Архив
21февраля
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2024
20242023202220212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти

Вместо ремонта — расселение

В Томске несколько ценных деревянных домов власти признали аварийными. Жильцы узнали об этом случайно и против такого решения. Сами дома на аварийные совсем не похожи

Вместо ремонта — расселение
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Несколько многоквартирных деревянных домов в Томске признали аварийными. Они входят в список ценных градоформирующих объектов города (список-701), то есть представляют историческую ценность. Проживающие в этих домах томичи были неприятно удивлены, когда узнали о новом статусе. Жильцы настаивают — дома в хорошем состоянии, простоят еще не один десяток лет. Они не понимают, почему власти решили признать их аварийными и никому об этом не сообщили.

Журналисты vtomske.ru поговорили с томичами, которые проживают в «новоаварийных» домах.

«У нас дом хороший»

Первыми забили тревогу жители двухэтажного многоквартирника на улице Войкова, 15а. Деревянный дом построен в начале XX века, имеет 12 квартир. Он входит в список ценных градоформирующих объектов Томска.

— В 2024 году в нашем доме должны были полностью менять систему водоснабжения, а на 2029—2030 год стоит капремонт. У нас дом хороший, фундамент хороший, крепкий. Никакой комиссии у нас не было, они же должны подвал пройти, крышу посмотреть, по квартирам пройти. У нас в квартирах — ремонт: трубы, потолки сделаны, полы поменяны, — рассказывает томичка Мария Эмирусеинова, проживающая на Войкова, 15а.

О том, что дом решили признать аварийным, томичка узнала случайно — от соседей с Войкова, 22. Это здание тоже входит в список ценных градоформирующих объектов; в сентябре прошлого года там произошел пожар. Сначала дом хотели признать аварийным, но жильцы настояли на проведении новой экспертизы. После нее специалисты не нашли оснований для признания дома аварийным; в итоге там должны провести ремонт.

— Мы начали суетиться, в итоге выяснили, что 14 декабря была комиссия, а 20-го уже вышло постановление. За шесть дней они все сделали. В этом постановлении домов 20. Мы с соседкой объездили эти здания: действительно, есть дома в очень плохом состоянии. Но у нас-то дом хороший. Никто с нами не связывался на этот счет. У нас было собрание жильцов, один из соседей рассказал, что летом приходила какая-то женщина — фотографировала крышу, фундамент, зашла к одному из жильцов в квартиру. Она заявила, что планируется капремонт, поэтому надо знать ситуацию в доме. На фоне этой квартиры она, получается, дала заключение, что дом непригоден к жилью. У нас все против такого решения, — решительно заявляет томичка.

По ее словам, до Нового года жильцы успели отправить письма с жалобами в прокуратуру, администрацию Томска и думу города. Пока ждут ответы.

— Сами понимаете, какое они жилье дают. Я понимаю, если бы давали равноценное. Я живу в центре города. Да, квартира у меня небольшая, 22 квадратных метра. Но я хочу жить в центре, не хочу в Спутнике или еще где-то. Я тут всю жизнь прожила, — говорит Мария Эмирусеинова.

«Почему они решили, что дом аварийный?»

Еще два дома, которые власти решили признать аварийными, находятся на улицах Белинского, 17, и Герцена, 9, около Городского сада. Здания двухэтажные деревянные, были построены в конце XIX и входят в список ценных градоформирующих объектов Томска. В середине 2000-х в обоих домах проходил ремонт по программе, инициированной Виктором Крессом.

Визуально дома выглядят хорошо: нет перекосов, отваливающихся окон или чего-то подобного. Проходя мимо, и не подумаешь, что дома непригодны для проживания. Есть в Томске здания похуже.

Томичка Валерия Семибратова живет в доме на Герцена, 9, с рождения. Сейчас ей 27 лет. По словам девушки, она успела пожить в разных домах в Томске — кирпичных, панельных, но лучше Герцена, 9, еще не встречала.

— Я в этом доме живу с рождения, мама тоже с детства тут проживает. Зимой тут тепло, запахов, сырости нет. Все жильцы против — у всех хорошие ремонты, площади. В нашем подъезде только штукатурка отвалилась, но там ремонт делали, когда я во 2-м классе училась. В целом ремонт в домах (Герцена, 9, Белинского, 17) был в 2005—2006 годах — крышу делали, частично фасад заменили, где-то полы поменяли, электропроводку новую поставили. Визуально видно, что дома хорошие, их не покосило, ничего такого, — отмечает Валерия.

По ее словам, в доме на Герцена, 9, не меняли только водоснабжение и канализацию. Эти работы были запланированы на 2023—2025 годы.

— На основании чего дома признали аварийными, мы не понимаем. Никто из нас не был в курсе, — поясняет томичка.

Валерия и ее мама приглашают нас посмотреть квартиру: убедиться, что с домом все хорошо.

— Вот, посмотрите — потолок «не зашитый», видно, что его не ведет. Трубы прежние остались, — показывают томички.

По словам Валерии, никто из администрации (районной или городской) не связывался с жильцами.

— Нам отказываются предоставлять какие-либо документы. Я разговаривала с человеком из мэрии. Он сказал, что на его памяти это первый раз такое: когда за четыре дня принимают решение (14 декабря была межведомственная комиссия, а 20-го числа вышло постановление о признании домов аварийными — прим. автора).

Девушка показала фотографию постановления. Документом от 20 декабря за подписью мэра Дмитрия Махини аварийными в Томске признаны 22 дома. Из них 15 будут сносить, а семь подлежат реконструкции. В этом перечне есть Герцена, 9, и Белинского, 17. При этом Белинского, 17а, который находится рядом и строился одновременно с двумя другими домами, в списке аварийных нет. Но в постановлении также есть дом на Красноармейской, 79 — он тоже входит в список ценных градоформирующих объектов Томска.

— Мы обратились в мэрию, прокуратуру. Пока ждем ответы. А заказчиком признания домов аварийными была Кировская администрация. Сначала сотрудники (мэрии и районной администрации) скидывали все друг на друга. Потом женщина из городской администрации психанула и сказала обращаться в районную. Там сначала все отрицали, а потом заявили, что в нашем доме постоянно какие-то проблемы есть, водоснабжение перемерзает. Но это не основание для признания дома аварийным. С конструкциями дома у нас проблем нет, крыша новая, — подчеркивает Валерия.

Она отмечает, что никто из жильцов этого дома и соседнего не видел специалистов, которые могли бы провести обследование.

В доме на Герцена, 9, каждая квартира имеет отдельный выход. На крыльцо, выходящее во внутренний двор, выходит женщина; на ее руках резиновые перчатки — убирается по дому. Я прошу немного времени на разговор, она соглашается и зовет внутрь, так как на улице холодно.

— Никакого обследования, экспертиз не было, — рассказывает Ольга Дмитриевна. — Живем тут давно. Конечно, есть проблемы, как и во всех домах. Главная проблема — с канализацией, где-то течет, где-то забивается, приходится чистить. Раньше были проблемы с холодной водой — перемерзали трубы, но потом какой-то обогреватель поставили, сейчас с этим нет таких проблем. Была проблема с трубой отопления, в прошлом году только заменили их, — рассказывает Ольга Дмитриевна.

К разговору присоединяется ее супруг.

— Нам никто ничего не сказал, никто ничего не проверял. Почему они решили, что дом аварийный? Мы (жильцы домов на Герцена, 9, и Белинского, 17) решили написать письма мэру, в прокуратуру, — говорит пенсионер Владимир.

В целом по ситуации у томичей позиция неоднозначная — они не против признания дома аварийным и расселения, но только если дадут хорошее жилье, «а не трущобы какие-нибудь».

— Новые квартиры, без разницы, какой район. А если такую же «деревяшку» — нам не надо, мы в своей будем дальше доживать, — поясняет Ольга Дмитриевна.

Ее супруг добавляет, что в округе есть жилые дома, состояние которых гораздо хуже, но их почему-то не признают аварийными.

Заходим в дом на Белинского, 17 (его второй адрес — Герцена, 11). Внутри все деревянное, без штукатурки и пахнет деревом, в целом чисто. На выходе встречаем мужчину, представляется Сергеем Дмитриевичем, говорит, что живет тут больше 50 лет.

— Нас отселяли в этот дом временно, до сих пор тут живем. Хорошо заняли тут место. Нам на фига переезжать? Были проблемы в доме, что перемерзали трубы, но сейчас все нормально. Я не согласен [уезжать]. И никто не хочет, мы оставили свои подписи, что против, — сказал мужчина и ушел к себе домой.

В каких случаях дом считается аварийным?

Минстрой РФ выделяет пять категорий оценки состояния зданий:

  • исправное состояние — нет дефектов и повреждений, которые могли бы снизить несущую способность конструкций и пригодность для эксплуатации;

  • работоспособное состояние — есть нарушения и дефекты, например по трещиностойкости строительного бетона. Но они не мешают эксплуатации и не создают чрезмерную нагрузку на несущие конструкции. В таком доме возможно жить;

  • ограниченно работоспособное состояние — дефекты и повреждения в таких домах уже привели к износу несущих конструкций, но нет риска их внезапного обрушения. А при должном контроле состояния здания и своевременном ремонте его можно эксплуатировать и дальше;

  • недопустимое состояние — износ несущих конструкций создает опасность для проживания людей в таком доме. Ему требуются страховочные мероприятия и усиление конструкций;

  • аварийное состояние — несущие конструкции повреждены и деформированы настолько, что могут обрушиться в любой момент.

Проще говоря, аварийный дом может в любой момент рухнуть — не так важно, по какой именно причине.

Аварийными дома признаются на основании решения межведомственной комиссии. Перед этим члены комиссии проводят оценку эксплуатационных показателей здания и степени повреждения конструкций. Изучают здание снаружи, проектную документацию на него, документы об эксплуатации (перепланировки, ремонты) и отчеты ранее проведенных оценок. Итоги новой оценочной работы оформляют в заключении — в нем пишут, на сколько процентов изношено здание.

По части 4 статьи 15 Жилищного кодекса все квартиры в аварийном доме считаются непригодными для жизни. Поэтому жильцов расселяют, а дом сносят либо ставят на реконструкцию.

Дома на Войкова, 15, Герцена, 9, Белинского, 17, а еще Красноармейской, 79, снести нельзя, поскольку они представляют ценность с точки зрения архитектуры (и защищены по документам).

Что с ремонтом?

Все три дома — Войкова, 15, Герцена, 9, Белинского, 17 — включены в региональную программу капитального ремонта на 2023—2025 годы, следует из данных фонда капремонта. То есть их планировалось ремонтировать.

Ремонт по региональной программе делается за счет общего «котла», куда жители многоквартирных домов ежемесячно перечисляют деньги. Очевидно, что с дома на 6-12 квартир собираемость денег меньше, чем с пяти- или девятиэтажного многоквартирника. А стоимость ремонта — дороже, ведь нужно заниматься деревянными зданиями, которые к тому же имеют резной декор.

В 2023 году уже был скандал, связанный с ремонтом ценных домов. В администрации города рассказывали, что капитальный ремонт испортил внешний вид как минимум восьми объектов. Они не являются памятниками архитектуры, но представляют историко-архитектурную ценность. В мэрии тогда отмечали, что фонд проигнорировал предложения по капремонту для сохранения исторического вида домов, в том числе сделав кровлю из профлиста и упростив оформление карнизов.

Что это может быть? Попытка скинуть ненужный балласт? Или дома действительно представляют угрозу для жизни? Визуально этому подтверждения нет.

Редакция vtomske.ru подготовила запросы в администрацию Томска и Региональный фонд капитального ремонта.

Следите за нашим Telegram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×