20 ноября 2017 11:43Прочтений: 9248В Томске, ТВМИ, Епархия, Органный зал, Ростислав

Богу — богово?

Процесс передачи Православной церкви зданий, в которых раньше размещались храмы, начался не сегодня. Но когда действующих храмов в Томске были единицы, события уровня восстановление из руин Богоявленского собора и семинарии воспринимались положительно.

Новая волна захлестнула Россию после принятия в 2010 году Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». К слову, этим законом воспользовались и представители других конфессий, хотя и не так активно. Так, только за прошлый год в Росимущество поступило 214 заявлений от религиозных организаций о передаче им различных объектов. Из них 90 % отправили представители Русской православной церкви. В итоге в 2016 году Церкви передали 133 объекта по всей стране.

Однако сегодня каждая передача недвижимости религиозной организации вызывает бурные дискуссии. Казалось бы, что изменилось? Почему тот процесс, который раньше воспринимался как естественный, теперь вызывает волну возмущения даже у людей верующих?

Прежде всего, раньше возвращали именно храмы. Сегодня список помещений, на которые претендует церковь, пополнился церковно-приходскими школами, духовными училищами, трапезными, домами священнослужителей и другими учреждениями.

Именно к таким зданиям относятся все объекты, на которые за последний год замахнулся томский владыка Ростислав. Да и церкви они принадлежали совсем недолго. Например, здание духовной семинарии на Никитина, 8, строение 4 и 5, было построено в 1899 году по благословению митрополита Макария. Уже в марте 1920 года семинарский комплекс был реквизирован, его помещения поочередно передавались военным организациям. Последним стал Томский военно-медицинский институт.

Здание по проспекту Кирова, 49, принадлежало церкви в течение еще меньшего временного отрезка. Женское епархиальное училище располагалось в нем с начала XX века. С советских лет это здание занимал Томский военно-медицинский институт, который несколько лет назад закрылся.

Но если по поводу этих помещений, которые сегодня находятся в запущенном состоянии и неопределенном статусе, еще возможны споры, то последняя претензия владыки — на здание, где ныне располагается органный зал, — вызывает просто шквал вопросов.

Дом, расположенный на пересечении проспектов Фрунзе и Ленина, был построен архитектором Александром Петровичем Деевым в 1838-1842 годах специально для известного томского золотопромышленника Ивана Дмитриевича Асташева — человека светского. После его смерти сын, постоянно проживавший в столице, решил продать дом духовному ведомству для размещения Архиерейского дома. После этого одно из двухэтажных каменных сооружений усадьбы Асташева, находящихся в глубине, было перестроено в домовую архиерейскую церковь.

Однако это здание сегодня не пустует. Напротив, в нем расположено сразу два важных объекта культуры — краеведческий музей и малый зал филармонии, в котором размещается орган. Если учесть, что сфера культуры у нас финансируется по остаточному принципу, заявление Митрополита Томского и Асиновского о том, что «в будущем Томск сможет позволить себе построить для органного зала отдельное помещение, чтобы в нынешнем зале был восстановлен храм», звучит кощунственно.

При этом у православной церкви в Томской области множество объектов, которые нуждаются в реконструкции. Это не только многострадальный храм Петра и Павла в Нагорном Иштане, но и хозяйственные постройки на территории некоторых действующих храмов областного центра. Кстати, если привести их в порядок, или построить на их месте новые — они вполне смогут вместить ту же православную гимназию, за которую так ратует епархия (противникам этого факта стоит знать, что католическая гимназия в Томске работает уже давно, правда не в отдельном здании в центре Томска, а при католическом костеле).

Что касается строительства новых церквей и часовен. Те храмы, которые сегодня уже восстановлены в историческом центре, вполне удовлетворяют потребности прихожан. Если и строить новые религиозные объекты, то в новых микрорайонах. Почему бы не показать пример строителям, как надо опережающими темпами строить объекты социальной инфраструктуры? А если при этих новых церквях еще и детские и молодежные клубы организовывать, то еще и закроется проблема досуга детей из небогатых семей.

Частично может решиться и еще одна проблема, с которой сталкивается православие: меньше людей пойдет к протестантам. Ведь немало томичей, крещенных в православных храмах идут к баптистам, пятидесятникам и представителям других течений протестантизма лишь потому, что их дома молитвы расположены в шаговой доступности, а уровень образования не позволяет уловить разницу: ведь бог, которому молятся представители всех ветвей христианства — один. Это подтверждает опыт открытия храмов при больницах, расположенных на окраинах города (ОКБ и Томская клиническая психиатрическая больница): на воскресных службах, которые там проводятся, пусто не бывает.

В Православии есть множество замечательных светлых людей. Среди священнослужителей огромное количество искренне верующих, которые становятся духовными наставниками для своей паствы. Но общая политика церкви, которая проводится сегодня, способна скорее оттолкнуть, чем привлечь новых прихожан в лоно православия.

Редакция новостей
Полная версия