16 октября 2017 16:25Прочтений: 26241В Томске, Юрий Исаев, Здравоохранение

И тебя вылечат

Отставки глав сразу нескольких крупных медучреждений Томска не нужно объяснять общей формой одного острого респираторного заболевания. Хотя диагноз у всех примерно одинаковый. Увольнению главных врачей предшествовали проверки КРУ «белого» дома в каждом из этих учреждений. Поэтому «людоедство» в отрасли, которая в год «переваривает» вместе с пациентами под 20 миллиардов рублей, всегда имеет четкую цену.

На прошлой неделе, когда всплыла информация о том, что областной департамент здравоохранения собирается разорвать трудовой контракт с главврачом поликлиники № 10, депутатом думы Томска Юрием Исаевым, сам депутат выключил свой телефон и был недоступен ни для подчиненных, ни для работодателя. Всю прошлую неделю Исаев провел в клиниках СибГМУ. Поэтому уведомление о прекращении с ним трудового контракта он не получал. Но, как только он выйдет на работу, уведомление будет у него на столе.

Официально он давно на больничном и теоретически может оставаться на нем сколь угодно долго, учитывая его вполне убедительный опыт: Исаев почти 20 лет возглавлял «десятку», а до этого лечил зэков «четверки» — исправительной колонии строгого режима на Нахимова. Но, в отличие от главы облдепартамента природных ресурсов Сергея Трапезникова, в суд для восстановления в должности Исаеву идти бессмысленно. Оспорить расторжение контракта с главврачом по инициативе работодателя невозможно.

Главу департамента природных ресурсов губернатор Жвачкин уволил за премии, которые, как посчитали в «белом» доме, Трапезников выписывал себе незаконно. Главврач Исаев, насколько мне известно, тоже сам себе выписывал премии, причем не дожидаясь приказа начальника отраслевого департамента. Но уволить Исаева решили не за премию в полмиллиона рублей, которую он себе начислил.

За последние два года в поликлинике Исаева прошли две проверки КРУ. Одна в мае прошлого года, вторая — в мае нынешнего. Но Исаева можно было увольнять из поликлиники уже после первой проверки еще год назад, когда ревизоры нашли контракты лечебного учреждения с частной компанией, связанной с сыном депутата Исаева. В поликлинике искусственно дробили стоимость контрактов до максимально разрешенного уровня, чтобы провести закупки без торгов, и в обход всяких конкурсных процедур заключали сделки с компанией, где работал сын главврача. Общая сумма сделок с этой фирмой — семь миллионов рублей.

Но Исаеву дали время для работы над ошибками. Это гуманно, учитывая, что в последние годы поликлиника № 10 в принципе превратилась в семейный кооператив. Кроме главного врача, супругу которого из поликлиники увольняли перед каждой проверкой и принимали на работу обратно, как только проверка закончилась, в учреждении селились целыми семьями, например, в бухгалтерии и отделе кадров.

Повторная проверка КРУ в мае этого года показала, что главврач просто «сжег» этот год, который был ему выписан для работы над ошибками. Цену этих ошибок можно смело считать прямым экономическим ущербом от деятельности главного врача для одной из крупнейших городских поликлиник. Ревизоры оценили этот ущерб примерно в 16 миллионов рублей. А можно его считать и прямым ущербом для почти 50 тысяч прикрепленного к поликлинике населения. Оценить этот ущерб сложнее. В это не просто поверить, но в десятой поликлинике, как выяснило КРУ, вообще, например, не было учета срока годности лекарств. Как оценить последствия лечения пациентов просроченными лекарствами?

Как выяснилось в ходе проверки КРУ, за расходом лекарств и медпрепаратов в поликлинике Исаева вообще никто не следил. Расход не велся и не ведется по-прежнему. Склад медикаментов в какой-то момент просто списывался, и проводились новые закупки.

Бесконтрольное списание медикаментов на 15 миллионов рублей в поликлинике № 10 по размеру сравнимо с годовым бюджетом небольшой городской поликлиники. А главврач проводит новые закупки медикаментов. И контрактную стоимость либо опять дробят, чтобы обойти торги, и работать с одним и тем же каким-то своим поставщиком. Либо, если конкурс все-таки объявлен, в нем появляются или липовые участники, или липовые коммерческие предложения от реальных компаний. Завышение цены зафиксировано на все препараты по таким договорам. Цены этих оптовых закупок в поликлинике Исаева превышали даже розничные. Реальный ущерб от таких сделок — сотни тысяч рублей.

Про депутата Исаева говорят, что это человек, которому нельзя делать замечания. А коммерческие предложения можно? Его человечность и доступность разбавляли закрытость и неразговорчивость коллег, как и всей отрасли в целом в последние годы. Но они не добавляли ни грамма потребительского в тот кусок городского здравоохранения, за который Исаев отвечал. И даже, наоборот, как теперь понятно, только добавляли в цене.

В ряду уволенных в этом году главврачей Исаева выделяет депутатство, хотя я не уверен, что эта выпуклость точно из списка добродетелей. Тем более, если ты сидишь в думе как представитель бюджетного учреждения или какой-нибудь частной компании, у которой есть интерес к сделкам с муниципальными активами. Депутат Исаев, естественно, знаком со списком претензий к нему КРУ, поскольку получил итоговый акт проверки. Но, похоже, решил, что депутатство и членство в «Единой России» — это два полуправа на индульгенцию. И, как только стало понятно, что его все-таки увольняют, главврач тут же натянул сюда политику. После этого выключил свой телефон и спрятался под тем, что натянул.

Когда работодатель подозревает тебя в вещах, связанных с коррупцией, не может быть никаких разговоров про запасные аэродромы. Ни про «Единую Россию», ни про твою общественную работу, никаких сделок и торговли, кроме уведомления о разрыве контракта. И то, что главврач сидит в думе, — это наш бонус, а не его. Депутата Исаева ставят на место за профессиональные показатели и по факту размера ущерба, а не за лояльность. Это идеальный конфликт в нашу пользу.

Редакция новостей
Полная версия