Архив
24сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти

Артисты приехали

Снять статус исторического поселения проектировщики «Томских набережных» предлагали не только с Томска

За предложением отказаться от статуса исторического поселения спрятана не концептуальная дискуссия об истории и зодчестве, а бизнес-модель, обкатанная проектировщиками «Томских набережных» в целом ряде городов России. В Томске полным ходом идут гастроли ансамбля урбанистов, который зарабатывает деньги на крупных проектных подрядах региональных столиц, которые потом украшают полки больших региональных чиновников, но уродуют их города.

В середине декабря градостроительный совет мэрии отправил на доработку концепцию развития проекта «Томские набережные», которую готовило ООО «Институт «Ленгипрогор» по заказу Корпорации развития Томской области. Речь не идет о том, что проект в мэрии «завернули». Это невозможно. Уже пару лет «Томские набережные» не просто главный городской проект «белого» дома — это главный городской проект губернатора Жвачкина, с которым связаны личные, политические и деловые отношения Сергея Анатольевича с «Газпромом» и его главой Миллером.

Описывать проект «Томские набережные» смысла нет, потому что как такового проекта пока не существует. Есть концепция развития, которая предусматривает реконструкцию жилых исторических кварталов и Московского тракта, строительство дороги вдоль дамбы в подземном уровне, бульваров и многоэтажных жилых домов. Все это с 15-летней перспективой, до 2030 года. Но членов градостроительного совета мэрии в декабре смутил не возраст проекта, а «неосуществимость многих пунктов концепции».

Если бы тогда, в декабре, члены градостроительного совета копнули не только концепцию, но и следы компании, ее разрабатывающей, по всей стране, они бы сформулировали свои выводы точнее и жестче. Но это стало понятно только после того, как эти ребята пару месяцев назад нарисовали вице-губернатору Кнорру дорожную карту под проект «Томских набережных», в которой обосновывается, чем реализации их концепции мешает исторический статус города. Потом они начали оправдываться, что их неправильно поняли, но слово — не воробей, а слово в дорожной карте — не история про перелетных птиц точно.

Статус исторического поселения Томску был присвоен в 1990 году. Шесть лет назад перечень исторических поселений в России был сокращен в десять раз, но Томск статус сохранил. Причем за Уралом таких поселений осталось всего четыре: Томск, Енисейск, Иркутск и Кяхта. Местной власти это никаких усилий не стоило. Сохранение статуса было инициативой московских экспертов из института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева при Минкульте РФ. Правда, они оценили усилия бывшего губернатора Кресса по комплексному сохранению исторической деревянной застройки в те годы.

Дает ли что-нибудь этот статус в реальном выражении? Чтобы использовать возможности, которые открывает Томску статус исторического поселения, на уровне субъекта федерации и в правительстве РФ должна вестись определенная работа, которой сегодня никто не занимается. В Томске до сих не разработаны и не утверждены документы, которыми город должен «подтвердить» статус исторического поселения федерального значения: историко-культурный план поселения, проект границ исторического поселения, его предмет охраны. А системная работа по включению Томска в федеральные программы по сохранению исторического наследия прекратилась еще в 2012 году. Поэтому можно сказать, что статус исторического поселения бесполезен, потому что сегодня никто не озабочен вопросом, как его можно использовать.

Но этот бесполезный статус — по-прежнему главный раздражитель местного строительного бизнеса, который имеет площадки в центре города. Статус мешает строить, поэтому отказ властей от него автоматически снимает массу препятствий по застройке исторического центра. А сами власти умывают руки по поводу проблемы сохранения всего исторического наследия города.

Так что предложение разработчиков концепции «Томских набережных» отказаться от статуса, взорвавшее местную общественность, вполне вписывается в канву событий последних лет, когда тема сохранения деревянного зодчества ушла из повестки «белого» дома в мэрию. Но после того, как Паршуто оставил место первого зама вакантным, она и в мэрии оказалась никому не нужна. Одновременно с этим в 2014 году началась бесконечная переделка проекта зон охраны объектов культурного наследия, и в прошлом году в Томске снова загорелись дома.

Властям не стоит сегодня делать удивленный вид в ответ на инициативу нанятых ими разработчиков «Томских набережных». Все к этому шло. Удивляться нужно было нам, когда год назад «белый» дом нанял питерскую компанию ООО «Институт «Ленгипрогор».

В 2014 году в Самаре разгорелся скандал после того, как выяснилось, что региональные власти потратили более 230 миллионов рублей на разработку строительных проектов под единой концепцией превращения промышленной зоны у берегов Волги в жилую, торговую и развлекательную. Проект был невероятно амбициозным, поскольку включал в себя перенос Самарского речного порта и ряда промышленных предприятий в другое место. Речь шла и о снятии ограничений под застройку.

Проект так и не был реализован из-за своей фантастичности, но занимался им с 2013 года наш новый знакомый — гендиректор питерского ООО «Институт «Ленгипрогор» Перелыгин, который одно время был советником самарского губернатора по градостроительству. Именно «Ленгипрогор» предложил демонтаж речного порта, строительство на его месте зоны с ЗАГСом и конгресс-холлом, а прибрежную линию Волги застроить 16-этажками. В 2014 году компания Перелыгина выиграла еще два госконтракта на проектирование.

Когда выяснилось, что все эти проекты за 230 миллионов нереализуемы, Перелыгина в Самаре уже не было. Бывший главный архитектор этого города Виталий Стадников тогда признавался журналистам, что компания Перелыгина так действует во всех городах, где появляется. «Как только оказывалось, что проекты, разработанные под его патронажем, не реализуемы, а деньги получены и израсходованы, этот человек пропадал. Цель всех этих проектов — освоить деньги и обеспечить интересы собственников крупных земельных участков», — считает бывший главный архитектор Самары.

Похожие истории про питерских разработчиков строительных проектов есть еще в Пскове и Вологде. Везде один и тот же механизм.

У компании появляется в структуре местной или региональной власти аффилированное лицо, через которое идут подряды «Ленгипрогору» и связанным с ним компаниям. Вносятся изменения в правила землепользования и застройки и в утвержденные проекты планировки, перерабатываются зоны охраны, снимаются с госохраны памятники, якобы «препятствующие» реализации проекта. Этим занимается подконтрольная Перелыгину экспертная организация — НИИ Урбанистики. А потом в какой-то момент выясняется, что проект либо необходимо полностью перерабатывать, либо вообще невозможно реализовать.

Теперь эти ребята занимаются и Томском по заказу «белого» дома. Во сколько обладминистрации обойдется проектирование «Томских набережных»? В январе 2015 года «Институт «Ленгипрогор» выиграл первый конкурс на разработку концепции проекта «Создание зоны опережающего развития «Томские набережные», архитектурно-планировочных и инженерно-технических решений». Начальная цена контракта — 16 миллионов рублей. «Ленгипрогор» победил с предложением в 14 миллионов, но победил не из-за цены — одна из московских компаний тогда предложила разработать концепцию за 12 миллионов. Но конкурсная комиссия, сравнивая, как обычно, «прочие критерии», тогда признала победителем «Ленгипрогор».

Понятно, что это не окончательная цена «Томских набережных». Это только контракт на разработку концепции. Все остальное будет финансироваться отдельно, и по каждому из объектов будут дополнительные конкурсы. Учитывая масштаб проекта — это освоение городской земли площадью в 200 гектаров, затраты на него могут быть сопоставимы с расходами на проекты в Самаре.

Похожие ребята, только попроще, одно время, если помните, крутились вокруг бывшего мэра Николайчука, когда в администрации появилось свое «Агентство развития города» с уймой сумасшедших проектов. Но все разговоры про развитие и освоение городских пространств, как известно, кончились прямо на автобусной остановке: они взялись делить землю под остановочными павильонами. Администрация Кляйна потом ликвидировала «Агентство развития» за долги.

С «Томскими набережными» размах, конечно, другой. И в этот размах все ваше историческое наследие с целыми районами и живыми улицами больше не помещается.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
Следите за нашим Telegram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×