Архив
17сентября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2019
201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти

Мэр и пустота

Иван Кляйн теряет свое окружение быстрее, чем находит

Мэр и пустота
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Домашний арест для заместителя мэра Томска Касперович стал шестым по счету приключением нынешнего мэра Ивана Кляйна, которое ему местные силовики организовали в ближайшем окружении. Шесть замов за неполных шесть лет (Паршуто и Цымбалюк — в другом списке). По заму в год, хотя темп, набранный в последнее время, угрожает оставить градоначальника в полном одиночестве к концу своего второго выборного срока, и тогда он сможет побороться за звание худшего работодателя города.

Только двое из этих шести избежали прямых обвинений со стороны силовиков. Хотя это не означает, что они не приняли никакого участия. В 2016 году мэра покинули сразу два заместителя: управделами Полбин и глава управления дорожной деятельности, благоустройства и транспорта Хан. Оба написали заявление сами, но у обоих перед увольнением внезапно всплыли долги, наличие которых было признано конфликтом интересов.

Хана собирались обанкротить в арбитражном суде кредиторы, а по поводу Полбина представление мэру Томска внес областной прокурор. В 2013 году «белый» дом отправил Полбина приводить в порядок завод пищевых продуктов «Томский» после его бывшего главы Мамояна. Полбин привлек деньги коммерсантов. Но в администрации губернатора Жвачкина интерес к ЗПП внезапно потеряли, поскольку акцизы от производства водки потекли бы мимо регионального бюджета в федеральный, и Полбин остался с этими долгами в одиночестве.

В январе того же 2016 пост вице-мэра Томска по собственному желанию покинула Кравченко, которая курировала социальную политику. Супруга будущего сенатора от Томской области накануне нового года попалась пьяной за рулем. Историю пытались замять, но в итоге решили замять карьеру самого заместителя мэра.

В конце октября 2017 года из мэрии уволилась вице-мэр Домнич, назначенная в январе 2016 года на место Кравченко отвечать в администрации за социальную политику. К моменту, когда Домнич написала заявление, в суде уже шел процесс по обвинению вице-мэра в хищении бюджетных средств в одной из городских поликлиник, которую в 2015 году она возглавляла. Через месяц ее признали виновной. Приговор — полтора года условно.

В июне прошлого года на самом старте перевыборов мэра Томска был арестован заместитель Кляйна по капитальному строительству Костюков. Через четыре дня после его задержания, когда Костюков уже находился в СИЗО, выяснилось, что он написал заявление с просьбой уволить его по собственному желанию еще две недели назад. Бывшему заммэра по капитальному строительству инкриминируют «злоупотребление должностными полномочиями» и «мошенничество». Костюков провел в СИЗО четыре месяца, потом сидел под домашним арестом и только в конце февраля был отпущен под залог в два миллиона рублей.

Через несколько дней следователи пришли в мэрию за главой городского департамента архитектуры и градостроительства Подгорной (ранее — Касперович), которая уже на второй день дала признательные показания и отправилась под домашний арест. А комиссия по противодействию коррупции мэрии, которая ранее не обнаружила в действиях вице-мэра, курирующего строительную отрасль, под аплодисменты тысячи муниципальных чиновников — на свалку самых бесполезных административных регуляторов.

Сам Иван Кляйн никогда и не собирался причесывать городскую администрацию. Его с первого дня интересовало чистое бюджетирование, а не стареющий персонал мэрии. Он практически все оставил так, как есть. Никто в здравом уме не стал бы удерживать наверху людей, которые обвешаны многолетними репутационными издержками, как елка на Новособорной. Тем более в тех отраслях управления городом, где коррупционность подразумевается уже самим фактом существования ряда профильных подразделений.

Глава города игнорировал эти вещи напрочь. Более того, оба последних коррупционных скандала с его замами Костюковым и Подгорной в своей содержательности части никакой новостью для него не были. Новостью стал только факт задержания и обыски в мэрии. А истории-то старые. Однако Костюков и Подгорная не просто продолжали работать рядом с мэром, но и получали в администрации новые должности.

Чтобы это не выглядело слишком нагло, существуют протоколы заседаний комиссии по противодействию коррупции мэрии, в которых почему-то не был отражен конфликт интересов, вылившийся на прошлой неделе в уголовное дело, где подозреваемой выступает Подгорная. Почему этот конфликт не был отражен в ведомственном расследовании самой администрации — вопрос, без честного ответа на который у Кляйна и дальше ничего не получится в муниципальном управлении. А его подчиненные будут переезжать в СИЗО прямо с рабочего места, так как, судя по фактам, три последних года кадровую политику в нынешней мэрии корректируют силовики.

Поскольку нынешний градоначальник Томска явно боится людей и придавлен страхом возникновения лишних личных обязательств, его изоляционизм кормится большой дистанцией даже от ближайшего окружения и заместителей. Это означает, что оставшиеся его одиночеству четыре с половиной года в мэрии будут посвящены охранительной суете, чтобы не растерять накопленное. Ну или чтобы не пришлось делиться.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×