Архив
6марта
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2021
20212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 3114Томск, Здравоохранение, Коронавирус, COVID-19

Переболели. Выжили. Лечим дальше

Ковидные истории томских медиков

Переболели. Выжили. Лечим дальше
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Коронавирусом сегодня уже никого не удивишь, болезнь затронула многих. Если не вас лично, то кого-нибудь из близких или знакомых. Не обходит болезнь стороной и тех, кто сам призван лечить и помогать.

***

Марианна Кублинская, главный врач поликлиники № 10, переболела дома в октябре прошлого года. По ее словам, основное последствие коронавируса — физическая слабость, которая сохраняется длительное время и всех удивляет и поражает, особенно активных людей, спортсменов.

— Слабость бывает настолько сильная, что не можешь ничего делать, как будто тебе сто лет. И сам процесс протекания болезни и остаточные явления после нее имеют свои особенности.

В выходной день у нее поднялась температура и появились симптомы интоксикации. До этого было несколько контактов: пациенты, врачебная комиссия, коллеги — несмотря на то, что все были в масках. Поэтому на следующий день она вызвала врача.

— Взяли мазочек — ковид. Как симптомы описывают, так все и было: на пятый-шестой день обоняние пропало, было чувство нехватки воздуха, несмотря на отсутствие пневмонии на контрольном обследовании. Лечилась я дома месяц, была интоксикация. У меня свой пульсоксиметр, так что сатурацию измеряла регулярно, за своим состоянием следила, чтобы, если что, своевременно поехать в стационар. Как известно, вирус ищет какие-то органы-мишени. У меня немного почки страдают, поэтому на третьей неделе не столько легкие, сколько почки подключились.

Марианна Михайловна вспоминает, что болеть дома ей было физически тяжело. Еще и потому, что приходилось работать удаленно: каждый день компьютер, телефон... Был самый пик заболеваемости. А через две недели после выхода на работу — острый пиелонефрит, с температурой. И опять: в выходные отлежалась и дальше на работу. Жизнь такая, что нельзя было дольше, говорит врач.

— Позже вышла на тренировки, ходила, гуляла. Потому что по-другому никак — надо восстанавливаться. Надо, как Мюнхгаузен, себя вытаскивать. Я обратила внимание, что волосы стали больше сыпаться, но как-то не связала это с ковидом. А тут с коллегами разговаривала: оказывается, у многих было такое побочное действие, — отмечает она. — Я такой человек по натуре — стараюсь не хандрить. Сама постоянно делаю ЛФК, дыхательную гимнастику. Многие люди не могут это делать самостоятельно. Тем, у кого пневмония, организовано реабилитационное лечение в НИИ курортологии в течение двух недель после болезни. Многие частные медицинские организации, знаю, тоже работают на восстановление после ковида.

Есть неврологический компонент у самого вируса, отмечает Марианна Михайловна: он может вызывать панические атаки. Несмотря на то что сама медик, страх периодически появлялся, хотелось ехать на КТ... Но справлялась. Врачи такие же люди и тоже иногда испытывают страх. И на когнитивные функции коронавирус тоже может влиять.

— В тот период нам необходимо было принять столько организационных решений, и я везде участвовала, постоянно была на телефоне... Но потом обращала внимание, что где-то слова путаются или забываются. У меня, может, это не сильно было выражено, но другие люди да, отмечают. Мои сотрудники, кто переболел ковидом, замечали, что память после болезни подводила какое-то время. Сейчас все нормально, в обычном режиме.

Ее супруг еще раньше переболел, а младший ребенок болел вместе с ней, правда, намного легче и без последствий. С остальными близкими они не общались, а их родители еще с марта были на полной изоляции.

— Конечно, вначале мы сомневались — многое было непонятно, но ко времени заражения я уже знала, что все это достаточно серьезно. И я с абсолютным пониманием отношусь к людям с их паникой и страхом. При этом считаю, что основной момент, который имеет значение, психологический: все у нас в голове. Когда человек узнает о диагнозе, он все может усугубить страхом и негативными эмоциями, и это может повлиять на лечение. Я ходила без страха. Сын спросил: «Что будем делать?» — «Что делать? Будем бороться. И никак иначе».

***

Дмитрий Власов, старший медбрат терапевтического отделения Томской областной клинической больницы, ковидных последствий на себе не ощутил. Зато во время болезни впервые столкнулся в потерей вкуса и обоняния.

— Через несколько дней после начала болезни заметил — пища какая-то безвкусная. Очень интересные ощущения. Нашатырный спирт спокойно вдыхал — не было никакого дискомфорта. Поражался этому. С одной стороны, забавно, а с другой — веселого мало. Где-то с неделю так было, потом постепенно стал чувствовать: сначала отдаленно, потом все больше и больше. Вернулось всё недельки через две.

Вспоминает, что в пятницу вечером 25 сентября он сначала почувствовал недомогание. Затем поднялась температура, а наутро не отступила. В своей больнице мужчина сделал тест на ковид, потом поехал в поликлинику, где врач обнаружила у него хрипы справа. Дыхание было в порядке, но она посоветовала ему сделать КТ или хотя бы рентген.

— В субботу на работе мне сделали томографию легких — оказалась полисегментарная пневмония: три сегмента было поражено. Не написали, сколько процентов: тогда, в сентябре, проценты особо не расписывали. Просто написали, что по типу матового стекла. Показал КТ своим врачам, чтобы проконсультировали. Позже мне позвонили — положительный анализ пришел. Собрался весь пазл, который может быть по симптомам: температура, боли в правой половине, томография, которая подтверждает, что там. Вот такое начало заболевания.

Дмитрию прописали антибиотики, отхаркивающие и ингаляции. А когда он сообщил в поликлинику о положительном результате на ковид и о КТ, его определили на дневной стационар поликлиники Академгородка. К тому времени у него появилась небольшая одышка. Температура держалась неделю, потом понизилась, стало заметно легче, говорит мужчина. Два последующих мазка на ковид были отрицательными. Болел он ровно две недели. Постковидных осложнений не отмечал.

— У каждого есть сопутствующие хронические заболевания, а за счет этого вируса они усиливаются. Сейчас люди ставят себе диагнозы по интернету, ищут симптомы, проводят самодиагностику. Поэтому, может быть, это самовнушение: прочитали про постковидные состояния и решили, что у них это есть. Я не обращал внимания ни на что, мне было не до этого. Я просто вышел на работу: надо было, чтобы отделение выстояло, чтобы не было никаких сбоев в работе, чтобы все пациенты были обследованы и пролечены.

Весной, когда все начиналось и многое было непонятно, была какая-то боязнь, отмечает Дмитрий. К сентябрю, когда он сам заболел, уже были различные исследования коронавируса, врачи сформировали тактику лечения и стандарты борьбы с ним. Кроме того, видя, что пациенты излечиваются и чего-то сверхъестественного с ними не происходит, он был уверен, что ничего серьезного с ним не случится, с учетом его возраста и самочувствия.

— К нам поступают по скорой помощи пациенты — всем при поступлении берут мазок и сортируют в отдельную палату до отрицательного результата. Все поступившие в один день находятся в одной палате и не контактируют с поступившими в другой день. Если приходит положительный мазок, (мы раньше оформляли перевод через выписку в другое лечебное учреждение), переводим к себе в респираторный госпиталь. Если приходит отрицательный — переводим в общую палату.

По словам Дмитрия, контакт с пациентом все равно происходит, несмотря на средства защиты, но медработники уже спокойно к этому относятся, так как знают, что все не так страшно, как казалось на первый взгляд. С сентября по декабрь очень большое количество самих медработников, в том числе его знакомых и коллег, переболело ковидом, говорит он. Затем выходили на работу и брали на себя всю нагрузку.

***

— Кроме высокой температуры и слабости, ничего не было: ни кашля, ни боли в горле, ни других проявлений, характерных для ОРЗ или гриппа. Для слабости не было причин, а она не проходила, — вспоминает Наталья Николаева, и.о. главного врача областной стоматологической поликлиники. — В октябре или ноябре у меня не было бы никаких иллюзий по поводу того, что это такое. А тогда, в июле 2020 года, таких пациентов толком еще не видели, и информация о болезни была разрозненная, поэтому два дня я думала, что же такое со мной творится. Я поняла, что это другой вирус, и через два дня сделала компьютерную томографию, которая показала большой процент поражения легких.

После КТ женщина вызвала врача, и ее сразу госпитализировали в МСЧ № 2. Самому оценить тяжесть своего состояния невозможно, даже если ты сам врач, уверена она, потому во время лечения нужно настроиться на самодисциплину и полное доверие лечащему доктору.

— У тебя есть только температура и слабость, а одышка поначалу не беспокоит: ну, дышишь почаще — это не больно, поэтому усыпляет бдительность пациентов. Если не выполнять все требования доктора, состояние ухудшится, — говорит она. — Я очень тяжело болела. Лежала в реанимации, дышала через специальную маску. Но это не освобождало меня от того, что нужно было лежать на животе.

Восемь дней в реанимации, затем столько же — в отделении. После выписки ушел еще месяц на восстановление организма: слабость, недомогание и повышенная утомляемость сохранялись у Натальи Николаевны длительное время. При выписке ей назначили также препараты для лечения ее заболеваний, обострившихся во время болезни COVID-19.

— Любая инфекция обостряет болезни, которые уже есть. У меня астма и хронический описторхоз — я принимала препараты для лечения астмы и для улучшения показателей ферментов печени, — рассказывает она. — Вышла на работу в августе, но у меня были поздние осложнения: волосы выпали практически полностью. Они не секлись, не ломались — выпадали от корня. Я хожу в парике до сих пор. Врачи говорят, что это связано с поражением сосудов кожи головы. Так что шутка про выпадение волос после ковида — вовсе не шутка.

После перенесенного заболевания не стоит бежать на работу, уверена Наталья Николаевна. По крайней мере, после стационара лучше прислушаться к рекомендациям поликлинического терапевта и побыть дома, потому что работать будет сложновато.

— Восстановительный период протекает обычно от месяца до двух. Я не говорю о том, что не надо ходить на работу два месяца, но еще месяц после болезни посещение работы может составлять очень большой труд для человека: слабость и недомогание, возникающие даже при незначительной физической нагрузке, сохраняются долго. О влиянии на когнитивные функции мне сложно сказать, а вот то, что раньше ты поднимался на третий этаж в один заход, а сейчас так не можешь — это я могу констатировать.

Чуть позже переболели ковидом в легкой форме ее дети. Родственники помогали им с продуктами и лекарствами, пока Наталья Николаевна была в стационаре. А ее родители, которым уже за 70, еще до Нового года начали прививаться от коронавируса. Осложнений у них не было, говорит женщина, и теперь они могут спокойно передвигаться по городу, ездить в магазины и другие места.

— Если будет массовая заболеваемость, аппаратов ИВЛ на всех не хватит. Поэтому я предприняла все меры, чтобы наш коллектив ходил в масках, и не только на работе. Коллеги начали болеть ковидом еще до меня, но они переносили его в легкой форме. Тяжело заболела первая я, осенью тяжело заболели и коллеги по работе. К сожалению, у нас были потери в коллективе, поэтому мы сейчас достаточно адекватно понимаем риски. И когда нам было предложено поставить прививку по выделенной квоте, мы, естественно, пошли и поставили.

Сама она, как врач, серьезно относится к инфекционным заболеваниям и считает ограничения, в том числе масочный режим, вполне оправданным. По ее мнению, лучше не ходить по магазинам без острой необходимости, а при первых признаках заболевания не ждать, а сразу вызывать врача, который оценит состояние здоровья и назначит адекватную терапию.

Редакция vtomske.ru просит томичей побеспокоиться о своем здоровье, ограничить социальные контакты и по возможности оставаться дома. Берегите себя!

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×