Архив
24сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 3997Томск

Рецепт лета по-дореволюционному

Как отдыхали в Томске летом больше ста лет назад

Рецепт лета по-дореволюционному
иллюстрации к материалу взяты из открытых источников

Все любят лето, особенно если оно — теплое и щедрое, солнечное, но чтобы и дождики иногда поливали огороды… Давайте совершим путешествие в дореволюционное томское лето и посмотрим — что бы мы делали тогда, сто лет назад, в июне-июле начала XX века. А поможет нам в этом, по традиции, газета «Сибирская жизнь» 1910 года.

Жить на даче

Такой вариант выбирали все томичи, которые могли себе позволить купить или арендовать дачу за городом. Какие развлечения их ожидали, кроме традиционных речки и пляжа?

Во-первых, можно было по-прежнему получать любимую газету «Сибирская жизнь» и оставаться в курсе всех событий. Редакция уведомляла своих читателей, что «по примеру прошлых лет, в настоящем году газета будет доставляться подписчикам на дачи: Степановка, Куташева, Заварзино, Городок и Басандайка».


И сейчас на Басандайке хорошо, и до революции было замечательно!

Во-вторых, в музыкальном магазине П.И. Макушина можно было взять напрокат пианино — причем заказать его доставку на дачу.

У Макушина же можно было купить ноты — для пения и танцев на природе. Ведь в магазине, согласно вкусам публики, предлагалась не только классика (Брамс «Венгерские танцы», Чайковский, Оффенбах «Сказки Гофмана»), но и баллада «Ночь любви», цыганский романс «Хочу быть дерзким», песни «Давно малиновки звенят», «Вот что наделали песни», «Я жить хочу, любить хочу», «Если женщина решила», «Куплеты исправника» и прочая «легкая музыка».

К услугам дачников были также граммофоны: как обещала реклама, с «замечательной красотой звука», в котором «устранено всякое шипение», и вообще «граммофон этот считается последним усовершенствованным изобретением в области граммофонов; чистые и ясные звуки слышны за 50 сажень (одна сажень — примерно два метра)… корпус граммофона украшен бронзой, граммофон этот вполне заменяет лучший оркестр, театр, концерты» (СЖ. 1910. № 128). К этому чуду новейшей техники бесплатно прилагалось 14 грампластинок. Правда, в Томске таковых граммофонов не было – желающие могли выписать их только из Германии.

А по ночам можно было смотреть в «сильнейший ахроматический телескоп», руководствуясь рекламой:

«Смотрите на солнечные пятна!
Смотрите на луну и звезды!
Полезно и интересно, как на воде, так и на суше».

Так что развлечений на дачах хватало и днем, и ночью.

Временами баловать себя пивом и не только

В 1910 году газета рекламировала три сорта томского пива: «Мартовское», которое варили на пивоваренном заводе «Вена», «Пильзенское» и «Империал» от завода «Крюгер». Посмотрите, какие креативные рекламы публиковала газета, привлекая внимание к местной пивоваренной продукции:

Московская фирма Шустова делала ставку на узнаваемость своей продукции и не уставала объяснять ее преимущества. Так, о «Нежинской» настойке она писала:

«Вы знаете, конечно, что рябиновая настойка — излюбленный напиток русской публики. Имейте в виду, что колоссальный успех и повсеместное распространение ее обязаны, помимо вкусовых качеств, превосходному действию на желудок рябины, ускоряющей пищеварительные процессы. Запомните, что Нежинская рябиновая настойка Шустова, улучшенного качества, есть в настоящий момент последнее слово водочного производства. Она незаменима по вкусу и качеству» (СЖ. 1910. № 133).

Впрочем, существовали и другие напитки, например, «Медицинское товарищество» рекомендовало пить в жару «Сидр Яблочный», «Вишник игристый» и другие шипучие воды, а также «лучший кефир» «Здоровье». Из Кисловодска можно было выписать кавказские минеральные воды — знаменитый «Нарзан» и «Ессентуки».

Данная информация носит информационно-познавательный характер. Помните! Чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью.

Ходить в кино

В кинотеатре «Фурор» на протяжении всего лета шли фильмы с совершенно замечательными характеристиками:

  • «Совесть Безумного» — большая потрясающая бытовая драма;
  • «Псовая охота» на диких коз во Франции — с натуры;
  • «Банковая операция» — поучительные сцены из жизни;
  • «Да будет проклята война» — потрясающий эпизод из французско-испанской компании в 1809 году;
  • «Потерпевший кораблекрушение» — захватывающая драма с участием лучших артистов;
  • «Забавное наследство» — комические сцены Жоржа Доккау;
  • «Его светлость изволят веселиться» — верх комизма;
  • «Железная рука» — предание о разбойнике Герце;
  • «Сон в летнюю ночь» — сюжет Шекспира;
  • «Роланд — палладии Карла Великого» — историческая драма;
  • «Ужасная участь больной» — драма наших дней;
  • «Друзья по ресторану» — комические сцены;
  • «Землетрясение в южной Италии 7 июня 1910 г.» — с натуры, и многие другие.

Путешествовать на теплоходе

Выбор был богатый. К услугам томичей были:

«Богатырь», «Воткинский завод», «Двигатель» — три новых пассажирских парохода американского типа, 1910 год, пароходства Е.И. Мельниковой. Отправлялись в Ново-Николаевск, Камень, Барнаул и Бийск от городской пристани.

«Инженер-механик Гуллет», «Горный инженер Воронцов» — еще два пассажирских парохода американского типа пароходства Е.И. Мельниковой, шли по тому же маршруту (но были не новыми, а видимо уже хорошо послужившими пароходами).

«Владимир» и «Илья Фуксман» — два «легко-пассажирских» парохода пароходства «Фуксман». Отправлялись от городской пристани из Томска до Ново-Николаевска, Барнаула, Бийска и попутных пристаней, с пересадкой в Барнауле на пароход «Бийск». Учащие и учащиеся пользовались скидкой 20%. Фуксман также обещал: «пассажиры, взявшие билет туда и обратно до какой бы то ни было пристани, также пользуются скидной 20% с правом ехать на любом из моих пароходов в течение всей навигации».

«Прокопий Плещев» — легко-пассажирский американского типа пароход, Верхне-Иртышское товарищество пароходства и торговли. Отплывал от Томска до Тюмени и попутных пристаней. «На пароходе имеется буфет, из которого господа пассажиры могут получать кушанья и напитки по таксе с 8 часов утра до 12 часов ночи. Господа пассажиры I и II класса помещаются в каютах, а III класса на палубе в закрытых помещениях».

«Ростислав» — легко-пассажирский пароход торгового дома «Михаил Плотников и Сыновья», ходил из Томска до Барнаула и попутных пристаней.

«Россия», «Любимец» — двухэтажные американского типа пассажирские теплоходы, пароходство наследников В.Е. Ельдештейн. Отправлялись из Томска до Барнаула, Бийска и попутных пристаней (с пересадкой в Барнауле на пароход «Алтаец»).

«Иван Игнаитов» — опять же двухэтажный американского типа товаро-пассажирский пароход от Товарищества Западно-Сибирского пароходства и торговли, шел из Томска до Тюмени и попутных пристаней.

Но самой внушительной выглядела реклама следующего парохода:

«Отец» — новый, 1910 г., американского типа, комфортабельно обставленный пароход торгового дома «Н.Н. Корнилова наследники». Тюмень, Томск, Ново-Николаевск, Барнаул. Хороший буфет, электрическое освещение, пианино, библиотека, ванна и прочее. Отдельные каюты без доплаты» (обратите внимание - ванна!).

На теплоходах и пароходах не только добирались до других городов, но и просто ездили на них на пикники, устраивали гулянья. В июне 1910 года на пароходе братьев Колесниковых «Колпашевец» Томское добровольное пожарное общество устроило «праздник на воде»: отъезд был назначен на 2 часа, «во время гулянья будет играть собственный оркестр общества, будет сожжён фейерверк» (СЖ. 1910. № 124).

Делать покупки в лучших магазинах Томска

В доме Второва на Почтамтской улице, в центре города, можно было купить:

«Обои — в роскошном выборе (до 4000 образцов), новейших изящных рисунков, на всякие цены – от 6 копеек до 4 рублей за кусок!»

«Посуду всех сортов и предметов домашнего хозяйства», а также «ружья, револьверы и охотничьи принадлежности»– от торгового дома Е. Осипова и М. Ярославцева в Томске.

В магазине Голованова предлагали «сандалии Кнейпа для всякого возраста», шляпы «Панама» — соломенные и фетровые, и другие необходимые летние вещи.

А если что-то отсутствовало в магазине, можно было попытать счастья, изучая частные объявления в газете. Частники продавали: велосипеды, шлюпки, «луга сенокосные», «раков свежих», «чулочную машину», особняки, квартиры и т.д. и т.п.

В середине лета в доме Второва появился новый товар — банки для варенья «в большом выборе» (магазин Е. Осипова и М. Ярославцева). Однако очень быстро образовался конкурент, располагавшийся совсем недалеко, на Базарной площади, предлагавший «банки для варенья стеклянные, разных размеров. Случайно приобретена большая партия, цены оптовые и в розницу вне конкуренции». Так что даже такой простой товар требовал внимания покупателей: купить подешевле или с гарантией качества? Выбор всегда был!

Найти работу

Томичи могли попытать счастья, откликнувшись на следующие объявления:

«Требуется подмастерье в булочную. Угол Нечаевской и Затеевского пер., № 18» (СЖ. 1910. № 119).

«Требуется мастер на весовой хлеб. Дворянская ул., № 12017, булочная Помазан» (СЖ. 1910. № 119).

«Нужна бонна, владеющая свободно немецким, французским или английским. Воскресенская, 18, кв. инженера Пуцилло. Приходить для переговоров от 11-2 ч, или на дачу Степановка с 2 до 5 ч. Ежедневно» (СЖ. 1910. № 119).


Официантов тоже искали, но требования к ним предъявлялись, как и к кухаркам: чтобы были трезвые, а еще лучше — некурящие.

«Нужна швея. Воскресенская гора, Белая улица, д. № 11, вверху» (СЖ. 1910. № 119).

«Нужен служащий по конторскому делу. Спросить в магазине Деева» (СЖ. 1910. № 119).

«Нужен помощник волостного писаря, трезвый, знакомый с делом в Петропавловское полостное правление, Томского уезда (35 верст от г. Томска)» (СЖ. 1910. № 119).

«Нужна деревенская девушка. Угол Спасской и Ямского переулка, № 2-а, бакалейная лавка» (СЖ. 1910. № 119).

«Нужны деревенские девушки для огорода. Почтамтская, д. Соболевой, Яшину» (СЖ. 1910. № 119).

«Требуется в гостиницу «Европа» старшая прачка» (СЖ. 1910. № 120).

«Требуется в сад Буфф старший повар на приличное жалованье и прачка, умеющая крахмалить белье. Справиться в гостинице «Европа», В.Л. Морозова» (СЖ. 1910. № 120).

«Требуется хороший и трезвый садовник по цветочному и огородному делу, в Томское № 1 исправительное арестантское отделение, по Иркутскому тракту. Сведения о последней его службе необходимы» (СЖ. 1910. № 120).

Рабочие руки, одним словом, были нужны, но желательно принадлежащие людям трезвым и опытным.

Развлекаться в Буфф-саду

В 1910 году здесь можно было увидеть драму Меттерлинка «Синяя птица», танец «босоножки» — «индийской танцовщицы» Миньон-де-Бенвин, подражающей Дункан; во время «большого гуляния» — «Русскую свадьбу» — «картинку из русской жизни эпохи XVIII столетия при полной обстановке и соответствующих костюмах», послушать «Еврейский квартет», покачаться на новых электрических качелях — «при световых эффектах и полной иллюзии».

Директор сада В.Л. Морозов гарантировал «более 20 номеров колоссальной программы» (СЖ. 1910. № 134). Немного времени спустя «Буфф-сад» приглашал уже на «большое семейное гулянье», которое устраивал пиротехник К.П. Жуков, обещая «дирижабль и воздушный огненный каскад» (большой разнообразный фейерверк), «Взрыв брандера под Порт-Артуром» (декоративно-фейерверочная картина), «Комету Галлея» (с рисунка, снятого учеными в Северной Норвегии), и целых три оркестра музыки.

Желающие могли также посетить «Праздник в кабачке Максима» — «с блестящими электрическими эффектами, пением, танцами, хорами, бенгальскими огнями, музыкальным попурри с пушечными выстрелами».

Так что и для тех, кто не мог выехать за город, была возможность развлечься в «зеленой зоне» в центре Томска.

Сходить в парикмахерскую

За новыми летними прическами нужно было идти, конечно, к профессионалам. А найти их было легко по следующим объявлениям:

«Открылась новая первоклассная парикмахерская «Товарищество», Напротив аптеки Ковнацкого.

Работы производятся полным комплектом опытных мастеров, тщательно и аккуратно, по общедоступным ценам. При парикмахерской также имеется специально дамский зал с отдельным ходом, где производятся прически и всевозможные волосяные работы, по умеренным ценам. С почтением – Товарищество».

А вот и конкурент:

«Первоклассная парикмахерская «Леон» (Почтамтская ул, дом Шадрина, телефон 430). Желая создать такие условия, чтобы мастер фактически был заинтересован в деле, я нашел возможным работать с мастерами с половины без чаевых.

При такой постановке дела каждый клиент, надеюсь, будет вполне удовлетворен. Пять человек лучших мастеров. Обращено серьезное внимание на гигиену и дезинфекцию инструментов».


Вот где-то тут, на оживленной центральной улице Томска, и располагалась «первоклассная парикмахерская Леон».

Услуги предлагались следующие:

  • бритье с одеколоном и с завивкой усов;
  • стрижка головы: обыкновенная, бобриком, стрижка бороды;
  • окраска головы, бороды, усов;
  • освежение и фриксион головы: Вежеталем, хинной водой, Португалем, Цейлонской водой, цветочным одеколоном;
  • мытье головы: Пиксафоном, Шампуйном;
  • освежение лица: Рододермом, О-де-лилем».

Для женщин были особые услуги:

«Дамский зал. Модная прическа Французская завивка. Громадный выбор кос по весьма умеренным ценам. Всевозможные модные волосяные работы из химически чищенного волоса.

В целях поддержания предприятия на высоте ежегодно бываю в столичных городах для ознакомления с современной постановкой парикмахерского искусства и приобретения материалов.

Парижские журналы причесок получаются ежемесячно» (СЖ. 1910. № 134).

Получить новую специальность

При желании можно было пройти курсы и приобрести новые навыки даже летом. Например, стать стенографистом:

«Кто ищет знаний и ценит просвещение, да обратит свой взор на это объявление!

Уроки стенографии

С 15 июня по 15 августа проходится полный теоретический курс. Далее идут упражнения. Занятия ведутся утром или вечером. Улица Большая Королева, № 44, Медведева» (СЖ. 1910. № 127).


На улицу Королева шли те, кто хотел стать стенографистом — здесь были курсы стенографии.

Или приумножить свои знания по богословию: по распоряжению министерства народного просвещения, писала «Сибирская жизнь», «в томском технологическом институте возобновляется чтение лекций по богословию, прервавшееся с 1906 года после выезда из Томска профессора богословия Беликова».

Можно было стать миссионером: в Ново-Николаевске с 15 августа открывались месячные миссионерские курсы — «в целях наиболее успешной борьбы со все возрастающим сектантством и расколом, а также в интересах усиления миссионерской деятельности». В программе были заявлены:

«1) отдел общих сведений;

2) секстантствоведение;

3) расколоведение;

4) краткий обзор противосекстантской и противораскольнической литературы;

5) примерные беседы противосекстантского и противораскольнического характера;

6) составление, чтение и разбор рефератов противосекстатнтского и противораскольнического характера.

Способ занятий на курсах — лекционный. Слушателями допускаются все лица духовного ведомства» (СЖ. 1910. № 134).

Занятия вели иеромонах Алексей и епархиальный миссионер священник Алексей Кавлейский.

Наблюдать разгул стихий

Погода в 1910 году томичей, прямо сказать, не особо баловала. Сначала в Томске разразился дождь с градом:

«Зерна града достигали от 0,5 см до 1,5 см в поперечнике и представляли из себя сферические образования или совершенно прозрачные, или молочно-белые. Опаловидные. Встречались градины и пластинчатой формы с резко выраженным лучистым строением… В виду научного интереса, представляемого изучением микроструктуры этого града, большая порция его была собрана на башне и во дворе физической лаборатории технологического института и законсервирована по методу профессора Вейнберга впредь до соответствующих исследований».

Но в заметке содержалась и другая информация, представляющая интерес для современных томичей:

«Многие листья тополей, растущих вдоль фасада института, оказались пробиты градинами» (СЖ. 1910. № 120).

Так что тополя — это не решение исключительно советской власти, садили их и до революции, причем примерно там же, где сейчас вырезают старые деревья.


Технологический институт: здесь сохранили для дальнейшего изучения образцы града, выпавшего в Томске в 1910 году.

Затем в Томск пришел холод: «Погода в Томске и его окрестностях почти целую неделю стоит чисто осенняя: дожди, холод, редко проглядывает солнце. Многие дачники сожалеют о раннем переезде из города. Не выехавшие еще принуждены отложить переезд. Ночью термометр показывал 5, утром – 6 градусов тепла» (СЖ. 1910. № 123).

Вслед за холодом пришла долгожданная жара и внезапные заморозки: «Последние дни в Томске стоит жаркая летняя погода. На солнце днем термометр повышается до 35 градусов. Накануне и за день перед Троицей было наиболее резкое понижение температуры: под утро термометр показывал плюс один градус, а в окрестностях Томска местами даже ноль градусов, вследствие чего у некоторых садоводов и огородников померзли молодые всходы арбузов, огурцов и проч., пришлось подсевать. Дождей не было с 8 июня, и верхний слой почвы под влиянием сильных жаров успел уже сильно высохнуть» (СЖ. 1910. № 129).

Но в середине лета, наконец-то, все нормализовалось: «Погода за последнее время отличается, в общем, умеренным теплом и довольно часто и обильно выпадающими дождями. Благодаря обильно попадающей в почву влаге прекрасно идет рост трав, которых ожидают много и хорошего качества. Всходы хлебов развиваются тоже хорошо, можно только опасаться обилия сорных трав, так как от частых дождей прорастает все, что только способно прорастать. Кедры под Томском густо покрыты шишками; можно ожидать обильного сбора орехов» (СЖ. 1910. № 136).

Какая типичная картина томского лета, не правда ли?

Оценить местную кухню

Два объявления привлекали внимание тех, кому было лень готовить дома в 1910 году.

«Вниманию господ столующихся. Сытный, здоровый и всегда из свежей провизии обед. Можно получить ежедневно только во вновь открытой кофейной, горячие пирожки ежедневно от 10 часов утра и до 1 часа ночи. Почтамтская улица, парадный ход, рядом с театром «Фурор». (СЖ. 1910. № 120).

Приглашал гостей и «Кавказский погреб» (Почтамтская, д.14), обещая угостить рыбными блюдами (икра, балык, тешка), сыром. «Для желающих обедать ежедневно готовится суп». Но главной «приманкой» были, конечно, «горячие чебуреки».


Полагаем, примерно так выглядели томские обеды в 1910 году.

Миновать эпидемию

Да-да, современная эпидемия — далеко не первая в нашем городе. Вот, к примеру, в 1910 году в Томске велась постоянная статистика заболеваний, из которой было понятно, что каждую неделю томичи заражались: скарлатиной, дифтерией, ветрянкой, корью, свинкой, коклюшем, рожей, дизентерией, цингой, разными видами тифа (сыпной, брюшной) и т.д.

Статистика смертности была примерно такая: заболело скарлатиной 8 человек — умерло трое; корью 11 — умерло трое; дизентерией 40 — умерло 2 человека. Однако со временем дизентерия начала распространяться среди томичей все быстрее: газета обращала внимание на то, что в начале июля в неделю заболевало человек по 40, затем было выявлено сразу 109 случаев, через неделю — плюс 112, через две — плюс 116.

Газета цитировала врачей, говоря о том, что «Томск в данное время переживает тяжелую эпидемию дизентерии», но при этом замечала: «Для Томска со стотысячным населением указанные цифры заболеваний едва ли можно назвать «тяжелой эпидемией», в прошлом году заболевания дизентерией в это же время принимали почти эпидемический характер – например, с 1 по 8 июля заболевания достигали 373 и с 8 по 16 июля 277» (СЖ. 1910. № 157).


Бактериологический институт был надежным заслоном на пути эпидемий в дореволюционное время в Томске.

Летом город стал готовиться к борьбе с холерой. Газета писала: «В настоящее время холера принимает все более и более широкие размеры, и нам, сибирякам, может быть в скором времени придется вступить в борьбу с эпидемией». А ждали прихода болезни от «пассажиров, переселенцев и железнодорожных служащих».

Для будущих больных планировалось «приспособить один барак на 40 кроватей на Плетневской заимке, с полным оборудованием барака»; проверить дезинфекционную камеру; договориться с бактериологическим институтом о срочном проведении анализов; проверить городскую канализацию; завести экипаж для перевозки холерных больных…

И дождались, конечно. «Первый холерный случай в Сибири», предупреждала «Сибирская жизнь»:

«Пассажир, ехавший из России в Восточную Сибирь на поезде № 6, 19 июля на пути заболел и, снятый на станции «Мариинск», умер от болезни, имеющей признаки холеры. Исследование извержений больного, доставленных в томский бактериологический институт показало, что извержения эти содержат в себе настоящие холерные эмбрионы» (СЖ. 1910. № 155).

Вскоре больных стало уже три. Жителям рекомендовали соблюдать гигиену и кипятить воду. И с этой эпидемией в итоге справились, как и со всеми остальными, к всеобщему счастью.

Почувствовать ароматы прошлого

Дореволюционные запахи мыла, пудры, духов, кремов! С ними можно было познакомиться, купив:

— мыло и пудру «Медовый месяц»;

— желе «Филодермин Лемерсье», которое «представляет собою лучшее средство для кожи лица и рук. Действуя смягчающим образом, оно предохраняет кожу от трещин, от загара и придает ей бархатистость, свежесть и чрезвычайную белизну»;

— «Крем Нелли» — «самое распространенное и известное средство в высшем Лондонском обществе для смягчения и белизны кожи лица, рук и бюста; для уничтожения прыщей, угрей, веснушек, желтизны и загара»;

— «Цветочный одеколон» — более 50 запахов;

— духи «Роз Дижон» — «чудный запах цветка»;

— «Мыло молодости» — «секрет красоты»;

— «египетский крем Клеопатра» — «против веснушек, загара, угрей и других дефектов лица» и так далее.


Вне всякого сомнения — дама с зонтиком на первом плане пользовалась одним из этих косметических средств с романтическими названиями, которые рекламировались в «Сибирской жизни».

Не попасть в руки мошенников

В дореволюционном Томске мошенников, мягко говоря, хватало. Например, можно было нарваться на фальшивые серебряные монеты «домашней фабрикации». Опытные люди советовали проверять монеты на нарубки на серебре (у фальшивок они были сделаны грубо), на звон (мог быть «чрезмерно чистый и высокий» или, наоборот, «деревянный»), а также приглядываться к лакировке — «при внимательном разглядывании замечается тусклость средней части и больший блеск по краям».

А получить их можно было в магазинах в сдаче. Эти фальшивки датировались преимущественно 1906 и 1908 годами, что породило в местном населении слух о том, что в этих годах «настоящих» монет вообще не выпускали. «В виду распространения таких слухов нередки стали случаи отказа принимать даже не фальшивые монеты указанных цен, если они помечены этими годами» (СЖ. 1910. № 127).


Среди бесчисленных торговых рядов сновало немало мошенников, так что за деньгами нужно было смотреть с особым вниманием.

Месяцем позже полиция с гордостью рапортовала:

«22 июня начальником томского сыскного отделения Ф.И. Козицким задержан крестьянин из ссыльных Мариинского уезда, Родион Гусев, производивший прокатку кредитных билетов различного достоинства и сбывавший их. При обыске найдены различные препараты для прокатки, пресс, а также несколько образцов изготовленных кредитных билетов» (СЖ. 1910. № 138).

Куда именно сбывал Гусев свои самопальные деньги, неизвестно, так что ухо надо было держать востро при любых расчетах.

Прикупить автомобиль или пароход

Реклама гласила: «Исключительная продажа для Томской губернии». А продавались под этим девизом омнибусы, лучшие велосипеды, грузовики и лучшие мотоциклы.

Компания-конкурент вопрошала:

«Почему автомобили охотно покупаются в провинции?»

И отвечала на этот вопрос так:

«потому что они построены из лучшего крепкого материала, поразительно простого устройства и следовательно: прочны, выносливы, общедоступны.

Требуйте сметы, каталоги» (и заказывайте товар в Москве» (СЖ. 1910. № 132).

Кстати, пароходы тоже продавались. Можно было купить, например, пароход Злоказова «Федор» — «85 сил с пятью баржами» — продавался в Екатеринбурге. А можно было прямо в Томске приобрести пароход «Николай», руководствуясь следующей информацией:

«Нам передают, что управление Томского водного округа в непродолжительном времени намерено продать один из своих старых пароходов «Николай», который был им приобретен при постройке Сибирской железной дороги. Пароход все время находился на Иртышской линии в ведении коммуникационного отдела» (СЖ. 1910. № 154).


Купить один из этих пароходов и уплыть далеко… не сомневаемся, что об этом мечтал кто-то из дореволюционных томичей.

Да, летние хлопоты бывают и обременительными, и приятными. Но все-таки лето — это здорово, хоть до революции, хоть сейчас!

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×