25 октября 2017 13:43Прочтений: 5398В Томске, Деревянное зодчество, Памятники

Беспризорное зодчество Томска

В последние годы практически ни один круглый стол с участием чиновников на тему сохранения культурно-исторического наследия не проходит без упоминания «списка-701» — объектов деревянного зодчества в Томске, подлежащих сохранению, в отношении которых установлен особый правовой режим.

Эксперты и общественники «ломают копья», обсуждая размер списка: одни настаивают на его сокращении и приводят доводы об отсутствии средств для сохранения и поддержания в надлежащем состоянии деревянных домов. Другие, указывая на уникальность этих строений и грозящую утрату идентичности Томска, говорят о необходимости увеличения списка как минимум вдвое.

И пока идет этот спор, кое-кто своим бездействием, а иногда и действиями способствует разрушению и уничтожению даже тех объектов, что внесены в пресловутый список.

По данным администрации, всего в историческом центре чуть более трех тысяч деревянных домов. Из них порядка 320 — рядовая деревянная застройка, 189 — памятники, 512 — объекты ценной исторической среды и фоновой застройки. При этом более 550 объектов представляют муниципальный жилищный фонд. И конечно, в первую очередь усилия мэрии направлены на сохранение этого фонда. А вот частные собственники предоставлены сами себе. Что называется, спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Эти дома мало интересуют мэрию. Должностные лица не видят даже возможности устранения возникших аварийных ситуаций на этих объектах. Объясняют — бюджет не предусматривает выделения средств на объекты, находящиеся в частной собственности.

Но самое интересное: там, где владельцы не провели межевые работы по образованию земельного участка под жилым домом, примыкающие к нему строения, образующие усадебный комплекс, признают бесхозным имуществом. А на него не могут быть выделены средства из программы «Сохранение деревянного зодчества», равно как и средства из фонда ЧС. Именно это произошло со столетними воротами по улице Октябрьской, 39, представляющими архитектурную ценность по заключению специалистов областного комитета по охране объектов культурного наследия.

До недавнего времени ворота в «списке-701» числились отдельной строкой. Но их ветхое состояние представляло угрозу для жизни окружающих и прежде всего детей, ведь рядом расположены две школы. Надо отдать должное замумэра Цымбалюку. Он не согласился с позицией председателя комитета по сохранению наследия и поставил на обращении граждан резолюцию о выделении средств для демонтажа аварийных ворот из фонда ЧС.

Правда, оно осталось не выполненным. И когда после августовского урагана ворота практически упали, аварийные службы города на обращение не отреагировали и на адрес не прибыли. Можно сказать, с риском для жизни демонтировать ворота помогли волонтеры.

Аналогичный случай произошел и в Татарской слободе, на улице Горького, 18. Когда завалившийся на жилой дом тополь убрали только после того, как ситуацией занялся следственный комитет…

Но этим дело не ограничивается. Устали взывать о помощи жители домов-памятников регионального значения по улице Татарской, 31, и 31/1, по проспекту Ленина, 56. Самый старый деревянный дом по улице Октябрьской, 71, с воротами, стоящий на госохране, стремительно гибнет.


Дом по Октябрьской, 71, Мария Бокова

В июне пострадал при пожаре дом на Мамонтова, 5а. Его ремонт жители начали собственными силами, восстановлена обрешетка обгоревшей крыши, проведены работы по консервации объекта. В жилые помещения огонь не проник и они от пожара не пострадали, остались целы несущие конструкции, и бутовый фундамент спокойно простоит очередную сотню лет. Однако, по рассказам жильцов, строители уже предлагают собственникам рассмотреть «возможные варианты». А представители муниципальных структур буквально «рвутся» на обследование дома и готовы провести экспертизу, как предполагают люди, с целью признания дома аварийным и подлежащим сносу. Местечко то лакомое! Тут и частная собственность не помеха!


Дом на Мамонтова, 5а, Мария Бокова

Со слов соседей, по странному стечению обстоятельств одна из квартир была продана незадолго до пожара некоей гражданке Новожиловой, обратившейся с заявлением в межведомственную комиссию, но эту женщину никто ни разу не видел. Да и заявление в райадминистрацию принесла прежняя владелица квартиры сгоревшего дома…

Тем временем соседям новоиспеченной владелицы от чиновников мэрии поступают советы не препятствовать признанию квартир аварийными, а затем просто выкупить их через торги! Вопрос: выкупить у кого? Все квартиры в доме давно приватизированы, муниципалитет не имеет к этому дому никакого отношения. Так в связи с чем такая забота об интересах частного лица?

Между тем жители муниципального дома по улице Октябрьской, 69, устали писать обращения о необходимости ремонта крыши. И я помню, как на личном приеме тогда еще первый заммэра Паршуто обещал выделить средства из фонда ЧС для ее ремонта. Но...

Перечень проблемных домов из «списка-701» можно продолжать, причем среди этих домов есть и многоквартирники с долей муниципалитета, и частные дома.

Так что же является определяющим фактором при выборе очередного объекта для ремонта? Нашлись же средства и немалые, почти 12 миллионов рублей, на неоднократный (или затянувшийся?) ремонт многоквартирного дома по переулку Нечевскому, 19. Хотя он памятником не является. Как и дом на улице Студенческой, 29, обеспечивающий после ремонта отличный вид из окна жильцам окружающих панельных и кирпичных многоквартирников.


Дом на Студенческой, 29, Павел Рыскаленко

То же самое с домами по улицам Трифонова, 10, Войкова, 10, и 12, — список можно продолжить. И, как отмечал при очередном объезде отремонтированных деревянных домов депутат гордумы Петров, «внешний вид этих строений, их внутреннее благоустройство и коммунальные удобства позволяют памятникам деревянного зодчества конкурировать даже с новостройками».


Дом на Войкова, 12, Роман Петрушин

Думаю, как-то даже неприлично не знать депутату о статусе отремонтированных домов. А также о том, что в большинстве своем, после затраченных на ремонт десятков миллионов, дома эти утратили свой первоначальный исторический облик…

Считаю, имеется основание для проверки прокуратуры на предмет того, как изыскивались и расходовались бюджетные средства на ремонт деревянных домов фоновой застройки и даже ценной среды, в то время, когда памятникам внимания не уделялось вовсе. Кто объяснит, как работает и в чем заключается особый правовой режим, установленный для объектов из «списка-701» решением думы Томска № 944? О чем заботятся чиновники, когда доказывают нам необходимость «удержать» без изменений этот документ?

Не столь посвященным гражданам трудно понять, в чем же заключается ценность указанных выше документов. Представляется, что список носит декларативный характер. Никакой практической пользы от него нет, никаких правовых последствий он не порождает. Ни фоновую застройку, ни объекты ценной среды, ни даже памятники список не спасает без наличия к этому воли чиновников.

«Добрая воля» губернатора, направленная на сохранение объектов деревянного зодчества и выраженная в постановлении о запрете строить жилье на месте сгоревших деревянных домов, также представляется весьма сомнительной. Поскольку сохраняется возможность строить на этом месте гостиницы, офисы и прочие объекты «социальной» инфраструктуры. И как говорят некоторые горожане, через эти «понты» создается видимость благополучия и активной работы мэрии по сохранению объектов деревянного зодчества.

Впрочем, приемы иллюзиона давно и широко используются не только некоторыми чиновниками мэрии, но и приближенными к ним общественниками. А реальность такова: власти отказываются ставить на учет в качестве памятников муниципального значения объекты деревянного зодчества, считая их обузой и препятствием в развитии города. Однако именно этот статус мог бы обеспечить реальную защиту многим деревянным домам.

Так кому выгодно выдавать желаемое за действительное, втягивая экспертов и общественность в бесполезные дискуссии о численности объектов в «списке-701», отвлекая от главного — отсутствия документа, реально обеспечивающего защиту объектов деревянного зодчества в Томске? Вот и стоят деревянные дома, словно беспризорники…

Полагаю, гордуме давно пора проработать вопрос о порядке и правилах эксплуатации и ремонта объектов деревянного зодчества из «списка-701», предусмотрев запрет на изменение их исторического облика и ответственность за причинение вреда в процессе ремонта и эксплуатации. Провести ревизию «списка-701» и наконец установить контроль не только за целевым использованием выделяемых на ремонт средств, но и за сметной стоимостью ремонтных работ, а также за их качеством.

В противном случае в борьбе с «беспризорностью» историческая застройка погибнет, Томск окончательно потеряет свою истинную красоту и превратится в пустую матрешку с крашенными щеками…

Редакция новостей
Полная версия