Архив
20октября
январяфевралямартаапрелямаяиюняиюляавгустасентябряоктябряноябрядекабря
2020
2020201920182017201620152014201320122011201020092008
ПнВтСрЧтПтСбВс
Перейти
Прочтений: 4212Томск, Экономика

Пункт назначения

Транзит бизнеса из Томска не всегда про политику, но всегда про деньги

Пункт назначения
Дмитрий Кандинский / vtomske.ru

Уход из Томска сразу нескольких крупных по местным меркам компаний региональные власти и сам бизнес оценивают по-разному. Власти считают ситуацию мало приятной, но, естественно, не видят в ней никакого тренда. А в среде томского бизнеса, наоборот, уверены, что тренд есть: миграция бизнеса из Томска и сокращение числа активных компаний стали символами прошлого года.

Понятно, что региональная власть и местный бизнес смотрят на деньги с разных сторон. И, как мы видим, они отлично научились игнорировать мнение друг друга.

Это не самый худший формат сосуществования между теми, кто считает ВРП и теми, кто его производит. Это не давит на здравый смысл, не натягивает на него, как презерватив, советское усердие и не ищет во всем этом сговор. Хотя для тех, кто считает, что мы по-прежнему живем в стране, где в здании Госдумы на Охотном ряду еще сидит Госплан СССР, все эти опции доступны, натягивайте.

Тема миграции бизнеса время от времени возникает в самых разных регионах страны. Прежде всего, она связана с экономической политикой местных и региональных властей, активностью этой политики, льготированием, упорством и компетентностью властей конкретного региона.

В новейшей истории есть еще прецеденты юридической перерегистрации больших федеральных компаний из одного региона в другой. Например, в 2006 году «Газпром нефть» переехала в Санкт-Петербург. Но это было большое политическое решение. Что касается Томска, то в тему можно вспомнить одну чистую победу и одно жирное поражение, которые произошли либо без участия региональных властей, либо вопреки им.

Про чистую победу. В 1994 году бывший министр нефтяной и газовой промышленности СССР Леонид Филимонов, возглавлявший компанию «Томскнефть», при поддержке уже разбогатевших к тому времени своих замов, «продавил» создание в Томске Восточной нефтяной компании (ВНК). ВНК были переданы пакеты акций отраслевых компаний не только в Томской области, но и в соседних регионах. В частности, сбытовые сети и оптовые компании по торговле нефтепродуктами, а также Ачинский нефтеперерабатывающий завод в Красноярском крае. Но уже через несколько лет вся конструкция потеряла смысл, поскольку госпакет ВНК был продан компании «ЮКОС». И Восточная нефтяная просто еще какое-то время существовала как юридическое лицо в составе компании Ходорковского.

Теперь про жирное поражение. В 2005 году региональные власти в Томске узнали, что Территориальная генерирующая компания №11 зарегистрирована в соседнем Новосибирске. До этого момента тогдашний губернатор Кресс был уверен, что ТГК-11, объединившая генерирующие активы теплоэнергетики Томска и Омска, будет зарегистрирована именно в Томске. Это губернатору обещал бывший заместитель главы РАО ЕЭС Абызов, неоднократно прилетавший в Томск.

Кресс, возглавлявший даже комиссию госсовета по реформированию электроэнергетики, был уверен, что обо всем договорился. Он тогда не знал, что будущий министр открытого правительства, прилетая в Томск, обещал губернатору, что офис ТГК будет здесь, а потом летел в Омск и обещал губернатору Полежаеву, что офис будет там.

У Абызова был свой план, и он не собирался считаться с мнением региональных властей, поэтому ТГК-11 была зарегистрирована в родном для заместителя Чубайса Новосибирске, где у того уже были активы в электроэнергетике. Потом, правда, все пошло не так, как собирался сделать Абызов. ТГК-11 в итоге досталась госкомпании «Интер РАО», ну и сегодня мы имеем то, что имеем.

Оба примера — наследство переходного периода, когда государство делило эти отрасли. Они потом менялись все равно под себя, но тогда, на старте, распорядиться возможностями этого самого переходного периода региональные власти не смогли ни в одном, ни в другом случае. И это совсем не так уж плохо, потому что их историческое желание управлять всем, включая бизнес на территории, ни к чему хорошему никогда не приводило.

Когда речь идет про миграцию бизнеса, подразумевается, что это происходит на уровне страны, когда капитал уходит за границу — и внутри нее, на уровне регионов. Но миграция бизнеса происходит и внутри самих регионов. Было время, когда за «Томский нефтехимический комбинат» спорили не только его акционеры, но и муниципалитеты — Томск и Томский район. Сейчас «Томскнефтехим», принадлежащий «Сибуру», это часть Октябрьского района областного центра. В этом было много политики, а вовсе не рационального. Это мы умеем. А вот когда, сначала, возникает это самое рациональное, то с этим сложнее.

«Сибирская аграрная группа» закрывает в Асино свой комбикормовый завод потому, что в прошлом году построила два новых под Томском. Это простая логика бизнеса: производить комбикорм на современных заводах поближе к тем, кто будет его есть. Но для непростого Асино это теперь проблема. А вот для нового главы Томского района — наоборот.

***

Когда компания «КДВ Групп» в прошлом году мигрировала со своим производством из Томска в Кузбасс, всем здесь была понятна логика этого решения. Компания работает с себестоимостью, рассчитывает на рост объемов производства и выручки. При этом, работая в разных регионах страны и буквально за несколько лет став федеральной, КДВ не перестает быть томской компанией.

Но власти в Томске, как мы увидели, не готовы обсуждать экономические причины — почему холдинг перенес производство в Кемеровскую область. Зато с легкостью «пришили» к идее организовать в Томске производство конфет известной марки без КДВ. Птичку жалко, говорят.

На прошлой неделе один из вице-губернаторов на полном серьезе рассказывал, что линия по производству этих конфет будет работать на одном из местных предприятий. Они уже наняли технолога из прошлого, который помнит запах, и уже в этом году конфеты мы увидим на прилавках в рознице.

Если у них получится — отлично. Но не получится. Нельзя сегодня сделать конфеты по рецептам прошлого и вкусом детства за сто рублей. Эксперты говорят, что они будут стоить в три или даже пять раз дороже. Но это не единственная проблема. Нужно в принципе сначала сделать, а потом раскладывать свои обещания на прилавках. И на вопрос, как они собираются делить тут рынок, нужно будет отвечать только после того, как компания «КДВ», которая никогда ни с кем ничего не делила, поделит свой бренд конфет с тем, на кого ему укажет региональная власть.

***

А вот история карандашной фабрикой в Томске, которая так же в конце прошлого года мигрировала из региона, никогда с середины 90-х не была историей успеха. Фабрика была обанкрочена дважды. А теперь, видимо, трижды. 26 лет назад был застрелен директор карандашной фабрики. Карандаши продавались плохо. И фабрика ходила за это время по рукам намного чаще, чем ее карандаши. Все последние годы прибыль предприятия падала, падали объемы. Арендаторы приносили владельцам фабрики едва ли не больше денег, чем основной бизнес.

Владельцы фабрики давно решили, что интереснее здесь сейчас продать все и забыть про этот бизнес, перевезя одну из линий в Москву для производства сувенирной продукции.

***

Еще одну из компаний региона, которых в 2020 году ожидает реорганизация бизнеса в Томске, — «Транснефть — Центральная Сибирь». Ее ждет разделение на две части, одна из которых достанется «дочке» «Транснефти» в ХМАО, другая — в Омске. Но может случиться так, что весь персонал будет переведен в Омск. Покупайте омское.

Пока есть только предварительные оценки от возможных налоговых потерь бюджета после ликвидации компании. Два вице-губернатора дали в январе взаимоисключающие оценки. Тот, который курирует финансы, говорит, что потери только по налогу на доходы физических лиц, который платили сотрудники аппарата управления в Томске, составят 200 миллионов рублей в год. Другой вице-губернатор, отвечающий за экономику, на прошлой неделе заявил, что потери по НДФЛ составят всего три миллиона рублей. Учитывая уровень зарплат, который был в этой компании, НДФЛ в три миллиона рублей мог запросто в год платить только один директор.

И вот это намного важнее налоговых потерь для бюджета. Да, это потери. Но, если посмотреть, сколько крупные госкомпании, в том числе в Томске, тратили и тратят на себя любимых и зарплаты, будет не так обидно. «Дочка» государственной «Транснефти» уходит из Томска по объективным причинам. Рано или поздно они должны были заняться своей эффективностью. И теперь, наконец-то, перестанут унижать местный рынок труда своими зарплатами и отпускными.

***

Вслед за «Транснефтью» в конце прошлого года начались разговоры, что реорганизация ждет еще одну крупную госкомпанию в Томске — «Газпром трансгаз Томск» («дочку» «Газпрома»).

Структура «дочек» газовой монополии все еще немыслимо запутана. Года полтора назад, после очередной угрозы ареста каких-то активов в Европе, они даже удалили с сайта список своих дочерних компаний. На момент удаления их было более 160-ти. В одном из последних квартальных отчетов — примерно столько же. Поэтому про реорганизацию томской «дочки» неизвестно ничего.

Наоборот — летом компанию даже укрупнили. В форме присоединения к «Газпром трансгаз Томску» произошло слияние с другой «дочкой», которая так же занималась реализацией Восточной газовой программы — «Газпром инвест Восток». Эту компанию с 2013-го по 2016 год возглавлял нынешний гендиректор «Газпром трансгаз Томска» Титов, при котором баланс местной «дочки» «Газпрома» за последние восемь лет вырос более чем в три раза, а выручка — в четыре. Там, правда, беда с прибыльностью, но я сейчас не об этом. Всем известно, что у местного «Трансгаза» задача не зарабатывать деньги, а тратить.

***

Весь этот набор непохожих друг на друга компаний в Томске теперь выглядит как суповой. Эксперты говорят, что это отличный повод для региональных властей прямо сейчас придумывать стимулы для развития предприятий, которых причисляют к малому и среднему предпринимательству. Потеря сразу нескольких крупных компаний только за один квартал года, по каким бы причинами это не произошло, — это все равно большой жирный минус в местный климат предпринимательства.

И начните со своих отчетов. На пресс-конференции в прошлый вторник вице-губернатор Антонов, отвечающий в администрации за экономику, отмечал, что по числу компаний малого и среднего предпринимательства на тысячу человек населения Томская область занимает второй место в СФО.

По его словам, на тысячу человек у нас приходится 39 компаний малого и среднего бизнеса. Но вот аналитики «Сбербанка», которые регулярно выпускают отчеты о динамике и активности малых и средних компаний в региональном разрезе, называют другую цифру — 26,5 активных компаний на тысячу человек. И Томская область в этом рейтинге стоит уже не на втором месте. За полгода на 1,58 % в регионе снизилось число активных компаний, а их чистый приток из других регионов в Томск составил «минус» 0,12 %.

Это про миграцию бизнеса и климат, которым мы тут гордимся. Там, где власти плохо чувствуют реакцию местного бизнеса, они будут бесконечно пытаться влиять на решения бизнеса, вместе того, чтобы понимать их.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
Следите за нашим Instagram, чтобы не пропускать самое интересное
Новости СМИ, 18+
Нашли опечатку — Ctrl+Enter

Редакция работает удаленно, поэтому лучше пишите на почту или в группу во «ВКонтакте»

Редакция новостей: (3822) 902-904

×
Страница:
Ошибка:
Комментарий:
Сообщение отправлено. Спасибо за участие!
×