Архив
23сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 5821Томск

Непрерывность парков: где гуляли и веселились жители дореволюционного Томска

Сколько парков было в Томске в конце XIX — начале XX веков, и чем они радовали горожан

Непрерывность парков: где гуляли и веселились жители дореволюционного Томска
иллюстрации к материалу взяты из открытых источников

На дореволюционных фотографиях бросается в глаза, насколько зеленым был Томск: на каждой улице, в каждом переулке — деревья, кусты, цветы. А ведь были еще парки, сады, бульвары, скверы, специально предназначенные для отдыха томичей, особенно для тех, кто летом не имел возможность выехать на дачу.

Томским садам и паркам посвящена книга известного томского краеведа и писателя Эдуарда Майданюка («Сады и парки Томска»). Мы рекомендуем ее тем, кто хочет узнать больше об истории томских «зеленых зон».

А с читателями рубрики «По старой памяти» поделимся информацией о том, как же проводили время горожане в этих самых садах и парках в конце XIX — начале XX веков. Помогут нам в этом томские дореволюционные газеты: «Сибирская газета», «Сибирский вестник» и «Сибирская жизнь».

Первые томские сады


Гороховский сад был разбит на месте пустыря, за нынешним Домом офицеров. Но после разорения золотопромышленника место это пришло в запустение. Не освоено оно до сих пор.

История томских садов берет начало в 1810-1811 годах, когда губернатор В.Р. Марченко основал первый «казенный сад» для публики. Находился он в районе главного корпуса ТПУ. Горожане могли в нем гулять и дышать свежим воздухом, а высокое начальство периодически устраивало здесь праздничные трапезы в специально выстроенной просторной беседке.

В 1840-х годах в Томске появились сады местных «олигархов», разбогатевших во время томской «золотой лихорадки». Это, к примеру, дача золотопромышленника И.Д. Асташева, которая после его смерти стала садом «Алтай»: она находилась на Московском тракте, рядом с пивзаводом Крюгера. До наших дней «дожил» сад, разбитый при городской усадьбе Асташева (ныне областной краеведческий музей).

Но самым известным и самым роскошным садом этого периода был сад золотопромышленника Горохова. Современники описывали его наполненным статуями и беседками, оранжереями с тропическими деревьями, виноградом и фигами. Ручеек, который протекал по гороховским владениям, вливался в рукотворный пруд, пересеченный мостом с крылатым грифоном. Изображения этого сада остались на тарелках из фамильного гороховского сервиза.

Общественные и коммерческие


«Университетский сад» характеризовался в справочнике «Весь Томск» так: «Лучшее в городе место для отдыха и прогулок. Доступен для посторонней публики с разрешения университетского начальства».

К концу XIX века Томск располагал несколькими «зелеными зонами», часть из них существует и по сей день.

Прежде всего это нынешний Городской сад: его было решено заложить в 1883 году как место для публичных гуляний. Работы по его благоустройству шли неторопливо. Так, в 1891 году была смонтирована железная ограда, в 1907 году был установлен фонтан, в 1911 году решили соорудить в саду павильон с террасой.

С 1885 года популярным местом для отдыха томичей стал сад «Алтай» (в районе Московского тракта). В 1891 году он сменил название на «Кинь-Грусть», в 1895 году вновь стал называться «Алтай». С 1898 года новый владелец переименовал сад в «Россию».

Лагерный сад до сих пор находится на своем историческом месте. А называется он так потому, что здесь размещался военный лагерь Томского 39-го пехотного полка (до 1907-1910 годов). Среди деревьев размещались солдатские бараки, хозяйственные постройки, столовая для офицеров, библиотека. Здесь же устраивались гуляния для томской публики.

Пережил все перипетии и сохранился до нашего времени Буфф-сад, основанный в начале XX века. На его территории располагались летний театр, ресторан с открытой верандой, бильярдная, были обустроены дорожки с лавочками и беседками. Строения того периода все утрачены.


Гулянья устраивались не только в садах: так, 27 мая 1903 года детский праздник (гулянье для народных школ) было устроено на лугу реки Ушайки (фото из газеты «Сибирская жизнь»).

Университетская роща, разбитая ученым садовником П.Н. Крыловым, почти сразу стала городской достопримечательностью. Здесь находился фонтан, в 1909 году был сооружен первый в Сибири железобетонный мост через небольшую речку Медичку; территория была огорожена металлической решётчатой оградой.

Дореволюционные томские газеты писали также о других садах:

сад «Эрмитаж»: находился на левом берегу Ушайки (на этом месте теперь располагается остановка трамвая «Площадь Ленина»);

Петуховский сад: был устроен по предложению начальника губернского правления Н.Н. Петухова, находился примерно в районе современных улиц Плеханова-Никитина-Крылова-Гоголя

Пушкинский сквер: находился у городской пароходной пристани, был основан в 1899 году.

Были и другие сады, о которых периодически писали газеты.

Посмотрим же, как предлагали провести время томичам в этих садах в конце лета — в августе, когда заканчивался летний сезон, погода портилась и томичи потихоньку перебирались с дач обратно в город.

Городской сад

Чаще всего газеты писали о городском, или общественном саде, считая: «при отсутствии каких бы то ни было летних увеселений наш городской и лагерный сады — единственные места для прогулок». Главным достоинством их считалось то, что здесь «класс городского населения, не живущий на дачах, имел место, где можно было бы погулять и отдохнуть, не глотая уличной пыли». И хотя городской сад, по уверению журналистов, «изобиловал массою недостатков» — он охотно посещался публикой в будни, а особенно в праздники (СВ. 1893. № 95).


«Открыт бесплатно для пользования обывателей от 15 мая до 15 октября. По праздникам играет оркестр музыки. Изредка устраиваются с благотворительной целью платные гулянья»: так характеризовали городской сад дореволюционные справочники.

Большая часть материалов, посвященных горсаду, описывали царившие здесь нравы:

«15 августа в городском саду было весьма много самой разнообразной публики. Большинство разговевшихся в этот день пришло навеселе, но все-таки держало себя скромно до тех пор, пока не взошла луна, так располагающая к «излияниям чувств». Взошла луна и пошли смеяться наши кавалеры, нисколько не заботясь о присутствии прекрасного пола. Многим, очевидно, не понравились фразы: «темные кусточки, розовые щечки», или «Машка, ежели ты не съешь, так я тебе…» и проч., а почему они покинули сад, хотя ночь обещала так много прелести гуляющим» (СВ. 1893. № 95).

«7 августа, в городском саду, вечером, появился какой-то средних лет мужчина в азиме и вздумал подзывать к себе прохожих молодых людей, предлагая им устроить знакомства с двумя его «знакомыми» женского пола, причем намекал, что знает множество хорошеньких скучающих барышень, но что в саду их нет. Догадливые молодые люди, очевидно, не польстились на предложение, и реклама в образе мужицкого азима, испугавшись полиции, быстро исчезла из сада.

Часов около 10 ночи из сада выходила какая-то довольно многочисленная группа гуляющих, распевая очень громко и не очень приличные песни. Во главе этой группы шел сказанный мужчина в азиме. Таким образом стало ясно, что реклама убогих и нарядных мест достигла цели» (СВ. 1894. № 92).


Городской сад строго охраняли сторожа, которые следили за порядком и безопасностью гуляющих. Хотя иногда перегибали палку…

Популярность горсада была высокой. Газеты периодически отмечали:

«Городской сад вчера был буквально переполнен гуляющими» (СВ. 1895. № 94).

«Городской сад, благодаря оркестру, играющему там по воскресным дням, был в воскресенье, 22 августа, полон гуляющей публики. Особенно много было детей» (СВ. 1899. № 183).

Из отчетов газет можно было узнать, чем занимались томичи во время гуляний:

«Гулянье в городском саду, устроенное в минувшее воскресенье обществом попечения о начальном образования, привлекло порядочное количество публики, хотя погода не совсем благоприятствовала гулянию: вечером было холодно и сыро. В саду играли два оркестра музыки – духовой военный и бальный, на особой эстраде труппа малороссов довольно бойко разыграла одну пиеску, была устроена детская карусель, был спущен воздушный шар из бумаги, наконец, функционировали буфеты – чайный и с прохладительными напитками. Освещен был сад электрическим луговым фонарем и бумажными фонариками, но последних было очень мало, так что на некоторых аллеях, когда луна пряталась за тучи, гуляющие сталкивались лбами» (СЖ. 1903. № 179).


По ночам городской сад был ярко освещен, и горожане задерживались здесь до полуночи и дольше

В 1904 году главным конкурентом горсада был Петуховский сад: немногочисленность публики журналисты объясняли именно тем, что гулянья устраивали одновременно оба сада. Тем не менее, писал «Сибирский вестник», гулянья в горсаду все равно были довольно оживлёнными:

«в одном месте любители танцевать с большим увлечением предавались этого рода искусству под звуки жиденького бального оркестра; в другом – публика с большим вниманием слушала небольшой, но хорошо сыгравшийся оркестр балалаечников; под звуки балалаек составились, даже, экспромтом, танцы: какие-то любители плясали «Русскую», громко одобряемые публикой; наконец, был граммофон, также привлекший к себе много публики; функционировали чайные столы. Сад был освещен бумажными фонариками, кое-где горели спирто-калильные лампы, а затем взошла – хотя и жаль, что несколько поздно – луна» (СЖ. 1904. № 178).

По одному из гуляний газета опубликовала финансовый отчет, из которого можно было узнать, что доходы составили 699 рублей, расходы – 144 р., «чистый сбор» - 555 рублей (в то же время сбор от гулянья в Петуховском саду составил 20 рублей).


В центре сада располагалась беседка, которая не сохранилась до наших дней. А вот фонтан сохранился.

В газетах можно было найти даже стихи, посвященные горсаду как одному из местных достопримечательностей:

«На днях, впадая в общий пыл,
В саду общественном я был.
Повсюду заняты скамейки…
Толпы гуляющих, как змейки,
Ползут, шурша песком аллей…
Бесшумно призраки теней
Ленивой поступью своею
Вступают в каждую аллею
И, обнимаяся с толпой,
Бредут беззвучною стопой» (СЖ. 1903. № 188).

Вторым по популярности – и по упоминаемости в прессе – был Лагерный сад.

Лагерный сад

Дореволюционная характеристика лагерного сада: «Доступен для публики с разрешения военного начальства, по билетам, выдаваемым господами офицерами. Раз в неделю — музыка и танцы в летнем помещении военного собрания. Иногда устраиваются разными обществами платные гулянья с благотворительною целью».

Лагерный сад, несмотря на то, что доступ в него был открыт не всем, а только тем, кто был рекомендован офицерами, не испытывал недостатка в посетителях. Газеты описывали гулянья следующим образом:

«В воскресенье 29 июля в лагерях была масса гуляющих, так что с трудом можно было двигаться по аллеям сада. Фейерверк был весьма неудачен; обещанный воздушный шар при самом поднятии лопнул, при общем смехе публики. Хотя это гулянье было в пользу музыкантского хора, но музыка играла в этот вечер довольно плохо и притом старые пьесы, достаточно приевшиеся публике» (СГ. 1884. № 32).

Гулянья в Лагерном саду устраивались в пользу общества попечения о начальном образовании в Томске, Томским добровольным пожарным обществом и другими томскими обществами. Здесь проходили гулянья детские и семейные, народные, танцевальные вечера, нередко с целью собрать средства на благотворительность.

Организаторы старались сделать программы гуляний как можно более разнообразными. Так, приглашая жителей Томска на народное гулянье «в саду при военных лагерях» 2 августа 1887 года с целью собрать средства «в пользу жителей Верного, пострадавших от землетрясения», организаторы обещали музыку, песенники, блестящий фейерверк и иллюминацию всего сада. «Начало гулянья в 5 часов вечера, окончание в 12 часов ночи. Начало танцев в вокзале в 8 часов вечера, окончание в час ночи. Фейерверк в 10 часов вечера». Относительно цен была следующая политика: цена за вход в сад 30 коп., за вход в вокзал 50 коп. Воспитанники и воспитанницы местных учебных заведений и вообще малолетние дети, при родителях, имеют бесплатный вход в вокзал, число входных билетов в который ограничено» (СВ. 1887. № 89).


На территории Лагерного сада было несколько построек, в которых жили солдаты и офицеры, и проводились праздники для томичей.

Несмотря на то, что газеты периодически жаловались: «в лагерях недостает прежнего оживления, и все идет как-то сонно» (СВ. 1890. № 87), — большая часть отчетов свидетельствовала о том, что дела у организаторов гуляний шли отлично:

«Назначенное на 4 августа гулянье в лагерном саду состоялось. Благодаря прекрасной погоде уже в 7 часов вечера народу в саду было очень много. Фейерверк, начавшийся в 9 часов, вполне удался, хотя был недостаточно разнообразен по своей программе. Не без удовольствия были выслушаны публикой некоторые вещи, переданные граммофоном Тейнтра. Танцы начались около 10 часов. Сад был иллюминирован плошками, на чад от которых публика прямо плакалась: пока не были зажжены плошки, дышалось свободно, все наслаждались чистым воздухом. Дорога в город из сада освещалась смоляными бочками. Гулянье посетил господин начальник губернии. Валовой сбор за вход в сад равняется, как нам передавали, более 250 рублей». (СВ. 1896. № 170).


Изящное здание библиотеки в Лагерном саду тоже не сохранилось, к сожалению.

В 1907 году лагеря стали переводить на другое место, организованные гулянья стали проводиться гораздо реже. Тем не менее праздники, устроенные в «бывшем лагерном саду», по-прежнему высоко ценились, даже несмотря на периодически случавшиеся инциденты:

«Гулянья, устраиваемые за последнее время в лагерном саду, привлекают довольно значительное количество публики. Сад расположен на высоком берегу Томи и, действительно, является единственным местом, лишенным городской пыли. К сожалению, посещение сада женщинами и детьми сопряжено с некоторыми неприятностями.

Одной из причин служит слишком бойкая торговля садового буфета спиртными напитками, плодящая значительный контингент пьяных безобразников. 8 августа в темной аллее прохожий хулиган ударил по лицу гимназиста. С площадки, устроенной для танцев, один из дежурных членов добровольного пожарного общества грубо вытолкал коммерсанта, не успевшего вовремя дать дорогу танцующим. Необходимо принять меры к устранению всех безобразий, которые мешают городским обывателям пользоваться чистым воздухом лагерного сада» (СЖ. 1910. № 176).

Если городской и лагерный сад считались местами «приличными», подходящими для семейных людей и детей, то сад «Алтай» был местом «кафе-шантанным», развлекательным.

Сад «Алтай» — «Кинь-Грусть» — «Россия»

Изображений сада «Алтай», несмотря на его известность и популярность, пока не найдено. Но можно себе представить публику, гуляющую в нем, опираясь на одну из рекламных картинок.

Расположение сада «Алтай» — «за городом, по Московскому тракту», — делало его доступным далеко не всем. Тем не менее гулянья проводились и здесь. Газеты периодически писали о неприятностях, которые поджидали в «Алтае» посетителей:

«В прошлое воскресенье, во время гулянья в саду «Алтай», разорвавшейся ракетой ранило жену повара настолько серьезно, что несчастная потеряла глаз. Следовало бы обратить внимание на изготовление фейерверочных огней и на те условия, при которых они зажигаются; небрежность и простота, с которой обращаются с этим легко взрывающимся материалом господа ракетмейстеры, непозволительны» (СГ. 1886. № 34).

«6 августа одному посетителю сада «Алтай» пришлось доставить из сада поздно вечером в город, к матери, малолетнюю девочку, оставленную в саду сильно загулявшим отцом. Бедняжка приходила в отчаянье и горько плакала. Хорош отец!» (СВ. 1886. № 63).

Чтобы поднять репутацию сада, его владелец, господин Качковский, периодически устраивал «детские гулянья»: на них приглашались «вместе с учащимися в городских школах и все вообще дети в возрасте от 7 до 12 лет», вход в сад при этом был «для всех свободный и бесплатный». У входа в сад с разрешения Качковского разбивали свои палатки «торговцы пряниками и прочими сластями».

В 1887 году детское гулянье в саду «Алтай» устраивало общество попечения о начальном образовании в Томске: оно праздновало пятую годовщину своей деятельности. Для детей приготовили угощение: «перед каждой чайною чашкою лежал большой кусок ситника, два куска сахару, несколько леденцов, несколько украшенных конфект и по два пряника». Правда, кроме угощения, в саду особо развлечений не было: одни «исполинские шаги» - «впрочем, дети, по-видимому, и так были счастливы и довольны».

В 1892 году сад сменил свое название на «Кинь-Грусть». В том же году в Томск пришла холера: в больницах врачи самоотверженно сражались с болезнью, городскими властями были приняты меры по улучшению санитарных условий. Что же касается традиционных летних развлечений горожан, то здесь газеты отмечали:

«у нас внешняя жизнь продолжала свой путь. Небо палило, судьи судили, «Кинь-Грусть» шалила, молодость веселилась, страсть скрипела и проч. и проч. Однако, тем не менее, даже и это течение жизни было значительно разбавлено холерным унынием, то есть чувство напряженности общественной жизни значительно упало. Развеселые вечера и ночи веселья отличались значительностью скромностью….» (СВ. 1892. № 89).

Тем не менее сад «Кинь-Грусть» работал: организовывались танцы, проводились гулянья, ставились спектакли, хотя журналисты отмечали, что «в саду публики было сравнительно мало».

С 1898 года на страницах газет появилась реклама сада «Россия», сменившего «Алтай». Его директором был И.Г. Горланов, который был также владельцем ресторана и гостиницы «Россия».

В саду играл концертный оркестр под управлением капельмейстеров М.И. Маломета и С.А. Файбушевича. Кроме этого, в 1898 году здесь выступала также «знаменитая концертная франко-русская капелла при участии и под управлением Валлери-Дюран», играли балалаечники господа Алешины, кавказец Берижанин танцевал «Лезгинку», с дебютом выступал малолетние артисты: «Алеша 8 лет, Надя 7 лет и Лиза 4 года» (СВ. 1898. № 178).

По окончанию концертов зрители могли увидеть «большой элементарно-декоративный фейерверк «Морское сражение» (СВ. 1898. № 168), «живые картины» «Диана и Амур» в трех переменах» (СВ. 1898. № 178). Реклама обещала: «Ежедневно гулянья. Обеды и ужины по карте. Капелла, хор и оркестр». Сборы составляли до 300 рублей за один вечер.

Сад «Россия» унаследовал и укрепил репутацию увеселительного места для людей с невысокой моралью. Фельетонисты, к примеру, так описывали конец летнего сезона-1899:

«Великий пост пришел и для нашего летнего увеселителя.
Директор в грустях.
«Грачи улетели, сады опустели».

В отличие от сада «Алтай», находившегося в руках частных лиц, еще один сад — Петуховский — арендовало томское общество содействия физическому развитию.

Петуховский сад


Возможно, зелень за оградой монастыря — это пресловутый Петуховский сад: «Около мужского монастыря. Арендуется обществом физического развития. Плата за вход по сезонному билету — 1 р. Разовая плата — 5 к. По четвергам — гулянье с музыкой, со входом за увеличенную плату».

Общество содействия физическому развитию активно включилось в работу по организацию гуляний в начале XX века. В 1902 году оно организовало несколько общедоступных гуляний, обещая посетителям «игры, танцы, концертное отделение, граммофон, бенгальское огни и др. развлечения; сад будет украшен фонариками и флагами» (СЖ. 1902. № 175).

В программе гуляний были заявлены также детские гулянья, во время которых планировалось провести игры под руководством инструктора сада, танцы на открытой площадке, прослушивание граммофона, а также концерт оркестра общественного собрания под управлением М.И. Маломета.

В 1904 году газеты писали: «1 августа, в Петуховском саду было гулянье где, между прочим, на открытой сцене сада любителями был устроен спектакль…Публики было очень много: взрослых 567 человек и детей 52» (СЖ. 1904. № 167).

В 1906 году в Петуховском саду объявили особую программу: «конный цирк проездом». Посетителям обещали:

«Дневное конное представление. Китайская группа артистов. Оркестр военной духовой музыки.

Вечером бенефис директора цирка В.К. Никифорова. Праздничное народное общедоступное гулянье с большим развлечением и разнохарактерным бенефисным репертуаром: цирк, артисты, клоуны, гимнасты, балалаечники, дрессированные лошади, китайская труппа, живая с натуры движущаяся фотография, американский синематограф, биоскоп. Живые сцены народного быта и русско-японской войны, геркулесские упражнения, оркестр духовой музыки. По заключении танцы» (СЖ. 1906. № 179).

А неделю спустя Петуховский сад порадовал томичей «чудом» — «запуском воздушного шара с живым человеком» в Петуховском саду. Как свидетельствовали журналисты — объявленное зрелище «привлекло в сад и главным образом на соседние улицы тысячные толпы народа всех состояний и возрастов».

Петуховский сад был небольшим, как и Пушкинский сквер, и «общественная жизнь» последнего также началась довольно поздно, по сравнению, скажем, с горсадом.

Пушкинский сквер


Дошедшее до нас изображение дореволюционного Пушкинского сквера — это чья-то любительская акварель, нарисованная в 1919 году.

В 1899 году «Сибирский вестник» обратил внимание читателей на долгий «запуск» работы томской новой «зеленой зоны»:

«Пушкинский сквер!.. Какая злая ирония слышится в этих словах! Никто не поверит, что здесь три месяца назад совершалось торжество освящения, присутствовали именитые граждане и учащаяся молодежь. И что же? Теперь этот будущий сквер похож на загон для скота: часть ограды (если только так можно назвать сколоченные доски) разломана и внутри этого загона производится распиловка бревен; не заметно никаких подготовительных работ для рассадки растений, а между тем время посадки приближается.

При малейшем желании со стороны заведующих этим делом лиц, можно было бы многое сделать, хотя бы, например, распланировать сквер, устроить в нем дорожки, клумбы для цветов, поставить приличную ограду. Но ничего подобного нет. Право, становится как-то стыдно за такое равнодушие… Зачем же, спрашивается, тогда и огород городить?...» (СВ. 1899. № 181).

Но уже в следующем году положение исправилось, по словам того же «Сибирского вестника»:

«В Томске прибавилось одно место для гулянья детей: разрешён вход в открытый в прошлом году пушкинский сквер. Садик небольшой, но содержится очень чистенько и аккуратно. Деревьев, положим, в нем нет, или хоть есть, так двух-трех аршин вышины, но зато по всему скверу разбиты клумбы с цветами, придающие садику вид довольно эффектный. Расположен он в центре густонаселенной части города, почему представляет очень удобное место сборища для местной детворы» (СВ. 1900. № 172).

В 1907 году в Пушкинском сквере было организовано общедоступное гулянье обществом взаимного вспоможения приказчиков для усиления средств общества. В программе были заявлены детские игры, воздушный шар и живая картина «Жатва», а также танцы. По результатам гуляния газета писала, что это гулянье оказалось «каким-то нашествием монголов»:

«Прежде цветущий, утопавший в зелени садик этот теперь представляет жалкий вид. Роскошная, густая трава в большей части его совершенно выбита; ветки на многих деревьях обломаны, а только что посаженные молодые деревца смяты или даже совсем загублены. Томское общество, целое лето принужденное дышать в пыльной, удушливой атмосфере, не умеет, очевидно, ценить таких прелестных своей зеленью садиков, каким обещал быть Пушкинский сад. Как ни симпатичны цели этих гуляний, нельзя не пожелать, чтобы распорядители их на будущее время не допускали такого бесцеремонного обращения с зеленью сада» (СЖ. 1907. № 105).

«Сад Буфф»

Дореволюционная характеристика Буфф-сада: «Принадлежит В.Л. Морозову. Сад обширный, устроен из громадной рощи. В саду — летний крытый обширный театр и открытая сцена, где подвизается кафе-шатнанная труппа. За вход в сад с 7 часов вечера, когда начинает играть музыка, 30 к.».

Самый поздний «старт» оказался у Буфф-сада: он буквально ворвался на первые полосы газет только в 1907 году (правда, и не сходил потом с них долгие годы). Из рекламных объявлений можно было узнать, что для посетителей здесь были организованы — театр, куда приглашались «труппа украинских артистов», «малороссы» и др.; музыка («всемирно известный венгерский квартет сестер Эсмеральдо»); на открытой сцене устраивались «концерты-монстры» и дебюты (к примеру, «дебют всемирно известного чемпиона г. Корень»).

Могли пригласить и борцов, чтобы устроить «русско-швейцарскую и французскую борьбу с атлетами любителями». Работал ресторан, биллиарды, кегельбаны. «Во время обедов играет румынский оркестр в национальных костюмах от 2-6 часов дня, вход бесплатный».


В Буфф-саду было место и театру, и открытой сцене, и ресторану, и многочисленным аллеям для прогулок.

В 1909 году Буфф-сад анонсировал «грандиозное народное гулянье», в программу которого входили:

«По желанию публики: «Дирижабль» с воздушным огненным каскадом. Большой бриллиантовый фейерверк. Вокально-балетный вечер. Труппа Анисимова исполнит «За околицей на Украйне», в заключение «Штурм крепости Таку». Бомбардировка с моря. Декоративно-фейерверочная картина, на которую сделаны большие затраты» (СЖ. 1909. № 167). Затем тематика картины изменилась: вместо «Штурма» подготовили «В Манилле. Прибытие эскадры» (СЖ. 1909. № 182). Гулянья и праздники продолжались и в дальнейшем, вплоть до смены общественного строя страны в 1917 году.

***

Многое еще можно было бы написать и о «садах конкурентах», и о разных местах отдыха томичей, и, возможно, впоследствии такой материал появится.

А в заключении хочется сказать: как же прекрасно, что в Томске сохранились на том же самом месте, и даже с теми же названиями прекрасные сады и парки, которые до сих пор являются любимым местом для прогулок горожан. Но было бы, наверное, еще лучше, если бы возрожден был Гороховский сад, или сад «Эрмитаж», и «зеленая зона» Томска стала бы еще больше и краше.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×