Архив
25октября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 1282Томск, Дети, Сиротство

«Детство — это ключ к будущему»

Директор благотворительного фонда «Меркурия» Станислав Сова о детях-сиротах и значимых взрослых, о дружбе и правильной помощи

«Детство — это ключ к будущему»
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

— Детство — это ключ к будущему, причем — к самому ближайшему. Это не лозунг «Давайте построим будущее через 70 лет!» Это означает — работаем сейчас, и через 10 лет мы окажемся в другом обществе, — уверен Станислав Сова.

***

Когда я был ребенком, то под влиянием общественного мнения относился к детям из детских домов с опаской. Это если говорить про ощущения. А когда в первый раз встретился с ними, когда мы сами зашли в учреждение... Началось с того, что лет семь-восемь назад наша команда провела развлекательное мероприятие в детском центре «Друг» — это приют, куда попадают дети с неопределенным статусом до выяснения обстоятельств. Там они находятся, во-первых, временно и, во-вторых, в остром стрессовом состоянии: они вчера еще были в семье — неважно, в какой. А сегодня они здесь.

Мы пришли туда и... это оказались дети. Реальные, открытые, настоящие. И мы сейчас стараемся показать ребят с другой стороны. (У всех ведь есть разные стороны, правильно?) Стереотип в общественном сознании еще остался, но динамика изменений положительная. Время меняется, и люди становятся более готовыми к принятию, к сочувствию.

Это мой подход к жизни: я хочу, чтобы наше общество развивалось и считаю, если хочешь что-то менять, начинай с основ — с детства. Есть дети, за которых некому постоять и некому воспитывать — самые обделенные, у которых нет родителей. Мы начали с них, но на этом не останавливаемся — это вопрос времени и наличия ресурсов. Сейчас начинаем работать и с обычными семьями.

Мы — это команда единомышленников. Все заслуги, цифры, показатели — это все именно команда. Та, которая в свое время фанатично поверила в идею. Пять лет назад благотворительный фонд «Меркурия» прошел регистрацию в Минюсте, а до этого было общественное движение: мы работали с такой же категорией детей, просто без регистрации.

Чем больше я погружался в эту атмосферу, тем больше понимал, насколько здесь серьезные проблемы. Та же статистика: 80-90 % выпускников детских домов в России не устраиваются в жизни. Проблема изначально тяжелая и чтобы ее решить, нужно работать системно — только так можно поменять ситуацию.

Поэтому и был создан фонд как структура, где мы можем сделать больше. Это больше возможностей и ресурсов, больше людей можно объединить для реальной работы. Одно дело группа энтузиастов, которые что-то делают, и другое — структура, которая постоянно развивается и ее знают и слышат, которая выходит на уровень взаимодействия с администрацией. С департаментом по вопросам семьи и детей Томской области у нас много совместных проектов, они нас поддерживают и помогают. И это все можно делать только в рамках НКО.

Для меня важно знать текущую ситуацию в регионе: какие акценты в политике, куда выделяются средства, какие тренды... Я вхожу в экспертный совет при заместителе губернатора по социальной политике: тематика, со мной связанная, это детство и образование. Экспертный совет может влиять на вектор развития, уделять особое внимание каким-то пунктам и разработать целые программы, которые потом реализуются на областном уровне.

«Мандариновая» благотворительность

Этот термин стал уже устойчивым. У нас же как? Новый год, потом до 1 июня забывают, потом, может, еще 1 сентября — в лучшем случае, три «точки» в году, когда вспоминают о детях из детских домов.

У людей к Новому году обостряется «чувство доброты», и многие хотят кому-то помочь. И вереницы коллективов от разных организаций идут в детские дома — с Дедом Морозом и Снегурочкой, с подарками, с конфетами. Дети рассказывают стишки, с ними фотографируются, они кушают конфетки. Через 15 минут — следующий Дед Мороз заходит. И так за день, допустим, семь Дедов Морозов.

На следующий день все повторяется, на следующий день тоже… И так — неделю, елка за елкой. Понятно, что у ребенка должен быть праздник, но один — настоящий хороший праздник. Один, а не пятьдесят, когда Деды Морозы заходят один за другим. Ребенок, как минимум, перестает в них верить. В этих приездах есть еще большой минус для детей, особенно маленьких: такие «разовые» контакты — очень травмирующие для них. Приходят к ним люди — радостные, хорошие... И уходят. Пришел — ушел, пришел — ушел. С точки зрения психологии, да и со всех сторон — это неправильно.

В прошлом году мы сделали хороший Новый год для ребят. Во-первых, снова провели акцию «Письмо Деду Морозу»: дети писали письма со своими пожеланиями, эти письма мы раздавали жителям, желающим побыть Дедами Морозами и сделать детям индивидуальные подарки. А во-вторых, сделали в «Аэлите» елку для детей — с хорошей интересной программой на сцене, с вовлечением. Приехали ребята с нескольких центров — больше ста детей!

Смысл в том, чтобы делать один настоящий праздник, объединившись со всеми желающими организациями и людьми. А все средства аккумулировать и распределять по учреждениям на системную работу с детьми в течение всего года: мастер-классы, развивающие мероприятия.

Пока еще остается инерция, но мы надеемся сделать новые традиции проведения праздников и благотворительных мероприятий. Для кого мы это все делаем? Для детей. Вот и давайте думать, что для них будет полезнее. А для них явно полезнее системная работа — в течение всего года заниматься чем-то интересным. И хорошие праздники: для младших одно, для старших другое (подростку 14-15 лет вокруг елки уже неинтересно ходить).

Дружить полезно

По опыту знаю: люди могут годами видеть какую-то информацию, слышать по радио «стань другом ребенку из детского дома», потом где-то в городе на что-то обращать внимание... И только на 12-й раз они все-таки оставляют нам заявку. Потом придут, послушают — и все, они в проекте. Тут вопрос именно в донесении информации: кто-то до сих пор не знает, что есть проект «Наставник». А узнают — один скажет: спасибо, не хочу. Другой: хочу, но нет времени. Но времени на самом деле надо немного — раз в неделю выделить два-три часа. И это будет действительно не пустым делом, ведь ты становишься важным для кого-то еще. Значимым в жизни какого-то конкретного человека.

У каждого из 80 наставников — своя история, свои комментарии и ощущения, ведь все по-своему это переживают. Если говорить в общем — представим: взрослый человек берет ответственность за ребенка, причем, не своего. Человек погружается в нетипичную для него ситуацию и получает опыт, который он нигде в другом месте не может получить. Сейчас популярны различные курсы по развитию эмоционального интеллекта — в этом проекте как раз лучшая школа для его развития.

С наставниками работают профессиональные психологи, которые подготовят, обучат, расскажут, что такое психология сиротства, как можно и как нельзя, а потом будут сопровождать по мере возникновения вопросов. Нельзя взять, обучить, и ты готов ко всему. Нет. Основные принципы задаются, но ситуации будут всегда уникальные.

У нас не было такого, чтобы наставник отказался. Были случаи, когда он, например, переехал, но это другое: он может уехать и продолжать общение. Социальные сети, телефон — поддерживать связь можно удаленно, и это не является чем-то негативным. Это нормально, чтобы у подростка был опыт, во-первых, дружеских отношений, во-вторых, расставания. В нашей жизни мы сходимся и расходимся, в том числе, с друзьями, и нужно уметь делать это правильно.

У нас есть целая процедура завершения пары, где самый главный принцип — честность и открытость: нужно рассказать все ребенку и объяснить причину. У нас проработаны такие ситуации, чтобы это было не травмирующим, а усиливало и обогащало обе стороны — это вопрос культуры отношений.

Пока ребенок находится в детском доме, о нем заботится куча людей и у него закрыты базовые потребности. И тут он выпускается и попадает в техникум и в общежитие, иногда — с переездом из сельской местности в город. А здесь — куча соблазнов, много разных людей и одновременно возможностей. В этом мире, если у тебя нет опоры, если нет взрослого человека, с кем можно пообщаться, ты можешь «потеряться», стать более уязвимым. И с прошлого года мы стали создавать пары наставников с ребятами, которые выпустились из детских домов и поступили на первый курс техникума. От ребят запрос есть, и нам нужны наставники, готовые с 16-летними подростками работать. Это более взрослые взаимоотношения, но ребятам необходима такая поддержка.

О поисках и надеждах

Проект «Наставник» реализуется в Томске, Асино, Зырянском, Бакчаре и Колпашево. Между городом и областью очень видна разница: в районах еще слабо развито волонтерство. Люди не знают, что это такое, что можно в свое свободное время участвовать в чем-то и приносить пользу. Нам нужны волонтеры на местах, и если говорить про наставника — он же будет раз в неделю встречаться с ребенком, а значит, должен там и жить, в районе. Не поедет же человек из Томска в Колпашево. Мы запустили рекламу: радио, билборды, плакаты в торговых центрах. И… не получалось. Запрос есть — подростки хотят. А людей нет.

В итоге мы стали ходить с презентацией проекта непосредственно в организации. Приезжаем, к примеру, в Асино, и с утра до вечера ходим: в налоговую, в полицию, в администрацию, в частные организации. Заходим — люди собираются, и мы им рассказываем, что такой проект существует, как все происходит и что это действительно нужно.

Люди реагировали положительно — хотя бы потому, что это что-то новое. Но только через некоторое время у нас появился первый наставник. Потом второй. И потом уже через сарафанное радио люди делились информацией, и процесс пошел. Сейчас у нас примерно половина пар в Томске и половина в районах. Еще есть детский центр в Тогуре в Зырянском районе, но там жителей мало и найти среди них наставников очень тяжело. Даже в Зырянке еще ни одного не нашли.

А дети ждут. Бывает, что ребенок пишет вечером: «Вы мне нашли наставника?» — «Нет, извини», — отвечаем. Утром пишет: «Ну, как процесс?» Дети же видят, что у кого-то рядом уже есть наставник — человек, который приходит и которого ждут. Потому мы ищем пути, как еще донести до людей, что наставничество существует. Очень много тех, кто готов и желает — просто они еще не знают о проекте. Я уверен.

Заботиться правильно. Развиваться — постоянно

У «Меркурии» есть волонтеры и наставники, мы делаем большие выездные мероприятия для детей, но большую часть времени дети находятся в детских учреждениях — дом-то у них все-таки там. Поэтому важно, чтобы именно там атмосфера была лучше, мягче и легче; чтобы там дети чувствовали себя в безопасности. Это можно обеспечить только совместным взаимодействием между учреждениями и такими организациями, как мы.

Улучшать что-то можно всегда, и сейчас наш фонд реализует замечательный проект «Наука правильной заботы», разработанный новосибирским фондом «Солнечный город» — они этот курс в течение трех лет у себя проверяли и адаптировали, чтобы он действительно был эффективным, прижился и дал результаты.

С ноября 2019 года проект заработал в трех «пилотных» регионах — Томске, Нижнем Новгороде и Калининграде — идет работа с теми, кто находится с детьми постоянно, то есть с сотрудниками детских учреждений: воспитателями, педагогами, социальными работниками, даже с сотрудниками опеки. Главное — не просто обучить людей, а чтобы это использовалось дальше и меняло среду. В Томской области более 170 человек уже прошли курс обучения.

Курс состоит из трех блоков. Первый — 24-часовой цикл семинаров, три дня по восемь часов — о базовых компетенциях специалистов. Тренинг направлен на то, чтобы сотрудники понимали, почему дети так себя ведут и что чувствуют, будучи такими детьми. Когда в тренинге ты «проживаешь» чувства ребенка, после этого ты совсем по-другому к нему относишься — понимаешь, почему же он такой, почему закрытый и «колючий». И уже не винишь его в этом. И здесь специалистам даются определенные инструменты, как с таким ребенком работать.

У сотрудников отзывы о курсе очень хорошие, а для многих это стало глотком свежего воздуха, ведь у нас в России не учат, как работать с детьми в детских домах. А этот курс — самая практика, не теория. Это то, что «бери и применяй».

Второй этап — индивидуальный план развития и жизнеустройства ребенка. Это документ, который сопровождает его на протяжении жизни. Там должно отмечаться все: его история, здоровье, какие-то качества, план его развития; что нужно делать, чтобы сформировать в нем личность; что он любит и не любит, информация о родственниках, о контактах, которые положительно и отрицательно на него влияют; медицинские моменты — как его укрепить, усилить...

Когда ребенок попадает в приют — специалисты изучают эту информацию и начинают работать. Дальше он идет в детский дом — там читают, и тоже все про него понятно. Часто бывает, что документы становятся какой-то дополнительной нагрузкой. Курс направлен на то, чтобы такая документация была действительно полезной, нужной и функциональной.

Третий блок семинаров-тренингов — про психотравму. Дети, потерявшие семью по каким-то причинам, травмированы в той или иной степени. Не только психологи должны работать с этим — нужно повышать грамотность всех сотрудников детских домов: есть определенные принципы, как правильно работать с таким ребенком, не будучи психологом. Смысл тренинга в том, чтобы сотрудники детских учреждений стали более грамотными, знали, как не навредить, как помочь, как поддержать, как правильно взаимодействовать им всем, начиная от поваров, которые встречают детей в столовой.

Некоторые учреждения пишут нам и звонят — хотят пройти курс и просят квоту побольше. Это уже показатель заинтересованности. Мы тоже хотим, чтобы в Томской области 100% сотрудников детских домов прошло обучение. Конечно же, есть те, кто пока не «вгрузился» в проблематику. «У меня 30 лет педагогического стажа — что вы можете мне рассказать?» Но таких людей единицы. Стаж может быть и 40 лет, но если ты не развиваешься, то, по сути, это один год опыта, а потом ты просто его повторяешь — такое тоже бывает. А повторение — это не опыт.

В деятельности нашего фонда мы не останавливаемся — мы понимаем, что можно и нужно быть лучше. Время идет, появляются новые технологии, в том числе, социальные — новые методики, подходы, и мы стараемся их внедрять постоянно. Как только ты остановился - все, ты перестаешь быть эффективным. Это касается любой сферы. Поэтому надо постоянно развиваться.

***

Неважно, умеешь ты дружить или нет. Тебя могут научить этому дети — это факт. В условиях наставничества люди пересматривают само понятие взаимоотношений.

Я могу привлекать наставников, но вообще в фонде с ними занимаются специально подготовленные люди, профессионалы, задача которых — изначально «отфильтровать» людей, кто не готов работать с детьми. Конечно, у людей должны быть определенные качества. Некоторые могут быть незрелыми либо у них недостаточно временных ресурсов. В редких случаях у человека могут быть скрытые негативные мотивы. Или человек может прийти в состоянии личной травмы, после какого-то потрясения в жизни — потери близкого, например. И он решает через наставничество компенсироваться. Но если он сам эмоционально нестабилен, ему сначала нужно прийти в норму, и мы можем ему помочь в этом. И когда он будет в состоянии окружить определенными ресурсами ребенка, чтобы тот развивался, тогда мы его уже рекомендуем.

Наша задача — найти человека, а потом усилить его через подготовку и обучение. Это нормально и хороший показатель, когда люди заходят с сомнениями, со страхами, потому что это ответственность. Но это не должно становиться препятствием. Мы максимально помогаем — поддержка почти круглосуточная. Мы же понимаем, что это человеческие жизни. Человеческие судьбы.

Узнать о работе «Меркурии» можно на официальном сайте фонда mercuriya.ru.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×