Архив
19сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2019
201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти

Шесть вопросов главному архитектору Томской области

Вопросы о судьбе исторического наследия Томска, на которые пока нет ответов

Шесть вопросов главному архитектору Томской области
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

В феврале состоялась пресс-конференция заместителя губернатора Томской области по строительству и инфраструктуре Евгения Паршуто. Евгений Валерьянович также является главным архитектором области, то есть отвечает как за количество построенных квадратных метров, так и за их внешний вид. Кроме отчета о количестве этих метров, сданных в 2018 году, в беседе с журналистами был затронут вопрос о перспективах застройки центра Томска и судьбы уже неприлично затянувшейся эпопеи с границами исторического поселения.

В числе прочего было сказано о грядущем переносе строительной деятельности с окраин города в центр: сносить аварийные дома и строить на их месте новые. А также о необходимости передать работу над границами исторического поселения институту «Сибспецпроектреставрация».

Естественно, эти заявления вызвали серьезную обеспокоенность среди томичей, которые переживают за судьбу исторического центра Томска и его архитектурного наследия. Кто-то прямо называет это возобновлением наступления на исторический центр города, несколько замедлившегося в последние несколько лет. Практика новейшей истории нашего города показывает, что ждать всегда нужно самого худшего. Тем более что эти заявления вызвали еще больше вопросов, на которые пока что ответов нет.

Но, быть может, никаких поводов для волнения нет, и наступление на центр — это всего лишь неправильная интерпретация слов Евгения Паршуто экзальтированной общественностью. Чтобы избежать кривотолков, хотелось бы задать главному архитектору области ряд уточняющих вопросов. И услышать на них ответы.

Вопрос 1: Что понимать под переносом строительства в центр города?

Говоря о переносе строительства в центр города в рамках реновации, Паршуто не уточнял, что конкретно он понимает под «центром», и не идет ли речь об исторической части Томска. Чтобы не уходить в рассуждения, где проходят границы исторического центра города, зададим конкретный вопрос. Планируется ли строительство «современных микрорайонов» в границах улицы Дальне-Ключевской, Комсомольского проспекта, Лагерного сада и реки Томь. Если да — где планируется строить эти микрорайоны, какие дома для их строительства планируется снести, планируется ли, например, сносить дома из списка-701, и какая у этих микрорайонов будет этажность?

Вопрос 2: Что за работу сделал «Валбэк»?

Вынося оценку работе, которая была выполнена ООО «Валбэк-ру», Е.В.Паршуто сделал два утверждения, которые кажутся взаимоисключающими. С одной стороны, было сказано, что подрядчик проделал огромную работу по проектированию границ, особенно в части исследований и что за эту работу нужно заплатить. С другой стороны — что все исследовательские материалы, сделанные «Валбэком», сделаны на основе работ «Сибспецпроектреставрации», как минимум на 90 %. Хотелось бы услышать от главного архитектора области более однозначную оценку работы «Валбэк». Добавлю — результаты которой были одобрены Академическим советом по сохранению наследия РААСН. А также судебной экспертизой, выполненной московским Научно-исследовательским институтом теории и истории архитектуры и градостроительства, по совместительству являющимся разработчиком методики, по которой в РФ определяются границы исторических поселений.

Но если, с точки зрения главного архитектора области, 90 % исследовательской работы сделана «Сибспецпроектреставрацией», то за что нужно выплачивать «Валбэку» 9,5 миллиона рублей бюджетных денег? Если не будет ясности в этом вопросе, может сложиться впечатление, что, по мнению главного архитектора Томской области, этими миллионами нужно просто откупиться от подрядчика, не связанного местными строительными интересами.

Вопрос 3: На чем основана уверенность в независимости института «Сибспецпроектреставрация»?

Тезис о необходимости подключения к работе над границами исторического поселения «равноудаленного от конфликтных интересов участника» высказывался Евгением Паршуто в интервью другому изданию. Уже тогда несложно было догадаться, о какой организации идет речь. И вот теперь имя названо. Равноудаленной организацией, озабоченной сохранением облика города является не «какой-то там заморский Валбэк», а местный проектный «Сибспецпроектреставрация».

Но давайте посмотрим, что из себя представляет эта организация сегодня. К сожалению, это уже не институт общероссийского уровня. Костяк специалистов уже давно утрачен, сам институт находится в предбанкротном состоянии и периодически выставляется на продажу. По сути сегодня это квазичастная организация, отчаянно нуждающаяся в деньгах, потому готовая дать положительную оценку любому проекту, за который готовы заплатить заказчики. Как, к примеру в переулке Картасном, 6, или на улицах Герцена, Белинского, Московском тракте и ряде других. Институт по сути торговал в 2014-2015 годах ограничениями по застройке, установленными тем проектом зон охраны, которые он сам когда-то разработал, переделывая регламенты по заказу собственников земельных участков и других заинтересованных лиц. Почти что как Тарас Бульба, который сам породил, сам и отменил.

Да и является ли его руководство равноудаленным? Сегодня исполняет обязанности директора не кто иной, как Олег Лещинер. Активный адепт практики «развития города» за счет сноса исторических зданий и многоэтажной застройки в центре. За чьим авторством числятся такие одиозные проекты, как гостиница «Тоян» на месте снесенного дома Потанина, многоэтажный комплекс на Трифонова — Источной, отделивший Татарскую слободу от проспекта Ленина каменной стеной...


На заднем плане — один из реализованных проектов О. Лещинера

«Биг-сити» и ряд других сомнительных с точки зрения их соответствия историческому облику города проектов. Как-то наивно предполагать, что под таким руководством институт выполнит возложенные на него обязанности. Тем более что у того же Лещинера, как и у других томских архитекторов, есть еще в загашнике нереализованные проекты.


Проект О.Лещинера по застройке на Трифонова

Эти проекты подвисли из-за неопределенности в вопросе границ исторического поселения. Нет ли тут конфликта интересов? С точки зрения элементарной логики, как раз «варяги» тут являются равноудаленными от локальных интересов застройщиков и архитекторов. Но уж никак не институт, возглавляемый одним из этих самых архитекторов, и уже запятнавший свою репутацию. Особенно если задаться четвертым вопросом.

Вопрос 4: Каково отношение главного архитектора области к альтернативному проекту границ исторического поселения, который был направлен в Москву от имени «Сибспецпроектреставрации»?

О существовании этого проекта сегодня знает любой мало-мальски интересующийся темой. Он был представлен на расширенном заседании Академического совета РААСН в качестве «альтернативы от знающих город специалистов» и противопоставляется предложениям иногородних, которые «ничерта не смыслят», и «город-то видели только по Яндекс-панорамам». Этот альтернативный проект предусматривает сокращение границ исторического поселения практически в четыре раза.


Предлагаемые ООО «Валбэк-ру» границы исторического поселения (зеленым) и альтернативный проект от «Сибспецпроектреставрации» (красным)

Оттуда как раз исключены территории, планируемые к «освоению». Например, мыс Ушайки (улица Лермонтова), где хочет строить ТДСК. Или исторический район Болото, где тот самый господин Лещинер разрабатывал проект строительство микрорайона. А также Преображенский район, Верхняя и Нижняя Елань и Заозерье. Совпадение? Не думаю.

В то же время, никаких комментариев или опровержений по поводу этого проекта ни от руководителей города, ни от руководителей области, ни от руководителей института «Сибспецпроектреставрация» до сих пор не звучало.

Известен ли главному архитектору Томской области этот проект и соответствует ли он его видению, какой должна быть территория исторического поселения?


Проект застройки на Лермонтова, ТДСК


Проект застройки района «Болото», О.Лещинер

Вопрос 5: Какова судьба территорий, которые могут оказаться за пределами границ исторического поселения? Будут ли сохранены там ограничения, установленные проектом зон охраны?

Граница исторического поселения, предлагаемая ООО «Валбэк-ру» не так уж сильно отличается от той территории, где уже сегодня приняты ограничения по параметрам застройки (проект зон охраны).


Проект зон охраны (желтым)

Казалось бы, с чего вообще весь этот сыр-бор, ведь по большей части «Валбэк-ру» просто конкретизирует уже сегодня действующие ограничения. И даже в случае принятия альтернативного «проекта границ Шредингера» (который вроде бы есть, а вроде бы и нет) эти регламенты проекта зон охраны продолжат свое действие.

Но дело в том, что эти регламенты довольно просто отменить на местном уровне, а в случае с исторического поселения вопросы изменения регламентов это уже уровень федеральный. То есть вполне возможно такое развитие событий: принимаем урезанные границы по проекту «Сибспецпроектреставрации» и после этого добиваемся пересмотра проекта зон охраны. В пользу этой теории говорят протоколы общественного совета совета при комитете по охране объектов культурного наследия Томской области, где архитекторы Худяков и Классен уже высказывали эти идеи (протоколы заседаний Общественного совета, посвященных указанным вопросам — о необходимости отмены или переработки проекта зон охраны: раз, два).

Вопрос 6: Что будет со «списком-701»? Планируется ли со стороны области возобновление работ по сохранению домов из этого списка? Когда будет представлена концепция сохранения деревянного зодчества?

После громких заявлений конца весны 2018 года со стороны городского руководства о необходимости сокращения «списка-701» (в который входят подлежащие сохранению деревянные здания, куда входит лишь треть дореволюционных построек). В настоящее время финансирование работ по сохранению зданий из этого списка практически прекращено со стороны городского бюджета, область от этой работы уже давно дистанцировалась. А единственное светлое пятно во всей этой истории — программа «Дом за рубль».

Она, конечно, радует, но очевидно недостаточна для полноценного сохранения деревянного архитектурного наследия, благодаря которому Томск собственно и получил статус исторического поселения. И о котором восторженно отзываются все приезжие специалисты. Причем не только занимающиеся охраной наследия, но и обычные строители. Например, участники всероссийского съезда строителей, по чьим словам, «томская деревянная архитектура — это то, ради чего в Томск стоит ехать и ради чего в Томске стоит жить».

К сожалению, местные власти — как городские, так и областные — не столь высокого мнения о доставшемся нашему городу наследии. Так, до сих пор не представлена концепция сохранения деревянного зодчества, о которой нынешний замгубернатора заявлял после вступления в эту должность, а было это на секундочку, уже почти три года назад. А как вообще можно говорить о каком-то финансировании, в том числе и из федерального бюджета, если до сих пор нет даже общего понимания, как будем наследие сохранять. Обидно будет, если другие города со статусом исторического поселения нас в этом обскочут. А предпосылки к этому есть.

Евгений Валерьянович, проясните пожалуйста свою позицию, а также позицию областной администрации. А то так и будем продолжать ожидать только худшего.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×