор делает расчет количества необходимых средств защиты, мы начинаем искать эти средства и отправлять в больницу.

С частными сообщениями от врачей фонд не работает, так как нет возможности проверить, дошли средства защиты до пункта назначения или нет, говорит Виктория. Когда средства защиты приходят в больницу, главный врач подписывает документ, что он все принял, посчитал и все получил.

— Не могу даже сказать, что нужно больше: нужно все, и, как правило, быстро. То, что всегда уходит первым, это респираторы и защитные костюмы. Сейчас российские производители переориентировались на их производство, поэтому надеемся, в ближайшее время острой нехватки уже не будет, — считает она. — Кроме средств защиты, медикам не хватает техники: где-то лечат COVID-пациентов, не имея рентгена и КТ-аппаратуры. Мы уже закупали мобильные (палатные) рентгены, расходные материалы, пульсоксиметры.

Недостаточное обеспечение медиков СИЗ наблюдается везде — это не только российская действительность, это и общемировая тенденция, считает директор фонда, потому что никто не был готов к таким масштабам.

— Вы помните, когда в последний раз была эпидемия такого уровня? Которая затрагивала бы абсолютно любое государство в мире. Я не помню, когда у нас «закрывалась» Москва и регионы, когда вводились пропуска и все прочее. Мы оказались в экстремальной ситуации, и сейчас важно сделать все, чтобы с ней справиться. И важно сохранить как можно больше врачей живыми и здоровыми, чтобы они могли вылечить как можно больше пациентов.

Сказать, что сейчас пандемия закончится и коронавирус исчезнет — нет, не исчезнет, пока не изобретут вакцину или не будет популяционного иммунитета. Надо сделать выводы на будущее — не за горами тот момент, когда мы можем опять столкнуться с такой вспышкой вируса, и мы должны быть к ней готовы. Сейчас мы занимаемся тем, что «затыкаем дыры», и это нормально. Если горит дом, давайте сначала его потушим, а потом уже будем выяснять: кто поджег, зачем и что делать с поджигателями, — говорит Виктория.

Руководитель фонда рассказывает, что у них был случай, когда главный врач отказывался подписывать письмо: говорил, что за распространение информации о нехватке средств защиты для медиков его могут снять с должности.

— Ну, здесь нужно выбирать. Либо ты — руководитель, и ты в ответе за тех, кто у тебя в подчинении. И тогда тебе абсолютно все равно, снимут тебя с должности или нет: главное, сделать так, чтобы на твоей совести не было болезней твоих сотрудников. Либо можно сидеть и бояться дальше, говорить «нам ничего не нужно». Тут вопрос решается очень просто: за высокую заболеваемость и смертность персонала ни одного руководителя по головке не погладят и премию не выпишут. Поэтому если уж уходить с места работы — быть уволенным или уволиться самостоятельно, то уходить, зная, что ты сделал все возможное, чтобы защитить тех, кто у тебя в подчинении. А иначе какой смысл занимать руководящую должность?

Редакция vtomske.ru просит томичей побеспокоиться о своем здоровье, ограничить социальные контакты и по возможности оставаться дома. Берегите себя!

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×