Архив
25сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 5667Томск, Заречный, Епархия

Свято место

Прежде чем закладывать храм на земле, неплохо построить его в душах томичей

— Бога нет… Но Что-то есть.

Так говаривал томский строитель и патриарх законодательной работы Борис Мальцев, правда, цитируя еще кого-то. То есть он как бы Бога отрицал, но не полностью, да еще и не своими устами. Такая осторожность не помешает в нашем с ним возрасте, когда достучаться до небес можно неожиданно легко. Мы, советские люди, вообще тяжело говорим о всевышнем. Что может сказать о нем выходец из районного центра, который не село и не город, в котором ни речки, ни храма отродясь не бывало? Новые жители моего родного Мельниково — Шегарки уже и не помнят, что нынешний новодельный храм — это бывшая контора Госбанка СССР. А я вот помню, что церковь первый раз увидел в 16 лет, будучи абитуриентом в Томске. И испугался, и поразился. Красоте и тайне. Внутрь не зашел, побоялся.

Экс-губернатор Виктор Кресс, например, родом из такого же богопротивного Яшкино, всегда мучился, пытаясь ответить на вопрос зарубежных корреспондентов:

— Какого вы вероисповедания?

Что сказать? Атеист — не вполне правильно, поскольку активного отрицания высших сил за ним никогда не замечалось. Верующий — зачем врать-то? Уважение к верующим любых конфессий, к Церкви, стремление вернуть исторические долги православным, татарам, евреям — вот это, действительно, присутствовало в Викторе Крессе.

Тогда специально для него придумалась странная ответная фраза, вроде мальцевской:

— К сожалению, атеист.

Ну, вот и я, к сожалению, атеист. Поэтому не хотел бы вдаваться в теософские споры или, тем паче, смакование скандалов вокруг РПЦ, рассуждая о перспективе постройки храма в микрорайне Заречный. Хотелось бы поговорить о процедуре, которая хорошо сейчас заработала в мэрии, где при Иване Кляйне создан совет по развитию общественных пространств.

Прежде чем муниципалитет соберется что-то делать с Михайловской рощей, Лагерным садом или площадью перед бывшими «Томскими товарами», на такой совет приглашаются все желающие высказаться. А перед советом еще и проводится профессиональный социологический опрос.

Не так давно слушали про площадь Новособорную, и доцент ТУСУРа, социолог и кандидат наук Анатолий Сидоров, в компетенциях которого можно не сомневаться, приводил данные презентативного соцопроса о том, хотят ли видеть томичи на площади Новособорной восстановленный храм. Еще раз повторяю: хотят ли томичи видеть на главной площади города церковь, которая почти сто лет назад была разрушена? То есть хотят ли они возвращения исторических долгов в нынешней социально-экономической и духовной ситуации?

«Не надо ничего строить» сказали больше половины опрошенных, 52,2 %. «В Томске достаточно конфессиональных объектов» сказали 22,7 %. «Следует построить часовню» в память о бывшем главном храме города решили 21,5 %. За восстановление храма, Карл, за восстановление, высказалось всего 3,7 %. Что уж тут говорить о строительстве новых храмов, если старые, когда-то разрушенные, томичи восстанавливать не хотят, и каждый пятый уверен, что церквей в Томске и без того достаточно.

Проводила ли РПЦ хоть какой-то репрезентативный опрос, решая построить в микрорайоне Заречный храм на 300 человек? Думаю, что нет. Готова ли проектно-сметная документация? Нет. Ну и дальше бесполезно спрашивать, утверждена ли она в мэрии, прошла ли экспертизу… Нет, нет и еще раз нет. У церкви есть только один аргумент — закладной камень, который спешно освятили, застолбив, таким образом, место. В духе толерантности, о которой говорит митрополит Ростислав, в светском государстве, которого по Конституции еще никто не отменял, так все-таки не делается. Надо бы спросить жителей для начала, что им нужнее — детский садик, школа или храм, а уж потом решать, что строить за счет бюджетных средств.

Бюджетных, потому что разговоры о строительстве на пожертвования прихожан так и остались разговорами. Все мало-мальски крупные храмы в современной России строились и строятся за счет бюджета или за счет бизнеса, который власть «нагнула», опять же обещая в будущем частично возместить за счет бюджета.

В томской православной митрополии полно недостроенных и разрушающихся объектов культа. Среди которых уникальная, последняя из сохранившихся в Томской области деревянная церковь в Нагорном Иштане. Стоит закладной камень часовни на месте жительства старца Федора Кузьмича. Много таких камней по области, вот и в Заречном теперь тоже есть. Стоят и, похоже, долго будут стоять. Нет в бюджете денег, нет их и у большинства прихожан. Зачем разбрасывать камни, не надеясь их собрать когда-то? Бог весть.

Не мое дело, сожалеющего атеиста, указывать отцам церкви, что им делать, но, мне кажется, что их действия достойны святого Макария, обращавшего в православие диких алтайцев, но никак не жителей университетского города. Много еще в нем умных людей, и не дело плодить сомнения в их душах и сердцах относительно праведности мыслей, слов и действий православного духовенства. Давайте все-таки посоветуемся с народом, чему быть в микрорайоне Заречный. А то как-то не по-божески получается.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
Следите за нашим Telegram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×