Архив
2декабря
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 9604Томск, Политика, Гордума

«Города вынуждены буквально с протянутой рукой просить денег»

Разговор с депутатами городской думы Ксенией Фадеевой и Андреем Фатеевым

«Города вынуждены буквально с протянутой рукой просить денег»
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Чуть больше месяца прошло с момента начала работы нового созыва думы Томска. Городской парламент в ходе последних выборов собрался яркий: в новый состав вошли представители семи партий, а также несколько самовыдвиженцев. Главная сейчас задача перед депутатами — принятие бюджета города на 2021 год. Уже в бюджете на 2020-й появилась «миллиардная дыра», которая в следующем году может стать еще больше.

О деньгах, проблемах обычных людей и атмосфере в новой думе мы поговорили с депутатами Ксенией Фадеевой и Андреем Фатеевым. Они знакомы не только избирателям своих округов, но и многим другим томичам по деятельности местного штаба Навального.

***

— Как изменилась ваша жизнь с началом работы в городской думе? Каковы будни депутата?

Фадеева: Изменилась. Теперь в нашей работе превалирует городская повестка. Если раньше мы, работая в штабе Навального, занимались больше областными проблемами, выезжали в районы, снимали расследования, ролики, то сейчас немного не успеваем этого делать, занимаемся делами своих округов. Либо общими вопросами, как, например, бюджет города. Сейчас как раз такое время, когда нужно принять бюджет на следующий период.

— От людей какие вопросы поступают вам?

Фадеева: В основном это коммунальные проблемы. Незакопанные ямы, наклоненные деревья, проблема с подачей горячей воды, отопления, скорость движения машин у детского садика, школ. Примерно так. Мы же еще новички на своих округах, до нас были другие депутаты. Сейчас вникаем в жизнь округов, знакомимся с разными муниципальными учреждениями.

— Андрей, а у тебя?

Фатеев: Примерно то же самое. Обращались с проблемой, что жители одного многоквартирного дома перегородили сквозной проезд. Жителям соседних домов теперь сложно проехать, машинам скорой помощи, пожарным тоже нужно объезжать. Люди говорят: «Это наш земельный участок». И при сдаче дома этот участок, правда, был странно выделен. Эта проблема давно тянется. В другом доме тоже перегородили проезд, потому что крыша требует капремонта: кирпичи вываливаются. Машины начали ездить по другому пути, и получилось так, что очень близко к дверям подъездов, то есть люди выходят буквально под машины. Два года это все тянется.

— Как ты пытаешься эти вопросы решить?

Фатеев: В целом администрация района и города эти проблемы знает, но они в вялотекущем формате решаются. Так же — с обрезкой деревьев. Задавали в администрацию вопрос — какая очередь идет на подрезку аварийных деревьев. Заммэра ответил, что сейчас идет хвост очереди — 2022 год. Аварийные деревья. Примерно с такой оперативностью все.

Я подключаюсь, выясняю — где чем могу помочь поспособствовать, ускорить.

— Какая сейчас сложилась атмосфера в думе?

Фадеева: Непривычная для думы (смеется).

— Налажена коллективная работа или есть напряженность?

Фадеева: Мне кажется, напряженность есть, она, наверное, всегда будет. Это нормально, если не мешает работе думы в целом как органа. Понятно, что у нас сложились хорошие отношения с депутатами-самовыдвиженцами, из фракции «Яблока», по большинству вопросов у нас совпадают мнения.

По каким-то вопросам мы можем нормально взаимодействовать и с коммунистами, да и с единороссами, членами партии «Новые люди». Мы же не обсуждаем какие-то глобальные политические вопросы.

Не могу сказать, что у нас со всеми дружеские теплые отношения, да они и не будут такими, наверное. Дума — это не междусобойчик, куда люди приходят пообщаться между собой. У всех — разные взгляды.

Фатеев: Это не клуб друзей по интересам.

Фадеева: Должен быть диалог, должна быть дискуссия. Сейчас это постоянно. Мне кажется, это непривычно для томской думы, что заседания могут тянуться по 5-6 часов, потому что каждый вопрос обсуждается, на каждый вопрос у депутатов есть свои мнения, комментарии, завязываются дискуссии. По мне — лучше так, чем когда никто ни во что не вникает, все молча поднимают руки и вопросы быстро проходят без обсуждений.

— На первом заседании возникло большое обсуждение, когда выбирали спикера. Возник вопрос по депутату Владимиру Самокишу, который по состоянию здоровья не мог участвовать в собрании очно и присутствовал по видео-конференц-связи. К нему отправили счетную комиссию для защиты голоса, но в регламенте работы думы этого не было. Вы, насколько помню, были против этого.

Фатеев: Мы были за то, чтобы соблюдался регламент. Там четко прописана процедура избрания председателя, процедура голосования, тайного голосования и так далее. И такое сиюминутное нормотворчество, что раз нам сейчас так удобно сделать, давайте сделаем — это неправильный подход. Раз сложилась такая ситуация, то нужно проработать этот вопрос и изменить регламент. Дума как нормотворческий орган не должна работать по таким принципам, иначе будет хаос.

— Тогда от нескольких депутатов прозвучала мысль, что если бы на месте Самокиша оказался кто-то из самовыдвиженцев, то у вас и других депутатов, которые тоже выступали против отправки к нему людей, была бы другая позиция.

Фадеева: Нет, это неправда.

Фатеев: Никому не желаю оказаться в такой ситуации, но если бы я, например, попал в нее, то не предлагал бы такого (чтобы ко мне приехали — прим. автора). Условно — я знаю, что у меня положительный диагноз по коронавирусу, но я все равно очень хочу отдать голос за Ксению, приедьте ко мне. Нет, я бы не стал так делать.

Фадеева: Мы понимаем, что Самокиш тоже выбран избирателями, у него есть право голоса, этого никто не оспаривал. Но еще раз — есть регламент, и нам не нравится, что он нарушается под сиюминутные задачи конкретной фракции, партии.

Понятно, что тут был принципиальный вопрос по выбору спикера, чтобы победил единоросс. Хотя по результатам голосования, если бы Самокиш не участвовал, на решение бы это не повлияло (Чингис Акатаев в ходе тайного голосования набрал 20 голосов. После него по числу голосов — 15 — шла Ксения Фадеева — прим. автора).

Мы были конкретно против нарушения регламента. Такая же история случилась при выборе руководителей комитетов.

Фатеев: Там два человека участвовали в собрании по ВКС. Процедура такая же — тайное голосование, но в этот раз почему-то не с урнами к ним поехали, а решили голосовать карточками. Хотя выборы на должность — это тайное голосование по регламенту. Оно возможно двумя способами — бюллетени в урну или электронное голосование, когда в зале депутаты нажимают кнопку. Однако с урной к ним никто не поехал, решили, что они проголосуют карточками. Снова нарушение регламента, решили в этот раз, что будет так удобно. Такой подход, я считаю, неправильный для работы представительного органа.

— Как-то разбирали этот вопрос потом? Между собой, с привлечением прокуратуры?

Фатеев: Да, обращались в прокуратуру, от нее приходил ответ, что да, этого в регламенте нет. Но так как на результат не повлияло, то и ладно. Очень странная позиция прокурора.

— В целом прошло уже несколько общих собраний, заседаний комитетов — какая работа сложилась в думе? Как партийные коллеги относятся к вашим высказываниям, мнениям, прислушиваются ли?

Фатеев: Мне кажется, нет нужной коммуникации по рабочим моментам. Единороссы не очень делятся информацией. Прошло несколько заседаний комитетов, зачастую тебе в последний момент приносят документы по дополнительному вопросу. Хотя все есть в группе в WhatsApp. Можно написать там, предупредить.

Я ожидал, что будет больше неформального взаимодействия по рабочим моментам. Надеюсь, что еще оставшиеся предвыборные страсти улягутся и этот процесс наладится.

— Есть схожесть во взглядах? Когда, например, был комитет по городскому хозяйству, поднимался вопрос о выделении средств на покупку техники на уборки улиц и мусора. И ты, Андрей, и Максим Резников (фракция «Единая Россия») оба критично к этому отнеслись.

Фатеев: Он на самом деле и раньше выступал против.

Фадеева: Есть вещи, по которым мы совпадаем.

Фатеев: На комитете по бюджету я поднял вопрос, что траты на СМИ у города большие. Особенно в рамках дефицитного бюджета, когда все приходится урезать. Год назад на публичных слушаниях я говорил то же самое. Ответ был — ваше предложение нецелесообразно. Прошел год, дума изменилась, и некоторые депутаты, которые были и в прошлом составе, уже сказали, что все-таки стоит пересмотреть и сократить эту статью.

Сейчас как раз на согласительной комиссии рабочая группа работает над этим вопросом. Мы сделали предложение сократить в два раза расходы на СМИ — до 10 миллионов рублей.

Фадеева: Компромиссный вариант. Изначально мы выступали за максимальное сокращение, чтобы оставить средства на опубликование официальных документов и, может, пару миллионов на какое-то информирование деятельности, плюс, условно, на пропаганду здорового образа жизни, инфографику, как с коронавирусом бороться. Понятно, что с таким вариантом никто бы не согласился.

— Получается, департамент финансов мэрии должен скорректировать эту статью расходов в проекте бюджета?

Фатеев: Корректировать ее может дума. Окончательно бюджет утверждает дума. Это будет обсуждаться, пройдет голосование, посмотрим.

От автора. После записи интервью появилась информация, что мэрия в лице отдельных руководителей не согласилась на такое сильное сокращение по СМИ. В итоге согласительная комиссия остановилась на цифре 18,5 миллиона рублей. То есть сокращение — порядка 1,5 миллиона.

— Что у нас в целом сейчас с бюджетом?

Фатеев: Много выпадающих доходов в этом году. Поступления по НДФЛ пока меньше, чем ожидалось, но примерно уровень прошлого года. По УСН (упрощенная система налогообложения для малого бизнеса — прим. автора) — ситуация хуже, так как большое количество малого бизнеса полгода не работало. Самое большое недополучение — по имущественным налогам. Это связано с вычетом налога на имущество и перерасчетом с инвентаризационной стоимости на кадастровую. По этой статье 530 миллионов в этом году недополучили.

— Приличная сумма.

Фатеев: Огромная. Что-то оптимизировалось, но по большей части эта дыра закроется кредитами. По следующему году тоже очень сложно строить прогноз: неизвестно, как ситуация продолжится, какая экономическая ситуация будет.

— Что тогда целесообразно еще сократить из расходов?

Фатеев: Я активно продвигаю вопрос об автопарке администрации. Пока меня не очень поддерживает администрация и дума. При мэрии есть муниципальное бюджетное учреждение «Административно-хозяйственное управление». Оно занимается транспортным обслуживанием администрации. У них на балансе порядке 90 машин, много водителей в штате. Автомобили нужно содержать, ремонтировать, заправлять. Это стоит денег. Мое предложение — перейти на аутсорсинг. Услуги такси. Есть опыт других городов. В 2018 году Астана полностью отказалась от служебных автомобилей и сильно снизила бюджетные расходы.

Почему бы Томску не сделать так же? Не содержать автопарк и обновлять его, а перейти на услуги такси. Это вполне рабочий вариант. Да, потребует определенных усилий, оптимизации, модернизации со стороны администрации, но когда этим заняться, как не сейчас? Население, думаю, тоже поддержит.

— Сколько может быть сэкономлено средств?

Фатеев: Субсидии предприятию — порядка 125 миллионов. У них есть и другие обязанности, у меня нет сейчас разбивки — сколько именно на автопарк идет, но в любом случае это десятки миллионов.

— Еще что-то возможно?

Фадеева: За себя могу сказать. Когда я смотрю как депутат на бюджет города, какой он дефицитный, что мы можем сократить, урезать, мне не дает покоя одна мысль: как человек, будучи муниципальным депутатом где-то в России, может не придерживаться оппозиционных взглядов на всю систему в целом? Настолько чудовищно несправедливое распределение бюджета. Когда у муниципалитетов остаются жалкие копейки.

— Распределение бюджета в целом по стране?

Фадеева: Да. На моем округе (№ 4 — прим. автора) есть детский садик, у которого течет крыша. Дети ходят в садик, рядом — ведра стоят, когда дождь идет. Позорище. Вопрос — пять миллионов рублей. На ремонт крыши. Вот мы сидим и думаем: где взять эти пять миллионов, что сократить? В 2018 году было решение суда — выполнить ремонт. Это не вопрос какой-то роскоши. Это вопрос безопасности.

Зимой в садике снег не чистят, они огораживают периметр, чтобы снег сходил сам. Потому что если человек наступит на крышу…

— …она провалится.

Фадеева: Да, она провалится. Заведующая говорила, что боится в новую зиму уходить, как бы крыша не провалилась.

Когда ты сталкиваешься с такими вещами, ты понимаешь — насколько все чудовищно несправедливо и неправильно. Когда ты видишь расходы на федеральном уровне… на СМИ, на армию, спецслужбы — просто несоразмерные вещи. Здесь, на местах, не хватает копеек на безопасность людей.

— Городская дума может как-то на это повлиять? Поднять этот вопрос.

Фатеев: На самом деле эти инициативы от администрации идут. Осторожные, не очень радикальные. Что глава департамента финансов, что мэр Иван Кляйн выходят с такими инициативами. Например, по УСН (закрепить в Бюджетном кодексе РФ норматив отчислений от упрощенной системы налогообложения в бюджеты городов в размере не менее 50 % — прим. автора). Замечательная инициатива. Думаю, все депутаты поддержат.

Инициатива, что дотация Томску из регионального бюджета за статус областного центра должна быть больше. Раньше была около 100 миллионов. Сейчас примерно в два раза ниже.

Фадеева: Это очень мало.

Фатеев: Учитывая, что у нас половина населения области живет в Томске.

Фадеева: Проблема в том, что вся система в России устроена так, чтобы как можно меньше полномочий оставалось на местах, в муниципалитетах. Хотя именно городская власть — тот уровень, который наиболее близко с людьми взаимодействует и понимает, что им нужно. Но система сейчас такая, что у городов — минимум полномочий и денег. Города вынуждены буквально с протянутой рукой стоять перед областью, а область — перед Федерацией.

Областная власть уже выступала в Совете Федерации относительно несправедливости распределения бюджета. У законодательной власти есть право законодательной инициативы, они могут в Госдуму внести (соответствующее предложение), но не вносят. Потому что, насколько я понимаю, нельзя выйти за определенные пределы с точки зрения политики.

— Областной бюджет, по идее, тоже в этом заинтересован, потому что регион направляет большую часть дохода в госказну.

Фадеева: Конечно.

— На что еще может повлиять городская дума, чтобы улучшить жизнь людей на местах?

Фадеева: Городская дума — не законодательный орган, поэтому в первую очередь ее задача — максимально плотно общаться с людьми на округах и понимать, какие запросы у них есть.

— Выступать мостом между обычными людьми и властью выше?

Фадеева: По большому счету — да.

Фатеев: Когда у людей проблемы не решаются годами, многие просто опускают руки. Не у всех хватает терпения и времени писать кучу бумажек, делать запросы. По-хорошему — человек должен прийти к депутату своего округа и сказать о проблеме, и уже депутат займется этим.

— Эта система вообще выстроена? Что люди идут к депутату за решением своей проблемы. Или нет такого понимания?

Фатеев: Многие не понимают, многие не верят в это. До многих депутатов не так просто дозвониться. Но есть депутаты, которые активно этим занимаются.

Фадеева: Люди и не обязаны во всем разбираться. У человека может быть яма не закопана во дворе, дерево наклонено, площадку детскую нужно поставить. Может не быть времени сидеть разбираться — в какой департамент писать по каждому случаю. Гораздо проще, когда на округе есть активный депутат, к которому можно обратиться, и он напишет запросы.

— При этом работа депутата выполняется, можно сказать, на добровольных началах. Зарплату вы не получаете.

Фадеева: Да, допускаются четыре оплачиваемые ставки в гордуме, в том числе должность председателя. Также у депутатов могут быть помощники, их работа оплачивается. Зарплата помощника — 26 тысяч рублей.

— Логичный вопрос: а зачем вам это нужно?

Фадеева: Мы и так занимались общественной деятельностью. Это возможность глубже погрузиться в политику, лучше понимать, как все работает. Я, наверное, стала еще более оппозиционно настроена, если это возможно (смеется), спустя месяц с небольшим в статусе работы депутатом.

Когда ты смотришь на это все со стороны, читаешь про какие-то проблемы в новостях, у тебя — один круг общения, складывается одно видение ситуации. Когда ты больше общаешься с обычными людьми, которые рассказывают тебе о своих проблемах, ты понимаешь, насколько все плохо. Насколько элементарные вещи не решаются. И ты еще больше в это вникаешь, что-то пытаешься сделать на своем уровне.

— То есть это желание что-то изменить?

Фадеева: Желание изменить — да, помочь конкретным людям.

Фатеев: Небольшие, но есть возможности у муниципального депутата — поспособствовать решению проблемы, попробовать изыскать в бюджете средства на это. Из-за этого тоже стоило идти в депутаты.

Фадеева: В целом хотелось показать, что оппозиция может побеждать на выборах, если ее допускать. У нас не было проблем в ходе избирательной кампании, палки в колеса нам никто не ставил. Когда все идет по закону, все нормально, то оппозиция может выигрывать и потом эффективно работать.

Несмотря на то что у нас сейчас в думе постоянно идут какие-то дискуссии и переругивания, все равно парламент не превратился в какой-то цирк. Чем нас пугают? Что есть стабильность, одна партия, она все быстро и эффективно делает. На самом деле это не так. Чем больше разных сил представлено, тем, мне кажется, более эффективно работает власть.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×