Архив
15мая
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2021
20212020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти

Мария Бокова: «Мы все видим, как стремительно исчезает наше историческое наследие»

Об исторических границах Томска и исчезающих домах

Мария Бокова: «Мы все видим, как стремительно исчезает наше историческое наследие»
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Злосчастная история с границами исторического поселения Томска тянется уже пять лет. Большое количество времени отняла судебная тяжба между проектировщиком и мэрией, а после — бесконечные доработки и обсуждения проекта. Однако в 2021 году в этой истории должна быть поставлена точка. О том, какой она может быть, мы поговорили с председателем совета Томского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Марией Боковой.

***

— Проект границ исторического поселения не могут принять уже много лет. Кто-то может сказать, что живем нормально, хуже не становится. Зачем Томску этот документ?

— Если помните, в 2010 году Томску был присвоен статус исторического поселения федерального значения. Это, я бы сказала, оценка государства исторической ценности города, уважение к нему. На тот момент еще порядка 40 городов получили такой же статус, сегодня их больше. Но на сегодняшний день и десятка городов не наберется, у кого готовы документы, которые этот статус подтверждают, обеспечивают государственную поддержку и защиту исторического наследия. К сожалению, в Томске, как и во многих других городах, этот процесс затянулся.

Мы все наблюдаем, как стремительно в Томске, особенно в последние годы, исчезает наше историческое наследие. Это, конечно, беспокоит. Происходят негативные процессы нового строительства под разными предлогами, в том числе которые якобы направлены на благое дело, например благоустройство, но уничтожается историческая ценная среда, теряется целостность исторической застройки в старых районах. Здесь можно вспомнить о Татарской слободе. Когда-то этот район претендовал на включение в список объектов ЮНЕСКО. Почему этого не произошло? С одной стороны, власти не очень этого хотели, потому что это бы означало строгий контроль. А во-вторых — уже тогда комиссию ЮНЕСКО смутило вкрапление новых кирпичных домов в Татарской слободе. Они выпадают из общей структуры, нарушена историческая ткань района. Это было одной из причин отказа.

— Вы сказали, что наблюдается планомерное разрушение исторического наследия. Можете привести примеры?

— Возьмем хотя бы дом на Шишкова, 11. Он был включен в «список-701» (перечень ценных архитектурных объектов, подлежащих сохранению — прим. автора). Его снос был незаконным. Кроме того, территория, где он находился, относится к ЗРФ (зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности федерального значения). Это не спасло объект. Сейчас площадка там чистая. Налицо — зачистка территории.

Также в 2020 году на улице Шишкова, 9, начали разрушать оставшиеся фрагменты завьяловских бань. Сами объекты разрушены давно, но оставшиеся стены какое-то время стояли, в прошлом году их начали намеренно разбивать. Видно, что там происходит человеческое воздействие.

Еще один показательный пример — дом на Ленина, 143. Это был объект культурного наследия регионального значения. Собственника нашли, но ничем это дело не закончилось, уголовное дело прекратили (следователи говорили, что причастных к сносу памятника они не нашли — прим. автора). Незаметным прошел снос двухэтажного деревянного здания по проспекту Ленина, 145, включенного в «список-701», хорошо известного горожанам как «Садовый центр». Сегодня эти площадки объединены. Там хотят построить торговый центр (выданное ранее разрешение на стройку было отменено — прим. ред.).

— Границы исторического поселения должны подобные объекты защитить?

— Да, это документ федерального уровня. Вряд ли кто-то захочет попадать под такую ответственность, она будет гораздо жестче, чем сейчас. Если бы границы приняли раньше, то и дом на Шишкова, 11, и кирпичный купеческий особняк по переулку Сакко, 5, и многие другие дома могли бы сохраниться.

Что такое границы исторического поселения Томска?

Проект границ с 2016 года разрабатывало ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» из Москвы, субподрядчиком выступил «Валбэк-ру» из Вологды.

Проект включает в себя несколько основных документов. Один из них — предмет охраны исторического поселения Томска. Он включает в себя перечень ценных градоформирующих объектов — ценных с точки зрения своей истории, архитектуры и местоположения в городской среде здания. Среди домов — объекты с подтвержденным статусом памятника, выявленные объекты культурного наследия, градоформирующие объекты, представляющие историческую ценность.

Также в предмете охраны дано разделение Томска на исторические районы, каждый из которых имеет свою особенность застройки: Воскресенская гора, Уржатка, Пески, Заозерье, Юрточная гора, Татарская слобода, Заисточье, Нижняя и Верхняя Елань, Болотное, Кирпичи, Мухин бугор.

— Проект границ как раз включает в себя перечень домов, подлежащих сохранению...

— Да, но не только это важно. Это и документ о границах исторического поселения. За их пределами может находиться ценный исторический объект, а вокруг него — развиваться любая хозяйственная деятельность, она не ограничена. А внутри границ ценная среда защищена ограничениями в хозяйственной деятельности.

— Было много обсуждений касательно количества объектов, которые должны попадать в границы. На чем все остановилось?

— В первоначальном варианте в предмет охраны вошел 1 861 объект. Далее в суде шло разбирательство между мэрией и разработчиком проекта, процесс завершился в пользу разработчиков. И когда в мае 2019 года проходил общественный совет по обсуждению проекта границ, прозвучала цифра 1 084 дома. От изначального варианта потерялось порядка 800 домов. ВООПИиК с этим согласиться не мог.

Есть еще интересный момент. Неоднократно за все это время были попытки сократить сами границы исторического поселения Томска. Высказывалось мнение, что границы сильно раздуты, что это мешает городу развиваться, негде строить. Очень узкое мышление, на мой взгляд, совершенно неправильное представление о развитии, тем более исторического города.

Работа только в центре — это не развитие, а уплотнение. Развитие — это вширь (с точки зрения строительства). Примером могут послужить Красноярск и Новосибирск. Они развиваются, а мы уплотняемся, хотя и у нас достаточно территории. И все это строительство в центре базируется на старой инженерной инфраструктуре. Это, конечно, дешевле, чем проводить свои коммуникации в чистом поле, при этом стоимость квадратных метров при продаже или сдаче в аренду удорожаются. Но когда инфраструктура не справляется, все расходы по коммуникациям падают на плечи города.

Так вот. Границы предлагалось сократить почти в три раза. Мы с этим не согласились, и нас поддержал Совет Российской академии архитектуры.

— Какие дома хотели исключить из предмета охраны?

— Мы проанализировали этот момент и увидели, что это прежде всего дома на Московском тракте, на участке между проспектом Комсомольским и улицей Яковлева (Новая деревня), район Болото.

— То есть «выбросили» из проекта дома с участками?

— Да. Мы с этим были не согласны, подавали официальное возражение. Здесь есть важный момент: если нет предмета охраны, ценных исторических объектов на территории, подлежащих сохранению, то и нет оснований включать эту территорию в границы. Совершенно понятно, на что это все было нацелено: как только убирают объекты из предмета охраны, следующий шаг — сокращение границ.

— К чему пришла рабочая группа, которая занималась корректировкой проекта в 2020 году? В конце октября доработанный проект снова был направлен в Минкультуры.

— Работа шла в целом конструктивно, предмет охраны претерпел качественные изменения: мы согласились, что часть объектов можно убрать по тем или иным причинам, но были включены другие объекты, не менее достойные. По перечню объектов договорились остановиться на уровне 1 486 объектов.

Но протокол итогового заседания рабочей группы стал для нас сюрпризом, так как весь достигнутый компромисс там был сведен к нулю. В качестве предложения, которое ранее не озвучивалось, был поставлен вопрос о возможном исключении из исторических границ Томска территории, на которых отсутствуют объекты культурного наследия регионального и федерального значения.

Но не забываем, что у нас есть ценные исторические объекты без статуса памятника. И если следовать этой рекомендации, из границы уходят: часть Московского тракта, районы Болото (между Воскресенской горой и Ушайкой) и Новая деревня (от улицы Яковлева до переулка Больничного, включая улицы Ново-Киевскую и Ново-Ачинскую), а также выход на Юрточную гору (район сплошной деревянной застройки от Богородице-Алексиевского монастыря до поймы Ушайки).

Мы понимаем, что этого добивался город. Ведь с чем связана была судебная тяжба? Об этом заявлял и представитель разработчика: от них администрация требовала сократить границы.

Автор ознакомился с копией протокола заседания рабочей группы, где было предложено исключить из проекта границ территории, на которых нет памятников. Также рабочая группа рекомендовала разработчикам рассмотреть возможность исключения из границ территории, «граничащие с местом, где предполагается размещение транспортных развязок для коммунального моста и планируемого моста через Томь».

Также в итоговом документе, который ушел в Минкультуры, прописано предложение о возможном использовании современных строительных материалов при работе с ценными градоформирующими объектами. Это может привести к тому, что процесс сохранения исторической застройки станет процессом создания муляжей. Здания да и сам город утратят историческую достоверность. Весь смысл статуса исторического поселения в данном случае теряется.

— Это значит, что вопрос с проектом границ еще не закрыт?

— Региональное отделение ВООПИиК подготовило отчет: мы внесли свои предложения по данному вопросу — о доработке проекта и создании новой рабочей группы — и направили документы в Москву. В Центральном совете ВООПИиК мы нашли поддержку. Также мы просим принять меры по ограничению хозяйственной деятельности в границах территорий исторического поселения — запретить снос зданий, новое строительство, реконструкцию зданий. Конечно, запреты не должны распространяться на социальные объекты — детские сады, школы, больницы.

Видно, как волокита с принятием проекта приводит к утрате ценной исторической среды, и это не только здания, но и ценные природные ландшафты, рельефы, то есть сама территория исторического центра Томска. Ждем решения из Москвы.

— Относительно недавно была история со сносом здания по переулку Сакко, 5...

— Да, двухэтажный купеческий дом был снесен у всех на глазах. Мы подали заявление в полицию. Она пыталась отказать в расследовании, но прокуратура вернула на доследование. Не знаю, чем это закончится, но самому объекту это уже не поможет. Это здание было рекомендовано для включения в предмет охраны исторического поселения Томска, но так как проект не принят, никакой ответственности нет. Существующие меры административного воздействия собственников не пугают, им проще сейчас выплатить штрафы и зачистить площадку под будущее строительство.

Сегодня в районе Болото ведется еще одно строительство. Трудно его не заметить. Самое главное, что все это происходит в центре города. Исторический центр, как и во многих городах, совпадает с деловым, хочется спросить: «Как чиновники не видят?» Они ездят мимо. В конце концов можно проводить мониторинг — объезжать эти районы, даже не выходя из машины, потому что это все видно. Трудно не заметить кран, работающий на площадке!

Угроза нависла над знаменитым «домом с кикиморой», вандалы не только разбили окна, но и выломали установленные несколько раньше стеклопакеты. Полностью разобрали печь на первом этаже и, как мы понимаем, подготовили к вывозке старинный печной кирпич. Состояние крыши — это отдельный разговор. Дом, как мы считаем, целенаправленно разрушается. При этом уполномоченный на охрану наследия областной комитет долгое время не может найти собственника здания. Может быть, не очень хочет? Дом до настоящего времени является многоквартирным, все квартиры находятся в собственности одного лица. Нам удалось установить собственника совершенно законным путем.

— У процесса принятия границ исторического поселения должны же быть сроки?

— Окончательно все должно быть принято до июля 2021 года. Осталось немного времени. Но важно понимать, что это срок не для Томской области. К этому времени проект должен быть окончательно не только доработан, но и согласован в Минкультуры и пройти регистрацию в Минюсте. Это тоже занимает время.

А самый крайний срок доработки проекта с учетом согласования с ВООПИиК — 1 апреля 2021 года. Поэтому сейчас нужно все форсировать, дорабатывать, находить точки соприкосновения, у нас уже нет времени на какие-то распри, претензии, нужно все решать.

— Есть риски, что проект может быть принят в том урезанном виде, о чем вы рассказывали?

— Надеюсь, что нет. Против этого выступает не только ВООПИиК, но и Совет по сохранению наследия Российской академии архитектуры. В целом позиция ВООПИиК в вопросе доработки и утверждения проекта очень последовательна. С самого начала мы придерживаемся одной позиции. Наши цели — границы, ограничения по материалам, высоте и предмет охраны.

Буквально на днях мы получили совершенно достоверную информацию о том, что из администрации президента в адрес губернатора Жвачкина направлено письмо, в котором приводится мнение ВООПИиК о том, что процесс доработки проекта границ исторического поселения безосновательно затянут, а также допущен пересмотр принятых ранее решений. Поручается рассмотреть, дополнительно проработать предложение ВООПИиК, в том числе о введении ограничений на хозяйственную деятельность в границах исторического поселения до утверждения проекта.

— Как вы можете в целом оценить настрой города по восстановлению исторических объектов? Многие дома находятся в довольно ветхом состоянии.

— С одной стороны, есть памятники, по которым четко регламентирована процедура сохранения, с другой — дома, которые относятся к ценной градоформирующей среде. Многие объекты — жилые, многоквартирные дома. Те, что находятся в муниципальной собственности, могут быть отремонтированы за счет бюджетных средств. Город вправе выделять деньги на поддержание этих объектов. Что касается частных собственников, я считаю, что этим людям тоже нужно помогать — находить возможности содержать эти дома.

Вообще могу сказать, что многие люди, которые живут в деревянных домах, не хотят оттуда уезжать. Некоторые очень поспешно делают выводы о том, что жильцы таких домов всего лишены. На самом деле люди сохраняют исторически сложившийся уклад жизни в этих районах. Но, конечно, благоустройство сделает их жизнь значительно легче и приятнее.

— Думаю, что такие выводы люди делают из-за внешнего вида многих объектов. Когда стоят покосившиеся дома.

— Согласна, что есть те, кто не хочет ухаживать за домом, ждет, когда быстрее он развалится и дадут квартиру в новом доме. Здесь, на мой взгляд, нужно проводить мониторинг. Людям, которые этого не хотят, дать возможность выехать, в то же время дать возможность тем, кто хочет жить и заниматься деревянным домом. Я это вижу по своей улице Октябрьской. Есть люди, которые покупают квартиры в деревянных домах и вкладывают свои деньги в восстановление и ремонт.

— Что вы думаете о программе «Аренда за рубль»?

— Замечательная программа, ее, конечно, нужно развивать. От лица ВООПИиК могу сказать, что нужно давать инвесторам дополнительные льготы по этой программе. И включить сюда возможность использовать объекты под жилую функцию. Например, первый этаж использовать под административные нужды (магазин, мастерская, офис), а второй этаж делать жилым. Я думаю, это могло бы спасти ситуацию.

Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×