За себя и за того парня

Без Цымбалюка городская власть будет другой. То, что произошло на прошлой неделе, когда в администрации города наконец-то признались, что этот ключевой чиновник мэрии уходит по своим делам, — и есть самое важное решение мэра Кляйна за все четыре года. Правда, с этим решением он на четыре своих года и опоздал.

Градоначальника уже поздно спасать от изоляционизма, но система принятия всех главных решений в городской экономике без вице-мэра Цымбалюка будет другой. Сама система городской власти, в центре которой долгое время была приемная Цымбалюка, а не действующего мэра города, теперь должна будет работать как-то по-другому. Но будет ли она теперь работать вообще, большой вопрос.

Такой же большой, как январский снегопад, после которого стало окончательно ясно, что администрации Кляйна работать над эффективностью управления городским хозяйством нужно было начинать с ответа на простой вопрос о собственной самоидентификации. Город по уши был завален снегом, а ни у кого из них не хватило смелости, ну или чего им там еще, чтобы взять перед городом за это ответственность на себя.

Именно тогда, примерно десять месяцев назад, «белый» дом публично «ткнул носом» градоначальника в то, что тот слишком уж отпустил вожжи управления городом. Эти ослабленные вожжи — главная проблема Цымбалюка, чиновника с просто сумасшедшим управленческим функционалом. Он всегда был настолько полезен и эффективен в поручениях градоначальника, что настал момент, когда эти поручения он, по сути, начал формулировать себе сам. И пошло-поехало.

Скандалы вокруг муниципального «Спецавтохозяйства» за последние два года валились так часто, что обычно заставали мэра Кляйна врасплох. Помните эту историю, когда журналисты спросили Кляйна, как так получилось, что в САХ курировать мусорный бизнес назначили совладельца частного мусорного оператора? Кляйн, который с миссионерской настойчивостью готов пожертвовать весь первый срок не только на фонтаны, но и на неприкосновенность муниципальных активов «Спецавтохозяйства», удивился и назначил служебную проверку. Проверка нашла у нового замдиректора САХа доли в частной конкурирующей компании, и того, естественно, уволили.

Потом наружу вылезла история с участием «Спецавтохозяйства» в капитале ООО «Региональный логистический центр», которое было создано совместно с той самой конкурирующей группой, представитель которой ранее засветился в администрации САХа. За считанные дни до увольнения Цымбалюка из мэрии персонал «Спецавтохозяйства», задействованный в администрировании мусорных перевозок (абонентский отдел, коммерческая служба), решили сократить, и сотрудники САХа уже получили уведомления об этом.

В январе их должности будут ликвидированы, и мусорным бизнесом «Спецавтохозяйства» будет управлять новая компания. Ну а мусоровозы САХа поедут у нее, видимо, на субподряде. Постановление об участии муниципального «Спецавтохозяйства» в капитале «Регионального логистического центра» подписал Цымбалюк сам.

У Кляйна за это время должно было накопиться немало вопросов к своему ключевому заместителю. Я не знаю, задавал ли он их ему, когда, например, всплыла та история с трудоустройством в муниципальное предприятие представителя конкурирующей компании. Но все эти вопросы сегодня нужно задавать не ему, а мэру Кляйну.

Цымбалюк был человеком-функцией. Иметь такого порученца — счастливый сон любого избранного градоначальника. Другое дело, что, когда ты просыпаешься, то понимаешь: за эти четыре года ты мэром так и не стал, потому что город по-прежнему везет твой порученец. А Кляйн мэром хотел стать. Четыре года назад точно.

Тогда, осенью 2013-го, заместитель мэра Томска по особо важным поручениям, приглядывавший за администрацией города в ожидании Кляйна, уже собирался в «Газпром трансгаз Томск». По крайней мере, всем рассказывал, что собирается. Но потом задержался в администрации вроде бы как ненадолго, а потом и надолго.

Его нынешним трудоустройством занимались подчиненные губернатора Жвачкина. Это нормально и так было всегда, если тебя не выгоняли на улицу с волчьим билетом или ты не мог найти приличную работу сам. Ну, чтобы по крайней мере внешне все выглядело так, будто ты все еще успешен и политические хэдхантеры рвут тебя на части.

По своему служебному функционалу, влиянию и работоспособности Цымбалюк был большим мэром, чем мэр Кляйн. Он работал в администрации за себя и за того парня. Теперь, за год до выборов томского градоначальника у Кляйна есть время убедить город в том, что мэр этого города именно он.

Редакция новостей
Полная версия