Архив
23сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2021
20212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 6537Томск

Клиенты всегда просили разное: история бывшей вебкам-модели из Томска

Бывшая вебкам-модель одной из томских студий рассказала о своем опыте работы и как она попала в этот бизнес (материал 18+)

Клиенты всегда просили разное: история бывшей вебкам-модели из Томска
Depositphotos / VitalikRadko

Вебкам-студии для России уже не новое явление. Они особо себя не афишируют, но и не скрываются: первый же запрос в поисковике выдаст необходимые адреса, телефоны и контакты. С законностью ситуация тоже любопытная: ни в одном из кодексов РФ не упоминается термин «вебкам»; этот бизнес и не криминализирован, и не легализован.

Как работают такие студии для взрослых, нам рассказала томичка, которая около года работала вебкам-моделью в одной из томских студий.

***

Алина (имя изменено по просьбе героини — прим. автора) изначально пыталась найти в Томске творческую работу. Мечтала быть художником или иллюстратором. Она пробовала закончить подходящую для этого специальность в одном из томских вузов, но позже у нее возникли с этим проблемы.

— Это случилось не из-за того, что я не захотела учиться, просто мне не нравилось, как у нас преподают. Один томский вуз, в котором я училась, меня в этом плане разочаровал. И, как мне кажется, работать молодым специалистам в Томске негде. Этот город слишком маленький, плюс он студенческий. Если здесь и есть доступная работа молодому специалисту, то это зачастую общепит, курьерская доставка, прочая сфера услуг. Пробиться куда-то здесь очень сложно, поэтому люди отсюда и уезжают. Большинство едут в Питер, поэтому я называю Томск питерским инкубатором, — говорит Алина.

«Мне это все изначально казалось шуткой»

Алина начала заниматься вебкамом в 18 лет. Ее подтолкнула на это нехватка денег. Изначально она пробовала работать в общепите, находила разовые варианты подработки, но потом решила поискать более стабильный источник дохода.

— О вебкаме мне рассказала моя знакомая, с которой я общалась в интернете. Лично у нее в этой сфере, по ее словам, был положительный опыт. Она сказала: «Работа несложная. Даже интересная. Попробуй, может быть, в Томске есть студии, которые этим занимаются». Вроде как в студии новичкам в вебкаме начинать легче, так как у тебя для этой работы должна быть красивая комната, специальные костюмы, неплохое освещение, микрофон, камера и прочие вещи, — объясняет девушка.

Алина нашла подходящую вакансию в городском паблике а-ля «работа в Томске». В этой вакансии, по ее словам, все было написано завуалированно: «Прямые трансляции. Только для девушек. От 18 до 25 лет. Работа несложная, за это платят много денег».

— Я решила сходить на собеседование ради интереса. Честно говоря, мне это все изначально казалось шуткой. Я написала менеджеру в Telegram, и мы договорились о встрече. Собеседование, что меня очень сильно удивило, проходило в одном из городских парков. Оказалось, что менеджер — очень молодая девушка. Она сразу начала: «Ну вы же понимаете, с чем вы будете работать? Не смущает ли это вас? В случае чего модель может отказаться делать что-то непристойное». Менеджер очень увиливала от самого главного. На собеседовании мне также рассказали, что для этой работы очень важно знание английского языка, потому что работать придется на иностранном ресурсе.

Через два дня томичке сообщили, что она прошла собеседование. Ее пригласили на работу — это была квартира в обычном многоэтажном доме Томска на проспекте Комсомольском. В квартире имелись все нужные для работы вещи: техника для освещения, компьютер, неоновые украшения, «игрушки». Менеджеры перед началом работы показали Алине, как все работает.

— Как я потом выяснила, это была студия. Причем ее главный офис находится в Москве. У них есть и другие отделения по городам России. Я так и не поняла, была ли официально зарегистрирована моя студия: пыталась найти хотя бы ее название, хоть какую-то информацию в сети, но ничего. Сами они представлялись так: «Студия для девушек, ведущих трансляции», — вспоминает томичка.

По данным из открытых источников, вебкам-бизнес зародился в 1999 году, когда некоторые модели освоили возможности интернета и показывали приватные шоу через камеру. В те годы всемирная паутина только набирала обороты, поэтому возможность пообщаться с красивой моделью один на один заинтересовала многих. В каждой чат-комнате общение велось только с одним пользователем, который был готов оплачивать поминутный тариф.

Страх деанонимизации и фанатики

Менеджер студии в процессе «трудоустройства» сфотографировала паспорт Алины: это было нужно для регистрации на сервисе для трансляций. Так сайт проверяет, что модели уже есть 18 лет.

— Проблема заключается в том, что студии эти фотографии оставляют себе. И еще такой момент: если ты уходишь, то твой аккаунт с сервиса не удаляют. Сама ты тоже не можешь его удалить, потому что тебе не выдают пароль или логин. Работники студии могут потом передать этот аккаунт другой модели. Убрать этот аккаунт, восстановить справедливость почти невозможно. Я точно знаю, что с моего аккаунта вели трансляции, потому что я замечала в нем изменения. Мне потом сказали в студии, что на моем аккаунте сидят девушки, которые проходят испытательный срок.

Я предполагаю, что под чужими документами на сервисе могли сидеть несовершеннолетние. Студии на самом деле неважно, сколько девушкам лет. Но точной информации об этом у меня нет. Просто во время работы я иногда смотрела трансляции других людей. Некоторые девушки выглядели очень молодо, — вспоминает бывшая вебкам-модель.

Студия Алины работала с разными иностранными сервисами. На аккаунты моделей устанавливались ограничения, чтобы трансляции не могли видеть пользователи из России и стран СНГ. Но, по словам Алины, этот механизм можно легко обойти с помощью прокси, поэтому граждане РФ тоже легко могут попадать на трансляции. Томичка призналась, что ее это очень пугало.

— К счастью, мне удалось избежать деанонимизации. На мои соцсети никогда не выходили клиенты, потому что я изначально скрыла их от посторонних. <…> Деанонимизировать модель очень легко. Достаточно просто сделать скриншот ее лица во время трансляции, потом просто через нейросети, поисковики выйти на ее соцсети.

Есть среди клиентов фанатики, обычно это постоянные зрители трансляций, которые влюбляются в модель. Они хотят найти ее, забрать к себе, избавить от занятия вебкамом. Для этого они платят специальным сталкерам, которые выслеживают девушек, находят ее контакты, — рассказала Алина.

Рабочий день вебкам-модели

— Я приходила в студию, включала свет, садилась перед компьютером. Менеджер с помощью удаленного сервиса контролировал мое взаимодействие с компьютером — что я делаю на трансляциях. Я всегда включала музыку, это задает настроение и помогает расслабиться.

Сначала я сидела на трансляции одна, со временем начинали появляться клиенты. Ко мне подключались обычно 5-10 человек. Я с ними общалась на английском. Если кто-то из них хотел пообщаться со мной в приватном чате, то он платил за это токены (на тот момент один токен равнялся примерно 50 рублям).

Во время привата можно было получить дополнительные деньги, если ты сделаешь то, что тебя попросят. Деньги списывались со счета клиента за каждую минуту, которую он проводит в этом шоу. Изначально клиенты в приватной трансляции не показывались, я могла с ними только в чате взаимодействовать. Но клиент может показать себя мне за дополнительную плату: эта услуга называется see to see.

Помню, на первой трансляции я так смущалась, что смогла раздеться на камеру только до белья. От трансляции к трансляции ты раскрепощаешься и перестаешь задумываться о происходящем.

Ни в одном из кодексов РФ не упоминается термин «вебкам», из‑за чего возникает множество трудностей с привлечением сотрудников студий по какой‑либо статье, пишет «Афиша Daily». Самая «ближайшая» уголовная статья — 242 УК РФ «Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов». Но вебкам — это не изготовление, а онлайн-трансляции, поэтому привлечь моделей или сотрудников студии по такой статье достаточно тяжело.

Силовики предпочитают вебкам-студии не трогать, отмечает издание, хотя в разных российских городах периодически проходят рейды по вебкам-студиям.

Еще в апреле редакция vtomske.ru направляла в УМВД РФ по Томской области запрос на данную тему. Мы пытались узнать — проводились ли в Томске рейды по возможным вебкам-студиям, какие санкции могут быть применены к организаторам студий, были ли зафиксированы случаи работы несовершеннолетних в таких местах.

В полиции коротко ответили, что «информация о деятельности данных организаций в УМВД РФ по Томской области не поступала».

О клиентах

— Клиенты всегда просили разное, часто просили посмотреть, как они сами себе доставляют удовольствие. Бывало, что люди платили мне деньги, чтобы просто поговорить: о них, обо мне. Для таких случаев модели часто придумывают фейковые истории, чтобы не рассказывать про свою настоящую жизнь. У меня было несколько таких историй.

К моей трансляции подключались люди разного возраста. Я как-то общалась с человеком, которому было 56 лет.

Были люди, которые подолгу сидели на трансляции — своего рода фанатики. В большинстве своем они просили танцевать на камеру, раздеться, ******* (сделать развратные действия на камеру — прим. ред.).

Некоторые из клиентов меня жалели, писали в чате: «Как жалко, что тебе приходится здесь работать». Бывали неадекватные люди. Один просил меня побрить голову за одну тысячу токинов. Другой начал себя резать во время трансляции, он хотел, чтобы я посмотрела на это. Я тогда сразу отключила камеру.

Были женатые люди. Они сами мне рассказывали про своих жен, девушек в приватном чате. Свое нахождение здесь объясняли тем, что в обычной жизни им не хватало тепла, красоты, общения.

Работала хорошо, но без удовольствия

По словам Алины, ей не нравилось то, как построена работа в студии: работодатель забирал себе очень большой процент от заработка. Рабочий день длился 12 часов, несмотря на трехчасовой перерыв, все это сильно выматывало в эмоциональном плане.

Смена строилась по принципу — два через два. Весь рабочий процесс досконально контролировался менеджером. За месяц в среднем Алине удавалось заработать около 20-35 тысяч рублей. Все это было неофициально.

— Проработала я в этой сфере меньше года. Ушла по разным причинам. Просто, когда я начинала об этом думать, возникали разные мысли: «Что я делаю со своей жизнью? Я ведь мечтаю о другом». В голове постоянно крутилась мысль, что для всех этих людей я — просто тело.

Все это вгоняло меня в тоску. Хоть я и хорошо справлялась, но все это не приносило мне удовольствия. Я такой человек — хочу заниматься тем, что будет приносить мне счастье. Кстати, прямо сейчас я этим и занимаюсь. Я стала художником.

Родным и близким я про свое занятие вебкамом никогда не рассказывала. Для многих в России это считается проституцией.

Возможно, когда пройдет время... Мне будет 40, у меня появятся дети, мы сядем с моей мамой, откроем бутылочку вина, и я ей все про это расскажу. Я представляю себе это примерно так.

На мне вебкам сказался негативно: я стала чувствовать в реальной жизни зажатость перед людьми, которые ведут себя раскованно. У меня появился беспричинный страх слежки: иногда кажется, что за мной следят, что-то хотят со мной сделать. Стало сложно доверять людям.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×