Архив
6декабря
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2021
20212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 1995Томск

Кричать «ура!», речами не утомлять: как Томск цесаревича Николая встречал

Кричать «ура!», речами не утомлять: как Томск цесаревича Николая встречал
иллюстрации к материалу взяты из открытых источников

Дореволюционный Томск редко посещали представители российской царской династии: прямо скажем, никто из самодержцев здесь и не был, только наследники престола (которые гораздо позже взошли на царский трон) и великие князья.

По пальцам можно пересчитать августейшие визиты в Сибирь: в 1830-х годах здесь был наследник Александр Николаевич, в 1860-70х — великие князья Алексей и Владимир, а в 1890-х, ровно 130 лет назад, проездом в Томске останавливался наследник Николай Александрович, будущий Николай II. Мы решили напомнить тем, кто уже знает, и рассказать тем, кто первый раз об этом слышит, о том, как был организован визит царского наследника и что писали о нем современники.

Августейшие гости в Сибири

Как писала газета «Сибирский вестник» в 1891 году, «за все 300-летие существования Сибири под Русской державой нас посетили только три члена Августейшего дома» (СВ. 1891. № 76).

Цесаревич Александр

Первым за Уральский хребет «перевалил» будущий Александр II, царь-освободитель: в 1837 году он с мая по сентябрь путешествовал по России, останавливаясь ненадолго в губернских центрах. Маршрут был разработан его воспитателем, знаменитым российским поэтом В.А. Жуковским, который назвал будущую поездку «Венчанием с Россией».

Наследнику престола удалось посетить около 30 губерний, самой крайней восточной точкой стал Тобольск, где он встретился со ссыльными декабристами. Путешествие было стремительным, как писали литературоведы — «путешественники ехали так спешно, будто за ними гнались враги» (Чулков Г.И. «Императоры. Психологические портреты»). Увы, до Томска даже при таких темпах ему добраться не удалось.

В 1868 году в Томскую губернию приезжал великий князь Владимир Александрович: был в Барнауле, Бийске, Кузнецке, 10 июля прибыл в Томск, где принимал визиты местных начальников и даже сходил в театр. Подробности об этом приезде можно найти в «Томских губернских ведомостях» 1868 года (№ 27, 39-46), причем большая часть материалов написана известным томским краеведом, историком и этнографом князем Н.А. Костровым, который сопровождал члена царской семьи в его путешествии по Томской губернии.

Великие князья Владимир Александрович и его младший брат Алексей Александрович

Третий член августейшего дома великий князь Алексей Александрович проезжал через Томск, возвращаясь в столицу из морского путешествия уже в 1870-х годах.

Но наиболее торжественным и запоминающимся стал визит в Томск наследника престола цесаревича Николая в 1891 году.

Великое путешествие на Восток

В 1890 году цесаревич Николай, которому исполнилось 22 года, отправился в путешествие на Восток морским путем на борту крейсера «Память Азова». Он посетил Грецию, Египет, Индию, Китай и другие страны; закончилась эта часть путешествия в Японии.

Сибирские газеты внимательно следили за передвижениями цесаревича, публикуя на первых полосах телеграммы о том, куда и когда он прибыл, как его встречали и так далее. Кроме этого, томский «Сибирский вестник» на протяжении 1891 года перепечатывал обширный материал из газеты «Правительственный вестник» под названием «Путешествие Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича на Восток» (автор – князь Э. Ухтомский).

В своем «Вступлении» Ухтомский подчеркивал, что путешествие было частью учебного плана, который проходил цесаревич, и это было не «увеселительной прогулкой», а исполнением долга, возможностью «приобретения опыта и сведений, могущих впоследствии быть полезными на службе Государю и Отечеству» (СВ. 1891. № 31).

Обратно предполагалось ехать по суше, через Сибирь: «цесаревича влекло важное политическое и экономическое значение этой части русского государства, влекло и желание изучить на месте вопрос о Сибирской железной дороге» (СВ. 1891. № 31).

Обратите внимание: Транссиба еще не существовало, и будущему российскому монарху предстояло изведать на себе все прелести речного и конного передвижения по сибирскому суровому краю.

Покушение и спасение

29 апреля 1891 года мирное повествование о восточном путешествии сменилось ужасающим известием: в Японии на Николая было совершено нападение, только чудом его не убил религиозный фанатик. Телеграммы, набранные увеличенным шрифтом, извещали:

«Его Императорское Высочество был ранен в голову саблей полицейским нижним чином. Злоумышленник хотел броситься вторично на Великого Князя, но был сбит с ног ударом палки Принца Георга Греческого. Благодаря Бога рана Цесаревича легкая и опасности нет. Присланная лично Его Императорским Высочеством телеграмма свидетельствует о хорошем состоянии его здоровья. Наследник не слег и предполагает продолжать путешествие без изменения маршрута» (СВ. 1891. № 49).

«Сибирский вестник» так комментировал эту новость:

«Между тем как вся Сибирь с благоговейным восторгом готовится к великому и радостному событию в ее жизни – проезду наследника Всероссийского престола – и находится в нетерпеливом ожидании дорогой вести о вступлении Его на родную почву – приходит ужасное известие о покушении на Его жизнь. Известие поистине потрясающее и изумляющее своим злодейством и своею неожиданностью. После продолжительного путешествия по отдаленным и чужим странам вблизи пределов родного Отечества совершается гнусное, бессмысленное и бесцельное покушение, дикое по своей грубой, первобытной обстановке» (СВ. 1891. № 49).

Но божественное провидение спасло наследника престола, и теперь публициста радовало то, что «путешествие будет продолжаться без изменений на маршруте»:

«Если и до этого Сибирь готовилась к радостной и восторженной встрече Наследника Цесаревича, то с какими чувствами беззаветной преданности и всеобщего ликования теперь, после чудесного избавления от опасности, проводит Его на всем пути все сибирское население!» (СВ. 1891. № 49).

Через неделю, 7 мая, Николай покинул Японию, которая припасла для него такой неприятный сюрприз, и через четыре дня прибыл во Владивосток. Началось путешествие на Запад.

Через Триумфальные арки

Маршрут цесаревича пролегал по ключевым городам Дальнего Востока и Сибири. Он посетил Уссурийск, Хабаровск, Благовещенск, Нерчинск, Читу, Иркутск, Красноярск, Томск и другие сибирские города, далее переехал через Уральский хребет и вернулся в Санкт-Петербург.

Практически в каждом городе Николая встречала Триумфальная арка, выстроенная специально для его визита.


Триумфальная арка в Уссурийске. Разрушена в 1929 году


Триумфальная арка в Красноярске

Разнообразие этих арок поражало: деревянные и каменные, выстроенные в самых разных стилях, они украшались зеленью, цветами, флагами, надписями. И все они были разрушены при советской власти в 1920—1930-х годах. Некоторые затем были восстановлены после перестройки, но не томская.

В Томске также была выстроена Триумфальная арка: она находилась на Иркутском тракте на выезде из города. Недалеко был построен павильон для встречи наследника престола.

Триумфальная арка, или Триумфальные ворота; были выстроены при въезде в город на Иркутском тракте. Фото: pastvu.com


Триумфальная арка хорошо вписывалась в томский городской пейзаж конца XIX – начала XX века

Что произошло дальше с павильоном, мы знаем: он был разобран еще до начала XX века. А куда делась Триумфальная арка, история умалчивает…

Царские подарки: начало

Возвращение цесаревича на родину было отмечено его манифестом об «облегчениях» для всех сосланных в Сибирь. Список «облегчений» был довольно внушителен — отдельные категории ссыльных были освобождены от каторжных работ, бессрочная каторга была заменена на срочную, на 20 лет; кому-то сократили срок ссылки, кому-то вернули их полные права, разрешили получить паспорт. «Актом Высочайшего милосердия» охарактеризовали этот манифест журналисты: «Как солнце при своем восходе разгоняет мрак ночи, так и Он Своим появлением озарит мрак нашей жизни!..» (СВ. 1891. № 54).

Второй подарок, который был припасен для всех сибиряков наследником, заключался в том, что был заложен великий сибирский железнодорожный путь – с участием Николая началось строительство его Уссурийского участка.


Цесаревич Николай принял личное участие в закладке Сибирской железной дороги в 1891 году

Для томичей эта новость имела особое значение: буквально накануне они обнаружили, что железную дорогу было решено провести в обход Томска. «Сибирский вестник» рисовал ужасающие картины опустения города после того, как он останется в стороне от железнодорожной магистрали, и предложил обществу воспользоваться прекрасной возможностью обратиться к цесаревичу лично — попросить его о том, чтобы пересмотреть решение о прокладке железной дороги. Этот вопрос решался на особом экстренном заседании Томской городской думы, на котором было решено составить памятную записку и подать ее вместе с адресом (СВ. 1891. № 72). Записка была действительно вручена Николаю. Но, как мы уже знаем, она ничего не изменила в утвержденном плане Транссиба.

Томск готовится к встрече

Как только стало известно о том, что Томск находится в числе городов, через которые пройдет маршрут цесаревича, местная администрация заволновалась. «Радостное событие» считалось также «достойным общественным делом» (СВ. 1891. № 43), и было важно не ударить в грязь лицом.

Томская дума на каждом заседании решала все новые и новые вопросы, связанные с приездом высокого гостя, в том числе и один из самых важных: где этого гостя разместить? Решили «приспособить вновь строящийся губернаторский дом – отделать его и омеблировать» (потратив на это 30 тысяч рублей) (СВ. 1891. № 45). Городской голова по этому случаю заявил, что он жертвует городу из собственных средств 10 тысяч рублей, что было очень щедро с его стороны.

Депутаты Томского ремесленного общества на заседании «единогласно постановили»: «в память приезда ожидаемого в г. Томске Его Императорского Величества Наследника Цесаревича Великого князя Николая Александровича учредить богадельню имени Его Высочества для престарелых, малолетних или увечных ремесленников или работников» (СВ. 1891. № 45)

Было дано указание почистить город — привести в порядок хотя бы главные улицы и городской сад. С большим удовлетворением газета отмечала, что Томск «понемножку подчищается и подкрашивается» (СВ. 1891. № 61). Тем более что погода благоприятствовала, ведь как раз наступило жаркое сибирское лето.

«Сибирский вестник» также обращал внимание своих читателей на отдельные детали подготовки к встрече цесаревича. Например, он писал:

«Нам случилось видеть вышитую драпировку, изготовляемую к приезду Высокого Путешественника. На красной шелковой материи вышит герб Томской губернии. Работа по рисунку живописца Злыгостева исполнена в швейной мастерской Вилькера. И со стороны рисунка, а особенно со стороны исполнения работа заслуживает полнейшего внимания» (СВ. 1891. № 62).

Перед приездом цесаревича журналисты прослушали музыкальные пьесы, подготовленные для исполнения во время обеда с цесаревичем, и убедились в том, что все отлично (СВ. 1891. № 74). Также было решено представить парадный оперный спектакль «Жизнь за царя».

Как встречаем?

Чем ближе подъезжал цесаревич к Томску, тем чаще на первых полосах газеты появлялись объявления о том, что было придумано в связи с его визитом в город. Так, губернатор распорядился, чтобы лица, желающие подать прошения, передавали их не лично цесаревичу, а через начальника губернии: «Поданные прошения будут записываться в установленную книгу с выдачею подателю квитанции» (СВ. 1891. № 66).

В свою очередь дамы, которые хотели принять участие в предстоящей встрече наследника престола, могли получить пригласительные билеты «на право входа на платформу при часовне Иверской Божьей матери» (СВ. 1891. № 71).

Полицмейстер Ушаков составил правила для обывателей, которые запрещали, например, кидать в цесаревича цветы и шапки, а если очень хочется выразить верноподданнический восторг, рекомендовал кричать «ура!». Фейерверки и бенгальские огни просили не устраивать. Строго запрещалось выпускать в этот день на улицу скот и собак. Не рекомендовалось пускать в дом незнакомых людей, допускать скопления людей на балконах. Флаги и другие украшения рекомендовалось прочно закрепить (СВ. 1891. № 71).

«Томские епархиальные ведомости» опубликовали «Церковный церемониал встречи Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича Великого Князя Николая Александровича в Томске в июле 1891 года». Предполагалось:

  • за полчаса до прибытия цесаревича в город звонить в большой колокол во всех церквях города;

  • при въезде цесаревича в город начать праздничный звон («В том и другом случае следует звонить неторопливо, торжественно и плавно»);

  • все церкви празднично убрать и осветить, зажечь все свечи и паникадила, всем представителям духовенства облачиться в праздничные одежды;

  • за полчаса до прибытия в собор открыть царские врата, приготовиться к встрече;

  • пока цесаревич в городе, все духовенство должно неотлучно находиться в церквях. Если мимо проезжает наследник – осенять крестом, если он останавливается рядом – «подходить с крестом к экипажу, давать целовать Св. Крест и окроплять св. водою»;

  • цесаревича при этом речами не утомлять (но и не устраняться, если он захочет поцеловать руку священника), а самое главное – следить, чтобы «народ не теснился, а особенно за тем, чтобы никто не обращался с какими-либо заявлениями, подачею прошений и вообще не происходило бы никакого замешательства»;

  • при отъезде из города цесаревича проводить его торжественным звоном, отслужить молебствие о благополучном путешествии (сокращенный вариант Церемониала был опубликован в СВ. 1891. № 66).

Высокого гостя было решено разместить в недавно построенном губернаторском доме.

Накануне

И вот все было готово к встрече высокого гостя. Об украшении города газета писала так:

«Весь город в ожидании Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича убран флагами и зеленью, но некоторые здания, как частные, так и казенные, благодаря изяществу и вкусу, с которым они убраны: университет, городское полицейское управление, дума, почта, оба моста и почти вся центральная улица, — представляют прелестный сад…» (СВ. 1891 № 76).


Украшенный зеленью университет стал одним из самых красивых зданий Томска в дни приезда цесаревича Николая

Для поднесения хлеба-соли в итоге выбрали блюдо, сделанное «из цельного куска розовой яшмы» (привезенное из Барнаула), и такую же солонку (СВ. 1891. № 76).

Альбом с 32 видами города Томска составлен.

Томская Мариинская женская гимназия приготовилась вручить «роскошную плюшевую вышитую скатерть и такую же подушку работы воспитанниц этой гимназии» (СВ. 1891. № 76).

Билеты дамам и избранным лицам розданы, экипажи по всему городу остановлены, маршруты следования публики определены.

Два дня с цесаревичем

Событие, к которому так долго готовился Томск, свершилось. Город, украшенный цветами и флагами, заполненный любопытствующими толпами народа, встретил цесаревича колокольным перезвоном.


Из газетных сообщений было известно, что приезд цесаревича в Томск запечатлел как минимум один фотограф. Однако до нас дошли только рисунки, выполненные П.М. Кошаровым.

Газета «Сибирский вестник» (1891. № 76) в этот день вышла в трех цветах — это первый и единственный случай использования многоцветной печати в томской дореволюционной печати.

Конечно, газета была полна верноподданнических изъявлений — стихотворений, прославляющих Избранника Божьего, чествований Дома Романовых.

Редактор «Сибирского вестника» описывал, как «радостное громовое «ура» восторженно раздавалось ежечасно по пути следования Наследника, и восторг этот был «истинно народный».

Погода, по замечанию журналиста, «стояла нежаркая, серенькая и потому крайне приятная» (СВ. 1891. № 79). Кстати, цесаревичу повезло: не успел он уехать из Томска, как здесь в районе села Спасского «выпал град по величине чуть не с голубиное яйцо – местные старожилы и даже самые старые жители села подобного града не помнят»; он повыбивал стекла в избах и уничтожил почти весь урожай овощей (СВ. 1891. № 80).

Вы, наверное, думаете, что во время приезда полиция стояла на каждом шагу (это мы видим в наше время), но нет. «Сибирский вестник» подчеркивал, что полиции в Томске очень мало, так что «смотреть за внешностью улиц и регулировать движение и поведение народа на улицах ей было и прямо не под силу».


Торжественный обед также был запечатлен художником П.М. Кошаровым

Собственно, предмет восторгов — наследник престола — описывался в самых лестных тонах. Прежде всего «Сибирский вестник» подчеркивал, что «Государь Наследник был виден совершенно беспрепятственно почти всем. Он благосклонно и неоднократно показывался на балконе, у перил которого, в 5-6 шагах, помещались толпы народа». «И эта доступность, отсутствие излишней охраны приводили в окончательный восторг всех нас», — добавлял журналист.

Надо сказать, крики цесаревича довольно быстро утомили. «По первому желанию Его Величества, выраженному через адъютанта, успокоиться и отдохнуть многотысячная толпа в порядке и тишине разошлась с площади, а оставшиеся проводили время в тихом созерцательном настроении, охраняя покой Дорогого Гостя» (СВ. 1891. № 79).

Журналист размышлял: «Великорусское население, воспитанное в завидной близости к Царственному Дому, часто видит его. Но когда мы, имевшие почти мистическое представление о лицах Августейшего Семейства, увидели воочию Его, Юного Представителя, столь прекрасного, доступного, благосклонного, наши чувства явились… откликом тех русских чувств к Царю и Его Семейству, которые так неразрывно связывают русских Самодержцев с Их русским народом».

Не все, конечно, прошло так, как планировалось — театр, к примеру, цесаревич так и не посетил. Но парадный спектакль все равно состоялся.

Но вот отчалил от томской пристани пароход, прозвучало последнее громовое «ура» — и последний представитель царской фамилии, который посетил наш город, навсегда его покинул.

Подарки царю, подарки от царя

Что в итоге подарили цесаревичу?

Во-первых, местный композитор написал кантату под заглавием «Песнь патриота» на слова собственного сочинения, «на радостный приезд в Томск Государя Наследника», и через губернатора поднес ее цесаревичу.

Во-вторых, от томского купеческого общества был поднесен адрес с просьбой учредить стипендию в честь цесаревича (разрешение было получено).

В-третьих, вручена записка от Томской городской думы с просьбой пересмотреть решение провести железную дорогу в обход Томска.

Достались цесаревичу плюшевая скатерть и подушка от учениц Мариинской женской гимназии, альбом с видами Томска, серебряное блюдо, рисунки сибирских видов художника П.М. Кошарова и, возможно, какие-то подарки, о которых газета не упомянула.


В 1893 году в Эрмитаже была устроена выставка предметов, которые были подарены цесаревичу во время его путешествия. На ней были залы индийские, китайские, японский и сибирские

Думается, что для подобного рода подношений пришлось выделить отдельный обоз (или несколько обозов), ведь подарить что-то наследнику считали своим долгом все города, которые он посещал.

А еще один обоз, судя по всему, был выделен под подарки, которые дарил сам цесаревич. «Сибирский вестник» упоминал о следующих дарах:

  • Строящемуся Троицкому собору Николай передал икону Святителя и Чудотворца Николая.

  • Алтайской миссии был подарен чемоданчик с вещами для миссионерской практики.

  • Председателю томского губернского правления К.А. Шапошникову был пожалован перстень и портрет цесаревича.

  • Каинский исправник получил золотые часы с государственным гербом.

  • Старшинам различных областей Томской губернии были подарены серебряные часы с цепочками, инородческим старшинам — серебряные медали на Станиславской ленте; крестьянским старшинам — часы.

  • Казачий сотник Забайкальского войска Сечков, провожавший Его Высочество Государя наследника до Томска, получил в подарок портрет Его Высочества и золотой портсигар. (СВ. 1891. № 78).

Больше всего подарков досталось губернатору, Г.А. Тобизену: он был «пожалован большим портретом Его Высочества с собственноручной надписью и в драгоценной рамке», одарен «золотым кубком, усыпанном алмазами и бриллиантами» (такой же кубок достался и начальнику сибирского жандармского округа), «супруге его превосходительства Зинаиде Семеновне Тобизен соблаговолили подарить на память о пребывании Его Высочества Томске золотую брошь, усыпанную крупными бриллиантами» (СВ. 1891. № 84).

А на заседании Томской городской думы было объявлено, что цесаревич «приказал передать населению губернии и города Томска искреннюю признательность Его Высочества за радушный прием»: «выслушав это предложение стоя, гласные по приглашению господина головы провозгласили троекратное «ура» в честь Его Императорского Высочества» (СВ. 1891. № 83).

И наконец, работа «Сибирского вестника» тоже не осталась незамеченной. Редакция гордо констатировала:

«Его Высочество Государь Наследник Цесаревич удостоил нас возобновлением на 1892 год подписки на «Сибирский вестник». Без слов понятно, как мы осчастливлены этим Августейшим вниманием и любознательностью, объяснимыми, конечно, не столько нашими скромными трудами, сколько интересом к Сибири и ее жизни» (СВ. 1891. № 148).

***

Краткая история пребывания цесаревича в Томске, как ни странно, до сих пор не канула в Лету, и в городе даже сохранились кое-какие раритеты того времени.

Например, в Научной библиотеке ТГУ отреставрирована и вновь доступна для осмотра так называемая царская витрина, в которой выставлялись лучшие книги для знакомства с ними цесаревича. Сохранился автограф наследника престола — тоже хранится в НБ ТГУ. И пусть нет больше ни арки, ни павильона, но сохранился губернаторский дом (ныне Дом ученых), восстановлена Иверская часовня, а благодаря дореволюционным газетам каждый из томичей и гостей города может представить себе воодушевление тех дней, когда Томск принял высокого гостя. И с тех пор он не раз становился местом встречи важных персон, достойно выполняя роль гостеприимного сибирского хозяина.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×