Архив
23сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 1286Томск

Обыватели и избиратели: как проходили выборы в дореволюционном Томске

Про «Томское общество обывателей и избирателей» и выборы в местную городскую думу 1909 года

Обыватели и избиратели: как проходили выборы в дореволюционном Томске
иллюстрации к материалу взяты из открытых источников

В начале XX века Россия ощутила вкус к политической жизни. После Первой русской революции 1905-1907 годов заявило о себе множество партий, открывались и закрывались первые государственные думы; читатели с воодушевлением изучали газетные развороты, описывающие думские дебаты, а сатирики придумывали новые рифмы к фамилиям Витте, Милюков, Дубровин и так далее.

«Мода» на политику докатилась, наконец, и до провинции. И вот в 1909 году в Томске появилось новое общество — «Томское общество обывателей и избирателей», которое оказалась необыкновенно востребованным во время выборов в местную городскую думу.

Предлагаем нашим читателям узнать побольше об истории и деятельности этого общества, опираясь на публикации газеты «Сибирская жизнь» 1909 года.

По столичному примеру

В октябре 1909 года томская газета «Сибирская жизнь» открыла своим подписчикам предысторию появления в городе общества обывателей и избирателей:

«Такие общества впервые были открыты в Петербурге по отдельным районам города. Затем они появились в провинциальных городах, в том числе в Царском Селе, где в нем принял участие в качестве члена Великий Князь Константин Константинович. Они сразу привлекли к себе внимание населения, так как давали возможность легального и публичного обсуждения вопросов городского благоустройства для всех горожан, в них заинтересованных» (СЖ. 1909. № 216).

Журналист подчеркивал: «Публика в широкой массе очень плохо осведомлена о городских делах. Браня городских заправил за тяжесть городских сборов, она совершенно не знает, из каких источников сбираются городские доходы; недовольная мостовыми, освещением, городской санитарией, она остается незнакомой с наилучшими из существующих систем мощения и освещения и с требованиями общественной гигиены».

Это «обывательское невежество» и привело к мысли о создании подобных обществ. Как писала газета, «общество обывателей и должно облегчить всем интересующимся знакомство с городскими делами и их наилучшей постановкой». Особенностью общества было то, что оно должно было быть «чуждо узкой партийной партийности», «должно быть проникнуто стремлением ставить и разрешать вопросы согласно интересам широких масс жителей».

Членом общества мог стать любой обыватель, достигший 25-летнего возраста. Газета надеялась на то, что общество сможет помочь «упорядочению городских дел, приведенных в весьма печальное положение думой настоящего состава» (СЖ. 1909. № 216).

Из заметки становилось понятно, что идея общества была не оригинальной, а позаимствованной из столичной практики. Но газета не сомневалась, что и на местной почве у подобной затеи были все перспективы для развития.

Ожидаемый «разгром»

Примерно в это же время, в октябре 1909-го, газета начала публикацию объемного, в нескольких номерах, материала под названием «К предстоящим городским выборам» (СЖ. 1909. № 223, 224, 237). В нем подробно перечислялись случаи, когда члены томской городской думы оказывались неспособными решить насущные городские проблемы, или же творили натуральный «управский произвол».

Так, например, член думы господин Богомолов в 1907 году перекрыл подъезд к месту для строительства усадьбы господину Жаркову, и понадобилось несколько судов и специальное решение городской управы, чтобы открыть проезд к спорной усадьбе; этот же член думы был замечен и в издевательствах над служащими управы и так далее.

Журналисты также указывали на пассивность многих членов думы: «Небезынтересно указать на тот факт, что из шестидесяти гласных двадцать один человек были, так сказать, совершенно безгласны: никто в течение всего времени не слышал их голоса. Эти лица почти совершенно не принимали участия в городских делах, не работали в комиссиях… Человек пять из этой категории гласных даже мало посещали думские заседания» (СЖ. 1909. № 224).

Журналист же считал, что «должность гласного только тогда и может быть почетна, когда к этой должности относятся с любовью, с сознанием того долга, который берется добровольно, и с пониманием тех задач, которые возложены на самоуправление». И откровенно признавался в том, что он убежден — «всякий, знающий перечисленных мною лиц, согласится со мною, что большинство из них абсолютно непригодно для общественной работы» (СЖ. 1909. № 224).

Более того, он напоминал, что «четыре года назад на страницах нашей газеты мы предсказывали печальный конец деятельности настоящего состава гласных», и «бесцеремонный разгром городского хозяйства» был ожидаем, он разве что превзошел все ожидания.

Газета обращалась к читателям: «избиратели в настоящем году должны поправить свою ошибку и, забыв партийность, выбрать такую думу, которая постоянно и прежде всего помнила бы хозяйственные интересы города, оберегала бы их и продуктивно работала бы на пользу всего городского населения» (СЖ. 1909. № 224). А для этого в состав гласных, по мнению журналистов, надо было выбрать представителей разных слоев городского населения: купцов, инженеров, юристов, врачей, учителей, ремесленников и т.д.


Разруха в городе усугублялась и «наследством» революционного 1905 года — руинами зданий Управления Сибирской железной дороги и театра Королева. Они были сожжены черносотенцами.

Общественные хроники

Чем же занималось общество обывателей и избирателей в преддверии выборов? Надо признать, что деятельность велась разнообразная и весьма активная.

18 октября, на втором заседании, приват-доцент М.И. Боголепов прочитал доклад «Финансы городов вообще и г. Томска в частности» (собрание прошло в думском зале).

1 ноября в бесплатной библиотеке члены общества обсуждали «желательную программу будущей деятельности томской городской думы», на собрании присутствовало более 100 человек. На нем также шла речь про городской водопровод, про ассенизационные проблемы, о замощении города и т.д.

Следя за работой общества, газета задалась «интересным вопросом»: «какое число гласных городской думы должно быть избрано на новое четырехлетие с 1910 по 1914 год?». Избиралось 60. Согласно городскому положению, если население города было больше 100 тысяч — в составе гласных думы должно было быть 80 человек. Так вот, газета узнала, что по последней однодневной переписи в Томске жило уже 104 т. человек. Увы — «как мы узнали в городской управе, эту перепись принять во внимание при предстоящих городских выборах нельзя, потому что она «неофициальная, и о результатах ее в управу официально не сообщено» (СЖ. 1909. № 239).

На следующем собрании 8 ноября (в здании городского общественного управления) были обсуждены списки кандидатов в гласные думы. Было перечислено 80 фамилий; на собрании было выдвинуто предложение дать характеристику каждому выдвинутому кандидату, но председатель резонно заметил, что «это возьмет много времени».

Любопытно, что в списке оказались представители разных партий, в том числе А.К. Завитков — известный деятель «правого» направления, практически «черносотенец». Обосновывая выбор этого человека, председатель объяснил, что Завитков — человек, «интересующийся городским делом, знакомый с городским хозяйством», «полезный в думе». И потому «комитет включил его в список желательных кандидатов, несмотря на его политические взгляды» (СЖ. 1909. № 243).

Из газетных отчетов выяснилось также, что в этот список попали люди, которые не планировали быть гласными думы. При обсуждении этого инцидента выяснилось, что дело было в «техническом сбое» — не все члены комитета успели получить списки и ознакомиться с ними; но в итоге конфликт удалось разрешить мирным путем.


Собрания общества обывателей и избирателей нередко проходили в томской бесплатной библиотеке.

Деньги — всему голова

15 ноября в зале городской думы общее собрание членов общества должно было заслушать доклад доктора Алексея Макушина о городских доходах. Журналист таким образом анонсировал этот доклад:

«Собрание будет интересным во всех отношениях!

Доклад доктора Макушина представляет собою захватывающий интерес и обоснован на объективных цифровых данных. Доклад ярко обрисовывает состояние городских финансов, то есть ту сторону городского хозяйства, на которой зиждется все остальное! Без денег дальше пожеланий не пойдешь! В виду этого я особенно рекомендую господам членам общества, а также и посторонней публике, не упустить слушая послушать живое слово на такую злободневную и текущую для города Томска тему» (СЖ. 1909. № 247).

Текст доклада Макушина был опубликован полностью в газете: конечно, он довольно сложен для восприятия, поскольку представляет собой сравнительный анализ городских расходов в цифрах, но можно представить, с каким интересом его читали дореволюционные томичи. А о том, как был воспринят доклад на заседании общества (собралось 200 человек — в два раза больше, чем на всех предыдущих заседаниях), журналисты писали так:

«Согласно программе дня, слово предоставляется А.И. Макушину, который делает крайне интересный, блестящий доклад о доходах города Томска за два последние четырехлетия…

По окончании доклада, собрание благодарит А.И. Макушина единодушными продолжительными аплодисментами.

Председатель предлагает желающим высказаться по поводу доклада, но таковых не оказывается.

Председатель, указав в кратких словах на выдающийся интерес и значение доклада А.И, Макушина, предлагает собранию еще раз поблагодарить последнего.

Снова раздаются долго не смолкающие аплодисменты» (СЖ. 1909. № 249).

Да, о деньгах «Сибирская жизнь» говорила часто и подробно, справедливо считая, что за «бесплатно» многого не добиться.

Предвыборные страсти

Выборы гласных думы на новое четырехлетие были назначены в 1909 году на 22 ноября (СЖ. 1909. № 235). По наблюдениям «Сибирской жизни», «агрессивная пиар-компания» развернулась преимущественно между двумя партиями: купеческой и прогрессивной. И если прогрессивная партия сгруппировалась вокруг общества обывателей и избирателей и вела агитацию публично, то партия купеческая повела себя по-другому: «Открытых собраний нет; иногда главари этой партии вызывают избирателя к себе в кабинет и здесь внушают ему тот образ мышления, которым он должен руководиться на выборах.

Чаще же агитаторы ходят по домам и обещают избирателю всякого рода заботы о его интересах и благополучии» (СЖ. 1909. № 237). Не гнушались «купеческие агитаторы» запугиваний и угроз.

Когда до дня выборов осталось всего две недели, журналисты констатировали: «Горожане со вниманием прислушиваются к циркулирующим по городу слухам, так как всех интересует вопрос о том, в чьи руки на четыре года попадет городское хозяйство». Общество, по наблюдениям газеты, разделилось:

— «одна часть избирателей, будто бы боясь «красноты» и «политики», самым ожесточенным образом вычеркивает из своих списков кандидатов прогрессивного направления»;

— «другая часть, и довольно значительная, городских избирателей относится к выборам, по правде говоря, совершенно безразлично» — и потому они будут голосовать за тех, на кого укажут «отцы благодетели» (СЖ. 1909. № 242)..

Увы, «прогрессивное» общество обывателей и избирателей попало в немилость к «отцам-благодетелям». Так что журналистам приходилось вновь и вновь напоминать о том, что четыре года назад именно «купеческая партия» выиграла выборы — и погрузила в хаос городское хозяйство. «Не исполняйте приказаний кучки людей, преследующих свои личные и классовые интересы», призывал журналист читателей «Сибирской жизни».

Одна из статей так и называлась: «Недостойные способы агитации перед городскими выборами». В ней описывались, к примеру, такие методы «агитации» представителей «купеческой партии»:

«Беседуя с избирателем, они указывают на то, что будто бы прогрессисты только для того и учредили общество избирателей и обывателей, чтобы захватить в свои руки городское хозяйство, избрать городским головой Е.Л. Зубашева, назначить ему жалованье в 10 тысяч рублей в год и на этом закончить свою деятельность» (СЖ. 1909. № 244). Журналист уверял читателей, что на собраниях общества вопрос будущего городского головы, а тем более размер его жалованья не ставился и не обсуждался, и призывал избирателей быть менее доверчивыми к разным разговорам «на ушко».

Слово к избирателям

За два дня до выборов общество обывателей и избирателей обратилось к томичам со страниц газеты «Сибирская жизнь» с призывом сменить «ленивое, неспособное и чуждое пониманию истинных интересов города» думское большинство. Журналисты обрисовывали настоящее положение Томска таким образом:

«Томск издавна считался первым городом Сибири по населенности, торговым оборотам и отчасти по культурности.

Открытие в Томске университета и затем технологического института дало новый толчок для роста Томска. Много способствовало развитию Томска и нахождению в нем управления сибирской железной дороги.

Но с окончанием великого сибирского железнодорожного пути все более и более стало выясняться, что у Томска являются сильные конкуренты. Необычайно растут Омск, Ново-Николаевск, растут Барнаул и Бийск. Красноярск и Иркутск, ранее имевшие живейшую торговую связь с Томском, совершенно ее теряют. Теперь торговля Томска делается только местной.

Томску нельзя оставаться равнодушным зрителем быстрого роста своих конкурентов-городов. Чем больше будут опережать в росте другие города, тем внимание к Томску будет делаться меньше. И Томск в конце концов может оказаться не только не развивающимся, а хиреющим. Недвижимые имущества упадут в цене, ослабнет и местная торговля.

Условий, благоприятных для развития промышленности и усиления торговли, Томск покуда не имеет. Почему спасения в них от упадка Томск пока не найдет.

Нужно для этой цели прибегнуть к другому средству, а именно: необходимо, чтобы Томск стал возможно быстрее городом благоустроенным, городом культурным, а не городом непроездной грязи, пыли, болезней, диких нравов, дорогой неинтересной и неудобной жизни. Нужно, чтобы Томск своей устроенностью и удобствами жизни резко выделялся из других сибирских городов и тем всегда останавливал бы на себе внимание и притягивал к себе» (СЖ. 1909. №252).

Перечисляемые далее задачи по благоустройству были весьма любопытны:

«Обеспечьте живущих в Томске широкой возможностью получения низшего и среднего образования, общего и технического.

Осушите хотя бы поверхностные слои почвы мощением, устройством поверхностных стоков, некоторых канав.

Сделайте улицы проездными.

Удешевите средства сообщения.

Облегчите летний дачный отдых вне Томска.

Обеспечьте возможно равномерный подвоз пищевых продуктов и тем защитите от громадных повышений цен на необходимые жизненные припасы.

Дайте эстетическое удовлетворение устройством садов, бульваров.

Приложите старание к уменьшению заболеваемости» (СЖ. 1909. № 252).

Как мы видим, большая часть задач была решена, но – увы – далеко не все…


Список (первая часть), предложенный обществом обывателей и избирателей (СЖ. 109. № 253). Обратите внимание — здесь действительно представители самых разные слоев – и врачи, и купцы, и инженеры, и домовладельцы, и т.д.

Избиратели — кто и сколько?

В одной из передовых статей «Сибирская жизнь», говоря о проблемах городского самоуправления, обращала внимание читателей на то, что в Томске «всего немногим больше 1 000 человек избирателей» — это на 100 тысяч городского населения. «Кто же эти привилегированные 1000 избирателей? Это:

1) владельцы недвижимости определённого размера;

2) владельцы торговопромышленных заведений, требующих выборки гильдейских свидетельств. Это лица, обладающие имущественным цензом. Только они одни призваны к участию в городском управлении» (СЖ. 1909. № 253).

Газета задавалась закономерным вопросом: «А все остальное население — разве оно не заинтересовано в городских делах? Разве оно не заинтересовано в том, чтобы в городе были мостовые, школы, больницы и т.п. Конечно заинтересовано. Можно сказать даже, что не обладающая имущественным цензом беднота городская больше заинтересована в городском благоустройстве, чем домовладельцы и купцы. Но эта беднота не имеет ценза и не участвует в городских выборах».

Вот как оно было — люди страдали, не имея возможности выбирать. А теперь на выборы не заманишь и не загонишь…

Ну а тогда, в 1909 году, газета напоминала: «те, которые обладают избирательным правом, должны помнить, что они, составляя меньшинство, выступают за всех, а значит они должны иметь в виду интересы всех, всего населения». И обращалась к ним с таким напутствием:

«Завтра, 22 ноября, несколько сот томичей — обладателей городских избирательных прав — определят на четыре года будущее Томска. Завтра неодушевленные избирательные бюллетени их внесут живую душу в городское дело, или санкционируют то узкое, «формальное» понимание своих обязанностей, которое характеризует большинство нынешнего состава городского самоуправления Томска….

Каждый избиратель должен помнить, что случайное обстоятельство – обладание имущественным или иным цензом – выделило его из стотысячной массы городских жителей, дало ему избирательные права, но в то же время сделало его ответственным за то, что и как делается в городе. Каждый избиратель должен твердо помнить и сознавать, что избирательное право, которым он пользуется, возлагает на него громадный нравственный долг – заботиться и об общественных пользах и нуждах…

Избиратели, забудьте партийность, забудьте иные – антиобщественные – побуждения и руководитесь при завтрашних выборах общественной и личной пользой» (СЖ. 1909. № 253).


На фотографии начала XX — купцы, предприниматели, домовладельцы (крайний справа — томский купец первой гильдии И.Л.Фуксман). Именно решали судьбу Томска – и нередко в своих интересах, о чем писала «Сибирская жизнь».

Выборы состоялись!

И вот наконец так долго готовящееся событие состоялось. Газета поместила об этом подробный репортаж, которого можно было узнать, что выборы проходили в залах Гоголевского дома. «В собрание прибыл 451 избиратель, то есть 38,5 процентов общего числа их. Желающих баллотироваться оказалось 218 лиц...». В гласные было выбрано 64 человека – «из них 52 были внесены в список желательных кандидатов от общества обывателей и избирателей» (СЖ. 1909. № 254).

Конечно, это был успех. Комитет общества обывателей и избирателей писал в газету:

«Это обстоятельство комитет отмечает с глубоким интересом.

Оно показывает, что наше понимание, какими должны быть представители города, большинством избирателей разделяется. Большинство избирателей ясно и категорически показало, что интересы города не намерено приносить в жертву темным узким партийным вожделениям. Большинство вынесло вместе с тем резкое неодобрение настоящему составу думы.

Радуясь, что наше общество и большинство избирателей оказались единомышленниками в понимании требований от городских представителей в общем, комитет надеется, что обществу удастся установить единство в понимании требований к составу думы и в частностях».


В Гоголевском доме проходили выборы гласных в Томскую городскую думу в 1909 году.

Общество обывателей и избирателей оказалось действенным и эффективным средством для определения общей политики во время выборов, для объединения единомышленников и достижения поставленных целей.

Интересно, может ли этот опыт начала XX века быть использован сегодня, в начале века двадцать первого?..

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×