Архив
3августа
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 21258Томск, Здравоохранение, COVID-19

«Его могли бы спасти»: вернувшийся с вахты из Якутии томич скончался в обсерваторе

«Его могли бы спасти»: вернувшийся с вахты из Якутии томич скончался в обсерваторе
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Мужчина скончался в обсерваторе под Томском, где он проходил карантин после возвращения с Чаяндинского месторождения (Якутия). Об этом редакции рассказала дочь умершего Лолита Воронцова. По ее словам, трагедия случилась 13 мая. COVID-19 у ее отца не было.

Напомним, в начале мая спецборты доставили в Томск вахтовиков с Чаяндинского месторождения в Якутии, где произошла вспышка коронавирусной инфекции. У 59-ти мужчин подтвердился COVID-19.

Как рассказала журналисту vtomske.ru томичка Лолита, ее отец Алексей Воронцов вернулся в Томск 7 мая. Его поместили в обсерватор, оборудованный в детском лагере «Зеленый мыс» в 40 километрах от Томска. Еще в Якутии мужчине делали тесты на коронавирусную инфекцию, они показали отрицательные результаты. Семья ждала мужчину домой 22 мая.

«13 мая папа позвонил маме и сказал, что у него болит сердце. Она сказала, чтобы он обратился к медсестрам или другому медперсоналу в обсерваторе. Он сказал: «Хорошо, я вечером тебе позвоню». У них там плохая связь, мы звонили через несколько часов, он не ответил. Ни о чем плохом мы не думали, и в полдесятого вечера нам позвонила ритуальная службу и сообщила о смерти папы. Мы даже не поверили. И на следующий день рано утром поехали туда. Нам вынесли вещи папы, его документы. Они не спросили — кто мы такие, они не удостоверились даже, что я — его дочь, что мне можно отдать документы», — вспоминает девушка.

Лолита вместе с матерью начали расспрашивать сотрудников обсерватора о случившимся. Они, по словам томички, почти ничего не сказали и дали телефон врача, курирующего работу обсерваторов.

«Тело отца было в горбольнице № 3, мы поехали туда. В больнице сказали, что папе посмертно сделают анализ на COVID-19. Хотя после возвращения в Томск он рассказывал, что у него брали анализы, они были отрицательные», — рассказала наша собеседница.

По словам Лолиты, она вместе с матерью связались с другим вахтовиком, который жил вместе с ее отцом в обсерваторе. Он рассказал, что Алексею стало плохо буквально через полчаса после звонка родным.

«Сосед рассказал, что папа начал по комнате метаться, отжиматься, курить... не знаю, почему так. Он рассказал, что они начали стучать в дверь, звать «скорую». Эту же информацию нам сказали и другие вахтовики с обсерватора. Мы наладили контакт с их родными, все общаемся. Мужчины рассказали, что прибежали медработники, возможно, медсестры и начали делать сердечно-легочную реанимацию, и через час только приехала скорая помощь, когда сердце уже остановилось», — говорит Лолита.

Девушка уверена, что если бы в обсерваторе дежурила бригада «скорой», то ее отца удалось бы спасти.

«В выписке, которую нам дали, время смерти — 14:40. Позже в паспорте мы нашли кардиограмму первую, сделанную в 15:06, где видно, что сердце уже остановилось. Причина смерти — острый инфаркт миокарда, это показало вскрытие. До этого папа не жаловался на боли в сердце. Он нам ничего не говорил», — отмечает томичка.

Она уточнила, что сделанный посмертно анализ на коронавирусную инфекцию также был отрицательный. «После этого нам отдали тело, мы смогли нормально похоронить его, попрощаться», — сказала Лолита.

Девушка говорит, что по этой ситуации с ними никто больше не связывался. В компании, где работал Алексей, о его смерти так же узнали через третьи лица.

В целом на условия в «Зеленом мысе» мужчина не жаловался. Как рассказывает томичка, он говорил, что ему все равно, он скорее хочет вернуться домой. Алексею было 43 года.

«Мы звонили главврачу по обсерваторам и спрашивали — почему нам не сообщили ничего. Смерть была в 14:40, а мы узнали только в 21:30. Если бы не эта ритуальная служба, мы, может, еще позже бы узнали. Врач нам сказал, что не было контактов. Но у него был с собой телефон, в котором записаны номера: мой и мамин. Он сказал: «Мы не имели права трогать телефон». Должна была быть полиция, она, думаю, могла позвонить», — рассуждает Лолита.

Девушка хочет выяснить — почему на месте, в обсерваторе, не было скорой помощи и врачей, кроме младшего медперсонала.

В оперативном штабе Томской области редакции vtomske.ru дали оперативный короткий комментарий.

«Мужчина потерял сознание, начались судороги. Первую помощь — сердечно-легочную реанимацию оказала медицинская сестра обсерватора. Скорая помощь приехала вовремя, (мужчина) умер во время работы реанимационной бригады от инфаркта. ПЦР-тесты на коронавирусную инфекцию отрицательные», — сказали в оперштабе.

Дарья Бердникова
Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×