Архив
7августа
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2022
202220212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 3737Томск

А вот еще такой был случай…

Летние новости дореволюционного Томска

А вот еще такой был случай…
иллюстрации к материалу взяты из открытых источников

Летняя жизнь в Томске в конце XIX — начале XX века не била ключом: горожане массово отдыхали на дачах, студенты разъезжались на каникулы, и только рабочий люд вместе со служащими маялись от жары на раскаленных улицах и в пыльных конторах. Но журналисты и в этих условиях находили интересные факты и рассказывали истории о городских происшествиях. С ними мы и хотим познакомить наших читателей.

Злые шутники

Из томских дореволюционных историй, описывающих шутки (в основном, правда, неудачные), можно было бы составить целую подборку. К примеру, заметка под названием «Пугают» рассказывала, как развлекались машинисты паровозов, «маневрирующих на Черемошкинской пристани»: они с удовольствием «злоупотребляли паровозными свистками» и выпускали пар в то время, когда проезжали рядом с дорогой, идущей параллельно с железнодорожными путями.

А вызывало это следующий эффект: «Лошади, особенно крестьянские, испугавшись звуков свистка и выпускаемого пара, «бесятся» и ломают телеги, оглобли и иногда калечат себя. На местном городском складе уже накопилось много поломанных крестьянских телег, колес, саней и проч.» (СЖ. 1909. № 125).


Черемошкинская пристань

«Пошутить» примерно в том же стиле любили и работяги, которых домовладельцы нанимали для поливки улиц возле своих домов. Журналисты возмущенно писали о том, что они «часто позволяют «шутить» с прохожими и проезжими, обливая их водой с ног до головы и пугая лошадей. Так, например, вчера утром при поливке Дворянской улицы возле дома Второвых сильная струя воды была пущена в маленького мальчика, проходившего мимо со свертками покупок; мальчик был вымочен до нитки и страшно испуган» (СЖ. 1909. № 134).

Одну из «шуточек» нечаянно устроил телеграф. «Сибирская жизнь» сообщала: «В газетах была напечатана телеграмма о том, что «в Томске 10-го числа сего месяца открывается съезд маслоделов», тогда как в действительности съезд этот открылся в Омске. Многие из владельцев маслодельных заводов вовремя постарались приехать в Томск и, понятно, принуждены были вернуться обратно» (СЖ. 1911. № 154).

Из мира криминала

Как обычно, криминальная обстановка в Томске оставляла желать лучшего. Для преступников не было ничего святого в прямом смысле слова: так, в 1910 году была совершена «кража дарохранительницы, некоторых риз с икон и других принадлежностей из университетской церкви» (СЖ. 1910. № 127). Вора поймали буквально через несколько дней, причем уже в Москве: им оказался «дворянин Буздижанов, несколько раз судившийся за святотатство», — и при нем «были найдены похищенные из церкви вещи» (СЖ. 1910. № 130).

В большом количестве распространялись в Томске фальшивые деньги — серебряные монеты. Отличить их от настоящих было нелегко: во-первых, они отличались «аляповато сделанными нарубками на ребре», во-вторых, «чрезмерно чистыми и с высоким звоном».

«Особенностью тех и других является еще неровная лакировка: при внимательном разглядывании замечается тусклость средней части и больший блеск по краям». Фальшивки датировались 1906 и 1908 годами, и, обнаружив это, в магазинах, лавках и даже на базаре на всякий случай перестали принимать любые монеты с этими датами (СЖ. 1910. № 127).

Кроме фальшивых монет, в Томске были и «фальшивые сыщики». Как писала газета, «за последнее время замечалось, что разные злоумышленники, выдавая себя за агентов сыскного отделения, допускали вымогательства». Чтобы прекратить это безобразие, начальник сыскного отделения «сделал распоряжение, чтобы агенты сыскного отделения по делам службы предъявляли обывателям удостоверения о своей личности, выданные им из отделения за печатью начальника отделения, печатью и с фотографической карточкой агента» (СЖ. 1911. № 125).

Что-то пошло не так

Участники дорожного движения в Томске во все времена отличались склонностью к лихачеству. Сначала журналисты регулярно жаловались на извозчиков, а с появлением велосипедов — на велосипедистов. «Сибирская жизнь» писала:

«Наши велосипедисты, несмотря на многократные предупреждения не устраивать на улицах гонки, доходят при езде до бешенства. Недавно на Большой Королевской улице один велосипедист на полном ходу налетел на переходившую дорогу девицу, сбил ее с ног и, падая с велосипеда, чуть не сломил себе голову. Этот же ярый велосипедист дня три спустя после этого, разогнавши велосипед по Заисточной улице, попал в канаву, переломил себе ногу и был поднят и доставлен в свою квартиру в бессознательном состоянии» (СЖ. 1909. № 128).

Ни к чему хорошему не приводили и азартные игры. Вот, к примеру, как-то раз «на набережной реки Томи группа босяков играла в орла. В заключение произошла многолюдная драка» (СЖ. 1910. № 167).

Совершенно непонятная ситуация, по мнению журналистов, сложилась в 1910 году с автомобильным сообщением в Томске. Оно почему-то «заметно пришло в упадок: «по улицам города теперь ходят только два четырехместных автомобиля вместо обещанных шести-восьми», к тому же не соблюдалось и расписание движения.

Однако, по мнению журналистов, господин Швайковский, который был организатором томского автомобильного сообщения, имел с этого приличный доход: «Так, по словам шоферов, содержание каждой машины обходится в месяц менее 30 р., а заработок автомобиля в течение того же времени в среднем равняется 600 р.».


Автомобиль из рекламы «Сибирской жизни»

Так что, считала «Сибирская жизнь», «такой доход дает предпринимателю полную возможность устроить движение автомобилей по расписанию, уменьшить провозную плату, увеличить число станций, выстроить павильоны для ожидающей публики и вообще поставить дело на более прочные основания» (СЖ. 1910. № 166).

Хорошие летние новости

Но были и хорошие новости в летнем Томске. Судите сами.

Вот информация о новых товарах на базаре: «На зеленом базаре появилась в продаже свежая картошка, продающаяся по 1 р. 20 к. за ведро. Привозят красную смородину и морошку. Из Барнаула привезли муромские огурцы, продающиеся 25-20 к. десяток» (СЖ. 1909. № 137).


Появление свежей картошки на рынке было отличной новостью в летнем Томске

А вот — об открытии нового «Кавказского погреба». Оцените оригинальную рекламу этого заведения:

«Известно ли вам,

1) что в среду, 1 июля, открывается «Кавказский погреб» в доме Шадрина, на углу Почтамтской улицы и Подгорного переулка;

2) что там продается натуральное виноградное вино — столовое и сладкое, горячие шашлыки, кебаб и другие закуски, фрукты, лимонад и проч.;

3) что вновь отделаны и прилично обставлены общий зал и отдельные кабинеты и прислуживают кавказцы.

А если известно — то какие приняты вами меры, чтобы постоянно там завтракать и ужинать?» (СЖ. 1909. № 138).

Или, к примеру, новости о конкурсах, в которых могли поучаствовать творческие томичи. Первый – «музыкальный конкурс» — был объявлен редакцией «Известий Челябинского общества потребителей». В нем мог принять участие любой желающий, который готов был придумать «текст кооперативного марша». Условия высылались бесплатно (СЖ. 1910. № 154).

Второй — «конкурс на сочинение для широких масс народа на следующие темы: 1) освобождение крепостных крестьян и поземельное устройство русской освобожденной деревни; и 2) положение 19 февраля 1861 года и что оно дало русскому крестьянину». Победителю обещали золотую медаль и по 100 рублей за печатный лист. (СЖ. 1910. № 165).

Нельзя назвать плохой и новость о конкуренции томских кинотеатров: «Между владельцами томских кинематографов замечается очень усиленная конкуренция. Каждый электротеатр старается перещеголять своего конкурента и тем привлечь к себе публику.

«Аванс», например, организует любительский струнный оркестр, «Заря», узнав, что «Фурор» приглашает военный оркестр для игры во время антрактов, — выпускает экстренные анонсы с извещением, что и у них также будет играть оркестр… Недалеко, пожалуй, то время, когда дирекции электротеатров выпустят анонсы с извещением, что приходящая на сеансы публика в награду за посещение будет получать призы» (СЖ. 1910. № 166).

А любителей цветов радовали сообщения такого рода: «В оранжерее университетского ботанического сада 2 июня зацвела редкая бразильская орхидея. Все желающие могут полюбоваться этим редким цветком ежедневно с 10 до 12 утра и с 2 до 5 вечера» (СЖ. 1911. № 123).

В шаге от трагедии

Иногда журналисты просто диву давались, узнавая истории, которые по чистой случайности не закончились бедой. К примеру, один из горожан решил заняться «оригинальной дрессировкой», о чем соседи узнали, услышав выстрелы:

«Оказалось, что один из обитателей дома занимался обучением молодой легавой собаки, стреляя в голубей. Дело, правда, для охотника необходимое, но едва ли оно допустимо в городе, не говоря уже о тревоге, вызываемой стрельбою среди обывателей. И маленькая пулька может наделась беды, попав не по назначению, с более грустными последствиями, чем гибель нескольких голубей» (СЖ. 1910. № 126).


На фотографиях дореволюционного Томска видно, какие высокие заборы отделяли дома друг от друга. Но даже в такой обстановке шальные пули вполне могли попасть в случайных прохожих.

Опасность подстерегала и маленьких воришек, «забирающихся в сады через ограды, рвущих цветы и овощи, портящих растения и гряды».

Как писала газета, «не говоря о безнравственности таких действий, необходимо обратить внимание на опасность подобного поведения для самих виновников. Помимо того, что пойманные воры могут быть привлечены к уголовной ответственности, пятнающей человека на всю жизнь, опасность может угрожать их жизни и здоровью. Дело в том, что в борьбе с насекомыми некоторые садоводы опрыскивают растения сильнодействующими ядами (швейнфуртской зеленью, барием и пр.)… Понятно, что такие бесцветные и безвкусные растворы могут отравить и непрошеных череззаборных любителей чужой собственности. Особенную опасность в этом отношении представляют сады с кустами крыжовника, смородины и других плодовых пород» (СЖ. 1910. № 151).

Неожиданным скандалом закончилось и обычное выступление дачных музыкантов. Газета так описывала этот случай: «К даче № 31, занимаемой служащим сибирского общественного банка Шуваевым, подошли музыканты – арфистка и мальчик-скрипач. Когда они исполняли свои незатейливые мотивы, с веранды, на которой находился Шуваев с гостями (кстати сказать – духовными лицами), кто-то бросил в мальчика пивной бутылкой. Бутылка угодила в скрипку, и последняя оказалась разбитой». Свидетели этого происшествия вступились за музыканта, а гости Шуваева начали «бурно пререкаться», «на скандал сбежалось много дачной публики». В конце концов, писала газета, «скандалисты уплатили мальчику 10 р.» (СЖ. 1911. № 124).

Суровые томичи

Дореволюционные томички самостоятельно разбирались с серьезными проблемами, такими как задержание преступников. «Сибирская жизнь» писала:

«Мещанка Хая Шмундровская доставила в полицейский участок задержанную ею крестьянку Марию Попову, которая обманным образом сдавала разным лицам дома под дачи в деревне Федосеевка и брала задаток» (СЖ. 1910. № 126).

Другая горожанка попыталась снизить цену на лес, который доставили ей мужики, в результате чего натурально с ними подралась: «...схватив палку, хотела ударить одного из крестьян. Тот вырвал из ее руки палку, с досады обругал ее. В этот момент хозяйка и вцепилась в мужицкую бороду, вырвав оттуда добрый клок волос, после чего сама же послала за полицейским. Крестьянин собрал во дворе не затоптанные в грязи волосы, после чего полицейский с хозяйкой и крестьянин с пучком своих волос отправились в участок» (СЖ. 1910. № 127). Ох зря не согласились они на скидку…

Впрочем, отдельные томские мужчины тоже вполне успешно противостояли преступности:

«В четверг, 23-го числа, в 4 часа утра на кассира купальни общества физического развития Губина совершено нападение с целью грабежа при следующих обстоятельствах. Только что Губин вышел из своей квартиры на Белозерской улице, д. 1, и прошел за угол, как неизвестный субъект ударил его камнем по голове, а потом, подскочив начал душить за горло. Однако не растерявшийся Губин благодаря своей силе начал обороняться и кричать о помощи. Злоумышленник, видя, что дело плохо, бросил жертву и скрылся» (СЖ. 1911. № 142).


Даже кассиры в обществе физического развития Томска были столь могучи, что после удара камнем по голове были способны сопротивляться преступнику

Проявляли свои лучшие умения томичи и в качестве спасателей. Как-то раз на реке возле села Заварзино молодая девушка начала тонуть: «...она только накануне научилась плавать и, выплыв из купальни, переплыла пруд поперек, а затем, не отдыхая, пустилась обратно. Силы изменили ей, и на средине пруда она стала тонуть… К счастью, ее заметили только что пришедшие гимназист К. и один студент. Оба в одежде бросились в воду, и гимназист, нырнув, вытащил лишившуюся уже сознания барышню… До какой степени решительно бросился в воду молодой человек, доказывает то, что он нырял, не только не успев сбросить даже верхнюю одежду, но… с папиросой в зубах» (СЖ. 1911. № 158).

Короткие новости

Из небольших сообщений складывалась пестрая картина городской жизни, полной разнообразных курьезов.

В рекламном мире тоже были свои «летние новости»

К примеру, в отделе рекламных объявлений сообщалось о приезде гадалки, «одаренной природой бородой и усами»: по-видимому, это должно было повысить доверие граждан к качеству предсказаний.

Хозяева заведений в Томске летом предоставляли разные «льготные дни» для своих служащих, за что получали благодарность через газету: «Служащие мучной лавки торгового дома В.А. Горохова просят выразить благодарность хозяину за предоставление одного льготного дня в неделю в течение лета» (СЖ. 1909. № 126).

В театре «Буфф» драматическая группа поставила «злободневный фарс» под названием «Ночь любви и приключений в городе Томске»: невероятный случай в 4-х частях города Томска», сочинение С.К. Ленни (СЖ. 1909. № 129).

Спортивно-гимнастический кружок при Обществе содействия физическому развитию решил «начать футбол, мяч для которого за неимением в Томске пришлось выписать из Киева» (СЖ. 1909. № 33). Почему же так сложно-то с футболом у нас в Томске было? И вот опять...

Дореволюционные томичи точно так же, как и современные, стремились к цивилизованной жизни. К примеру, наследники купца П.В. Михайлова «вошли в томское городское общественное управление с ходатайством разрешить им сооружение асфальтовой мостовой против собственного дома № 8 по Миллионной улице» (СЖ. 1911. № 138).


Центральная улица Томска, Миллионная, действительно нуждалась в асфальтировании, судя по дореволюционным фотографиям

А еще из дореволюционных газет можно узнать о том, что медведи и в начале XX века бродили вокруг Томска.

Как писала газета, «недавно вблизи заимки «Владимировка» на томской ветке Сибирской железной дороги в тайге появились два больших медведя и два медвежонка, которые наводят страх на пасечников, проживающих в означенной местности. На днях эти медведи осадили вблизи одной из заимок стадо баранов, ходивших по лесу, и зарезали из них 10 штук. Из всего стада баранов вернулся только один, да и тот тяжело израненный» (СЖ. 1911. № 130).

Впрочем, мир вокруг уже серьезно менялся: организовывался первый автопробег Барнаул — Томск, в Омске взлетал первый аэроплан, испытывались новые огнетушители. Но лето и тогда, и сейчас было и есть временем отдыха и чистой радости.

Хорошего всем лета!

Следите за нашим Telegram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×